Все записи
18:18  /  13.06.19

1477просмотров

Революция достоинства

+T -
Поделиться:

      Последние события в России, связанные с «делом Голунова», -  важный момент  ее политической жизни, однако мое собственное местоположение «вне игры» и установки на «невмешательство» мешают мне в подобных случаях излагать свои соображения. Но кипит кровь, кипит, когда громилы в черном «свинчивают» беззащитных и мирных граждан, гуляющих по улицам в день национального праздника «Дня России» (вот тебе, бабушка и Юрьев день), забрасывают «за руки – за ноги» интеллигентного старика в клетку автозака или по асфальту тащат за волосы девушку… Конечно, позиции «вне игры» не бывает, все что происходит в этом мире борьбы, касается всех, к тому же я люблю анализировать перепития политической борьбы, и в Израиле и везде, как открытые проявления жизни. Да, патамос, война, – отец всему говорил Гераклит Темный, а политическая борьба – самый открытый и наглядный вид борьбы, хотя и тут люди стыдливо прячут свои истинные мотивы. В общем, имею я право посмотреть и порассуждать об этих событиях со стороны? Объективно? Попробую. И, честно говоря, всякие комментарии российских участников и наблюдателей своей невнятностью просто провоцируют…    

      Напрямую подвинуло меня «взяться за перо» заметка уважаемой Анны Квиринг в «Снобе», где она предлагает не обольщаться «успехом» – освобождением Голунова. С этим спорить не буду: обольщаться не приходится. Но вот Анна Квиринг пишет, что освобождение Голунова произошло, потому что «властям оказалось ВЫГОДНО именно на этот раз повести себя именно так: продемонстрировать всему вскипевшему журналистскому сообществу, что у нас как бы существует честное следствие и вся правоохранительная система … ошибки исправляет, виновных наказывает (пока это под вопросом, но, надеюсь, скоро увидим). И вся страна, и весь мир в итоге любуются: ах, какое чудесное в России правосудие, и какое славное и влиятельное гражданское общество, и как сильна свобода слова!» Я не думаю, что кто-то на Руси или «в мире» в результате этого акта залюбуется российским правосудием, тем более, что автор тут же описывает разгон антиправительственного гуляния по центру Москвы. Но дело не в этом: я не согласен с «выгодностью» для Власти освобождения Голунова. Не согласен и с общим «выводом» Анны Квиринг, что «спасти» может только демократия: «чтобы власть на деле, а не на словах прислушивалась к гражданам – власть должна быть избираема гражданами». Это похоже на веру во второе пришествие мессии: вот когда у нас будет демократия, вот когда у нас будут независимые суды, вот тогда и заживем! А кто же должен предоставить народу «демократию»? Оказывается – сама Власть! Вот и Анна Квиринг по сути обращается к Власти, она видит задачу «протестов» в том, «чтобы власть на деле, а не на словах прислушивалась к гражданам». Выйди на крылечко, батюшка-Власть, прислушайся ради всего святого к народу. И получается, как в старом русском анекдоте: собрались мужики у дома барина, шумят, ну вышел барин на крыльцо, яблоко жует: «Чего вам?» «Чего-чего, - отвечают мужики. – Да ничего, вот чего». И разошлись.

      Так вот, не демократия ключ к чувству собственного достоинства, а непоколебимое чувство собственного достоинства – ключ к демократии. Демократия возникла в общинах свободных воинов, когда основные вопросы решались на общем собрании, куда каждый приходил с оружием. Оружие в руках гражданина-воина, равное оружию соседа и командира – вот залог достоинства и уважения к нему со стороны вышестоящих товарищей и основа демократии. Это равенство достоинств сохранялось в среде рыцарей вплоть до исчезновения аристократического класса в Европе… Если бы люди расхаживали по Москве с оружием, как дворяне по Парижу со шпагами, всякие жлобские радости таскания за волосы беззащитных были бы невозможны. Потому что любое оскорбление дворянина означает для оскорбителя смертельный риск дуэли. Демократия начинается с равенства чести. Большинство дворянского класса в России не поддержали восстание декабристов, но почти все без исключения осудили царя за казнь дворян через повешенье. И это русское дворянство, только понахватавшееся «немецких манер», а по сути оставшееся прослойкой обласканных властью холопов. Уж так «исторически сложилось», что власть в России относится к народу и стране как к завоеванным и покоренным. Так произошло в самом начале русской истории, и так было и на всех ее поворотах: страну «поворачивала» Власть. Поворачивала как страну завоеванную куда хотела и таким образом, чтобы отбиться от других потенциальных посягателей на добычу, на овладение этой территорией и народом (если надо, шла на Запад, как Петр Великий, а если надо – уползала в бункер).

