Случайно посмотрел по израильскому ТВ интересный фильм «Познание плоти», переводят и как «Плотская любовь». Это американский фильм 1971 года, и он показался мне настолько интересным – моя тема! – , что заглянул в Википедию. Вот имена его основных участников: режиссер и продюсер Майк Никольс, его сопродюсер Джо Левин, сценарист Жюль Файфер, в главных ролях Артур Гарфанкель из знаменитого дуэта бардов Саймон и Гарфанкель, ну и Джек Никольсон, как выяснилось, любимый актер Никольса, участник многих его фильмов. А не слишком ли много евреев среди авторов, невольно подумал я, ну, кроме Никольсона, но это – актер. А кто такой Никольс, почему не в армии? Оказалось, что это псевдоним Михаила Пешковского – из той же, панимаш, компании, да еще с русскими корнями! Более того, оказывается, он автор и другого замечательного фильма «Выпускник» с Дастиным Хоффманом (помните песенку "Битлс" «Миссис Робинсон»?), причем на ту же тему, то есть автор, можно сказать, классический для американского и мирового кино («Кто боится Вирджинии Вульф» – его первый фильм!»). Я не зря привожу эти подробности и не случайно так напираю на этническое происхождение авторов, оно, на мой взгляд, «играет роль», причем «культурную»! Итак, фильм о любви. Что есть любовь, ни больше, ни меньше. Вернее так: не в сексе дело. Есть нечто иное. Какая-то иная, и неразрывная, и необъяснимая связь. Но в наше время (опосля Фрейда), в наше рациональное время принято ею не только пренебрегать, но и вовсе отрицать ее существование. Что там, мол, не городи, а все «базируется» на половом влечении, ну как иначе. Этот спор немного сродни спору «есть ли Бог». Ну, в самом-то деле, ну при нашем-то развитии науки, ну какие там «тайны». Тайны – это те области, где наука еще как следует не пошуровала. Вот и «любовь» тоже. Все объясняется воспитанием, культурными кодами, ну и половым влечением, разумеется, величиной сугубо объективной, даже научно измеряемой. Даже управляемой всякими там таблетками. Греки древние знавали любовные страсти, но то были страсти тела, ничего божественного, таинственного. И боги их, входившие к земным женщинам, входили к ним не за тайнами. А вот иудейский Бог произвола и сам – тайна, и любовь его к человеку – тайна, и любовь человека к нему – тайна, а стало быть и в любви между людьми все не так однозначно. И эта тайна любви перекочевала в христианство, особенно пленив русских писателей и поэтов – русское православие ближе всего к первоначальному христианству (так что я не зря отслеживал российские корни). И как Лев Исаакович Шестов-Шварцман восстал посреди радикально рационализирующейся России против рацио, против разума, а на самом деле против рабства регламентации «по научным законам», поднялся за Бога произвола, никаким законам не подчиняющегося, и за людей, верящих в его тайны (то был глас вопиющего в пустыне), так и Миша Пешковский заговорил о тайне любви посреди американского царства Разума, превратившегося сегодня в безумие политкорректности. Что и требовалось доказать: разум, ложно понятый, как абсолютная власть регламента и расчета, становится рабством, и любви в этом мире нет места.

      Содержание фильма такое. Два друга, Гарфункель и Никольсон (студенты колледжа), один застенчивый, другой разбитной, влюбляются в девушку-студентку. Разбитной уступает ее другу, не показав вида, что влюблен (западло). Застенчивый (Гарфункель) по-юношески долго и неуверенно за ней ухаживает, докладывая своему разбитному другу обо всех этапах продвижения романа (дала себя поцеловать, дала положить руку на грудь и т.д.), а тот его высмеивает и снабжает инструкциями по дальнейшему и решительному продвижению к заветной цели. На каком-то этапе он не выдерживает роли наблюдателя-инструктора и тайно, в обход друга, знакомится с девушкой, его гораздо более энергичный и целеустремленный напор быстро приносит свои плоды, она ему отдается. Причем уже знает, что ее ухажеры – закадычные друзья. Затем и застенчивый добивается своего, уговорами, просьбами и признаниями в любви. Разбитной начинает ревновать, требует, что бы она рассказала другу об их связи (сам не решается), в результате девушка делает выбор в пользу застенчивого, он говорит, что любит, а разбитной не признается… Дальше повествование в фильме отмеривает года и десятилетия, у скромного обычная семейная жизнь, дети, с женой отчуждение, все надоело, разбитной пошел по рукам, в итоге оба оказываются у разбитого корыта. Тайная, невидимая и неразрывная связи в этом фильме только одна, между разбитным и девушкой, причем самим героям она не только не ясна с самого начала, но они не осознают ее и в дальнейшем, хотя чувствуют, но не реализовавшаяся взаимность этого чувства ломает обоим жизнь. «Выпускник» о том же, но там герой, Дастин Хоффман, оказался более решительным и в понимании ситуации, и в своих поступках, так что финал оптимистический, герои соединяются.

      Фильм есть в сети, рекомендую.