Вчера по первому российскому каналу показывали "Собибор". Заставил себя посмотреть, заранее морщась от брезгливого отвращения. Однако... Критики - еврейские патриоты, были к нему слишком суровы... Конечно, если смотреть на фильм, как на "освещение исторических событий", то он никуда не годится, и Хабенский (как актер в этом фильме) ну не в жилу, не пришей кобыле хвост, ни к селу, ни к городу, ни в любовь, ни в Красную Армию, и к Катастрофе все это, тоже не имеет особого отношения, кроме "сюжетных деталей", я и сам, где-то треть фильма смотрел и плевался, и мужественно, почти мучительным усилием заставлял себя смотреть дальше, но вдруг, на каком-то этапе все "внешние" детали исчезли, я увидел фильм-символ, символ еврейской жизни, еврейской судьбы вообще (Бог с ней, с Катастрофой, хотя и она - часть этой Судьбы). В фильме - чего нет ни в одном другом фильме о Катастрофе - обвинение евреев в антигероизме, в неумении "грызть глотки", какой-то к этому внутренней (или благоприобретенной) неприспособленности. Даже Герой, вождь восстания (представляю, как бы его изобразили в любом русском фильме о "героическом восстании"!), совсем на этого вождя не похож. И тут... может, стоит взять все слова против Хабенского обратно, и в этом герое - ни рыба ни мясо, может, как раз и вся суть фильма, ломающего стереотипы... И хотя утверждение в фильме "вы научили нас убивать", конечно, можно раскритиковать в пух и прах: конечно же, евреи умели и умеют убивать не хуже других, а, может, и лучше - не сейчас вспоминать историю их войн -, но повторяю, фильм символический, и он отливает в образы, пусть и невероятные "по жизни", смелые мысли и спорные утверждения. Меня, например, потрясла сцена крещения огнем (обливают водкой и поджигают), я вижу в ней - на что никто до сих пор не решался - обвинение всей христианской цивилизации, которая всю свою "славную" историю-культуру, принадлежностью к которой столь многие евреи и сегодня гордятся, только и мечтала, что крестить еврея, неизменно прибегая к насилию, причем самому невероятному по своей жестокости, да, крестили огнем, но так и не крестили! А когда евреям дали свободу приобщения к европейской культуре, они сами, изо всех сил побежали креститья, буквально или "косвено", побежали приобщаться к своим ненавистникам! А как они сегодня любят Германию! (Нет, это я не о том, что немцев надо вечно ненавидеть, а о том, что евреи слишком любят жить... Вот и герой фильма, в ответ на заявление, что "мы должны выжить, чтобы отомстить", отвечает: "вы хотите просто выжить". Стремление выжить любой ценой - это принципиальный антигероизм в античном смысле этого слова. И здесь столкновение цивилизаций, героической-языческой (только прикрывшейся "христианством"), и иудейской, и фильм - символ этого столкновения, и в этом смысле - истории европейской культуры. И даже вроде бы нелепая (в смысле реальности) сцена "гонки", когда евреев впрягают в импровизированные колесницы и забивают плетьми до изнеможения, а потом "загнанных лошадей пристреливают" (был такой фильм) - это сильнейшая сцена в этой системе символов. Сравните с глупым фильмом (включая римейк) про великого героя Бен Хура (Гура), который на колеснице побеждает всех античных-языческих-великих-жестоких героев! Вот это - предел "сдачи" своей культуры на милость победителя, предел ничтожества еврейского Голливуда. У Хабенского этой ерунды не происходит, здесь терпят до конца. И восстание вспыхивает как-то неорганизованно, и даже оружие не смогли или не сумели использовать, только бежали, финал фильма - бегство, бегство от той цивилизации, которую построила великая европейская культура... Нет, скажу: молодец Хабенский. Или, если просто и скромно: мне понравилось.