      Достоинство никто не принесет на блюдечке, и даже на штыках («Запад нам поможет»). Достоинство приходит с историей борьбы за достоинство, с этим мучительным и рискованным самовоспитанием – куда легче отказаться от чести и плыть по течению. И хорошо тем, кому оно достается по рождению в культуре, где достоинство и честь – основа существования: это вы сами, нет достоинства, нет и вас. Но если надо пробиваться к его обладанию самому, это героический путь. И можно только прослезиться от умиления и гордости за Человека, когда видишь вышедшую на улицы российскую молодежь, беспомощную и безоружную, но в хрупкой броне собственно достоинства, готового к героической жертвенности. Но страна и народ не с ними, да что там «страна», и интеллигенция далеко не вся с ними. Как раз в то время, что бугаи в черных мундирах винтили на улицах всех, кто попадался под руку, интеллигенция, совсем рядом, получала из рук вождя награды за достижения в области науки и культуры. Очевидно, это не были деятели культуры человеческого достоинства, отнюдь, это были деятели культуры «нет, я не льстец, когда царю хвалу свободную слагаю: я смело чувства выражаю», деятели культуры «мы врага бы на рога бы, только шкура дорога, да и рога нынче тоже не дешевы».  

      Но все-таки люди вышли на улицу, хотя некоторые трусливые или приласканные интеллигушки заахли – ну зачем, ведь «его» уже отпустили, мы своего добились, зачем же дразнить гусей зря. Все-таки люди, сбившись в робкие кучки, осмелились высказать свое возмущение – нет, не только и не столько тем, что посадили невинного, а тем, что их – всех! – Власть считает холопами, трусливыми и покорными. Они вышли сказать: мы – не рабы, рабы – не мы. Меня особенно впечатлила девушка, которая пошла на церемонию награждения (прикормления) деятелей науки и культуры в майке восставших. Пошла в стан той самой всесильной и презирающей людей Власти, сказать ей в лицо – ты не всесильна. Ты можешь отнять свободу и жизнь, но внутреннюю свободу и достоинство ты не отнимешь. Это поступок, достойный древнего республиканского Рима.

      И Власти вовсе НЕ ВЫГОДНО было выпускать Голунова. Выгодно разве что в том узком  смысле, что таким образом она рассчитывала избежать еще больших неприятностей и не хотела омрачать свой праздник ласки послушных, праздник своей великой к ним милости с раздачей наград и привелегий. Но освобождение журналиста - тяжелое поражение Власти, свидетельство ее внутренней немощи. Ведь не зря считают на Руси, что власть под давлением только ужесточается. Беспощадность – великий принцип авторитарной власти. И дело тут не в жестокости, а в необходимости (она всегда жестока): любая уступка давлению снизу расшатывает хрупкое здание Авторитета, уступка – означает слабость. Поэтому главный принцип Власти – не уступать: начнешь уступать-отступать и неизвестно где окажешься, тем более, что где-то все равно придется остановиться, или тебя сметут. Неуступчивость и есть главная слабость Власти, даже если она это сознает. Но она не может стать гибкой, это не в ее природе. Она должна стоять насмерть. Отсюда и этот бессмысленный разгул черных мундиров по ничтожному поводу «несанкционированности» - да, это главное проявление слабости, но оно вовсе не бессмысленно. Власть как огня боится достоинства граждан, поэтому так и старается его растоптать. А сила Власти в неопределенности и неоформленности народного возмущения. Все, что на поверхности – под контролем. А другого пока нет.

Комментировать Всего 25 комментариев

Дорогой Наум, для начала я очень рада, что "раздразнила" Вас :) а то Вы всё больше по фейсбукам да по Островам :) Кстати, к перепосту своей заметки на Остров я сделала ремарку: "Всё как бы тривиально, но мне показалось, что это должно быть сказано.". Оказывается, не так уж тривиально, а даже спорно.

Я понимаю, что здесь не только я "виновата", а также "текущие события", к которым трудно оставаться равнодушным. И я благодарна Вам за Ваш взгляд на эти события - взгляд, в первую очередь ориентированный по ценностям. Это редкость по нынешним временам, спасибо за напоминание. И я думаю, Вы правы в главном: сильный человек стремится жить в том мире, в котором он хочет жить - и старается здесь и сейчас жить по правилам своего мира. Как Вы пишете: " И можно только прослезиться от умиления и гордости за Человека, когда видишь вышедшую на улицы российскую молодежь, беспомощную и безоружную, но в хрупкой броне собственного достоинства"...

Как ни приятно с Вами соглашаться, но всё же придется и противоречить. Причем на том же "базовом" уровне.

Вы пишете: "Власть как огня боится достоинства граждан" - почему Вы так думаете? Власть существует в другом измерении - там, где признается только сила. "Достоинство гражданина" никак не помешает Власти взять этого гражданина за руки-за ноги и закинуть в автозак - что мы вчера и наблюдали. Более того: мы же знаем российскую историю. Целый класс аристократии - те, кому, как Вы пишете, "кому оно достается по рождению в культуре, где достоинство и честь – основа существования". Это совершенное, кристальное достоинство как-то помешало этим людям сгинуть в битвах гражданской, а тем, кто выжил - обратиться в лагерную пыль?

Вы пишете: " И Власти вовсе НЕ ВЫГОДНО было выпускать Голунова.(...) освобождение журналиста - тяжелое поражение Власти, свидетельство ее внутренней немощи." - но дело в том, что Голунов НЕ БЫЛ противником власти. Некто из "фигурантов" его расследований решил воспользоваться "властным ресурсом", договорился с полицейскими. По сути, "власть" в данном случае была ИСПОЛЬЗОВАНА. И совсем не удивительно, что такое "использование" было решено "отыграть назад". И заодно явить всем - внутри страны и снаружи - торжество и беспристрастность российского правосудия. А будь Голунов фигурой уровня Ходорковского, Немцова или Навального - расклад был бы совсем другим.

Вы пишете: " Я не думаю, что кто-то на Руси или «в мире» в результате этого акта залюбуется российским правосудием, тем более, что автор тут же описывает разгон антиправительственного гуляния по центру Москвы." - но это очень легко "отбивается": "гуляющие" нарушили закон, за что и пострадали. Законопослушным жителям нормальных стран такой аргумент должен быть понятен.

"А кто же должен предоставить народу «демократию»? Оказывается – сама Власть!" - а кто же ещё? ))) мы же с Вами здесь не призываем к свержению основ конституционного строя России (это у нас уголовное преступление). Изменения в законодательство у нас вносит законодательная власть.

"Вот и Анна Квиринг по сути обращается к Власти, она видит задачу «протестов» в том, «чтобы власть на деле, а не на словах прислушивалась к гражданам»." - это не задача протестов, это задача нормального государства - действовать в интересах и на благо своих граждан.

"Демократия возникла в общинах свободных воинов, когда основные вопросы решались на общем собрании, куда каждый приходил с оружием."- мы это проходили в 90-е, называлось "забить стрелку". С тех пор на кладбищах целые участки заняты могилами таких "свободных воинов". Демократия не в свободе владения оружием, а во взаимном уважении прав.

И последнее: Вы с самого начала восхищаетесь протестующими - за то, что они не побоялись выступить. Но есть и другие оценки их действий. Вот, например, Юлия Латынина, которую, кажется, никто не упрекал в трусости: Ссылка.

Дорогая Анна, с Вами всегда приятно спорить: очень организованно Вы представляете Ваши аргументы. В данном случае, поскольку замечаний много, я начну с "основного вопроса": как смотреть на данную, конкретную власть. Вы пишите о "конституционном строе", то есть о законно избраной власти. И тогда получается, что законы надо соблюдать, а кто не соблюдает, "законно" получит по шапке, а если "законная власть" что-то делает, по мнению граждан, "не так", то надо законным образом призвать ее к порядку, или, "поиграть в противоречия" внутри Власти, как-то ее перехитрить. Это т. ск. законопослушная линия. Но если относится к Власти, как некоторые представители интеллигенции, насколько я слышал по российскому ТВ (не по "федеральным каналам") - как к Завоевателю, Узурпатору и Угнетателю, то законопослушность в данном случае означает  "сотрудничество с Властью". Вот и весь расклад. 

" Вы пишете о "конституционном строе", то есть о законно избраной власти." 

- ну что Вы, дорогой Наум, ни в коем случае. Это просто термин из Уголовного кодекса: УК РФ Глава 29. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ОСНОВ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ И БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА - желающие могут ознакомиться, чего у нас нельзя.

"И тогда получается, что законы надо соблюдать"

- конечно, надо. Как минимум нельзя не чтить Уголовный Кодекс :)

"законопослушность в данном случае означает  "сотрудничество с Властью". "

- почему? "Законопослушность" = послушание, подчинение закону - и "сотрудничество" - это разные вещи. "Сотрудничество" предполагает наличие собственной активности, каких-то своих шагов и инициатив в рамках реализации проектов власти. "Подчинение" может быть и вынужденным (и таковым обычно является).

Кстати, протестующие тоже требовали не отмены Уголовного Кодекса или хотя бы 228 статьи, а - реформы этой статьи, позволяющей исключить злоупотребления.

Все это игры мышат с котом: а не соизволили бы Вы, господин Кот, поменять кое-какие параграфы Вашего высочайшего законодательства? В общем, пока все под контролем, и Вы по сути правы, полагая, что сила гражданского общества мышей не более чем сказка для мышей, может, сам Кот ее и придумал.

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Не знаю, Кот ли придумал эту сказку, но то, что Коту она удобна, это точно. Все проблемы можно списать на мышат: "это они сами так захотели" - жить так, как они живут. Некоторые даже утверждают, что мышата могут сменить Кота :) и не делают этого только потому, что Кота любят.

Да, в общем-то, так и получается, и так и есть по большому счету, что мышата виноваты, да и не виноваты вовсе, а живут, как нравится, или как  привыкли, и даже кота любят. А кому не нравится, это их проблемы. Поэтому так и восхищают те, что "вышли на площадь" (по словам Галича). Я еще в школе интересовался декабристами... Но русская культура их осудила, подняла на щит, как наше все, холопа и картежника, предателя собственной юности... Ведь в школе не учат, как при царе-косаре греческие и римские первоисточники, да и Радищева с Чаадаевым мало кто читал, это не мейстрим. В общем, претензии-то именно к культуре, но это другая тема, я только ее наметил.

Дорогой Наум, обратите внимание: опять Вы предлагаете мышатам сменить кота. Претензии к "мышиной культуре" в чём? Какие могут быть претензии к КУЛЬТУРЕ там, где решает СИЛА?

"Другая тема", на мой взгляд, могла бы быть в том, насколько сила может (в значении "способна") определять взаимодействие в современном обществе. Но я тоже эту тему "только наметила".

Все "соотношения сил" в обществе - вопрос соотношения культурных сил (кульутрных в широком смысле, не только про искусство речь). Культура России, в том виде, в котором она сложилась (да еще умиляются ее "величием"), обрекает ее на хождение по граблям. Долго ль еще нам ходить по гроба,/Как по грибы деревенская девка?..

Но разговор не о "соотношении сил в обществе", а об обыкновенной грубой физической ( и вооруженной) силе. И о промывке мозгов, превратившей людей в инструменты той же силы - "мобильное приложение" к дубинкам и автозакам. "Промывка мозгов" - не явление и не специфическое достижение российской культуры, и вряд ли имеет какое-то отношение к российской специфике.

Эту реплику поддерживают: Владимир Невейкин

Мы что-то потеряли нить разговора. И промывка мозгов, и всякие полицейские прелести, конечно же, отнюдь не специфическое достижение российской культуры, они кругом. А вот культура подчинения силе, преклонения перед силой... И не в том дело, что в других местах нет такого, но все дело в пропорция, соотношениях. Уверяю вас, что египетские полицейские не гуманней российских, и власть там тоже не миндальничает, и промывает, как следует, однако ж миллионы вышли на улицу...

"А вот культура подчинения силе, преклонения перед силой... " - а Вы полагаете, что силе есть дело до того, охотно ли ей подчиняются, "преклоняются" ли?

Миллионы в Египте вышли на улицу? - разве во имя "достоинства", а не ради практических целей? (Вы же имеете в виду 2011 год?)

Да силе-то нет дела, но мы (я) не силу обсуждаем, а непокорность, основанную прежде всего на чувстве чести. И кстати у арабов это чувство очень сильно развито, ничто так не выводит их из себя, как унижение, никакие практические цели. Это у них "в культуре". Впрочем, любые примеры - только иллюстрация, никак не доказательство...  

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

ничто так не выводит их из себя, как унижение, никакие практические цели.

- у них Мубарак 30 лет во власти сидел, и вдруг внезапно оказалось, что это было "унижением", и все встали на уши?

И что ЯВЛЯЕТСЯ унижением, а что СЧИТАЕТСЯ таковым в конкретной культуре? И не есть ли следование культурным стереотипам - наибольшее унижение, которому может подвергнуться мыслящий человек?

Следование кульутрынм стереотипам, это преданность традиции, никак не унижение. А когда "мыслящий человек" воображает себя выше традиции (он же "мыслящий"), то так происходят разрушения традиций, обществ и жизненных укладов. И вперед, задрав штаны за "прогрессом". Причем назад уже не вернешься, даже если захочешь... Что касается арабов, то вот что интересно: во многих считающихся примитивными обществах наряду с деспотизмом существует преувеличенное чувство личной (и семейной) чести, за которую люди готовы убивать и умирать. Возьмем тех же чеченцев... И что интересно: это те общества, где долго сохранялась традиция ношения личного оружия, общества воинов. Русское общество исторически было обществом пахарей, а воинами служили инаплеменные наемники, викинги, немцы и т.д.

Следование культурным стереотипам, это преданность традиции, никак не унижение.

- мне кажется, это в Вашей (личной) культурной традиции так, дорогой Наум. Почему "преданность традиции" не считается "унижением"? - ведь это тоже признание чужой "силы" (против чего Вы как будто возмущались), в данном случае - силы "традиции", превосходящей мою силу, ломающей меня.

Почему Вы убеждены, что противоположность "традиции" - непременно "прогресс"? И что плохого в "прогрессе"? - но это слишком длинный разговор. И я понимаю, что моих "почему" здесь хватит на отповедь в стиле "один дурак может задать столько вопросов, что и сто мудрецов не ответит")))

Ваши вопросы взрываются пучком, совсем как бергсоново "слово"... И на все я готов ответить, только вот боюсь, что никого наш разговор не интересует, хотя тема, мне кажется важной - культура. Она ведь в основе всего... Насчет "прогресса", то я имел в виду бездумную погоню за новшествами, такой "прогресс" просто отметает всякую традицию, как "пережиток". А "что есть прогресс" мы, конечно, с наскоку не разберем...

Теперь насчет "силы", "традиции" и "унижений". Не каждая сила унижает. Например, сила традиции. Да, она довлеет. И "подкрепляет" свое давление "силой коллектива", и тут могут быть перегибы насилия и унижений. И не забудем, что одна и та же сила одного унижает, а другого наполняет гордостью (например, Крым), общества неоднороды и именно в смысле разных традиций. Но сама по себе традиция, даже если ты с ней не согласен, никак не унижает, потому что культура в принципе не унижает, она "выше" этого. Другое дело, что может быть "культура униженния" (как есть "культура стыда", или "культура вины"), а вот принадлежность к такой культуре, на мой взгляд, унижает...

Но сама по себе традиция, даже если ты с ней не согласен, никак не унижает, потому что культура в принципе не унижает, она "выше" этого.

- если ты выбираешь, "согласен" ты или "не согласен", то это уже не традиция, это всего лишь твой личный выбор.

"Традиция" подразумевает именно слепое подчинение - потому что "так надо". И никаких "согласен или нет" не допускает, у тебя просто нет права что-то об этом думать, ты просто должен делать так, и всё. Для человека это не может не быть унизительно. Может быть легко и приятно - потому что освобождает от необходимости думать и решать.

Не могу согласиться с тем, что "традиция подразумевает слепое подчинение". Я вообще как бы подразумеваю людей самостоятельно думающих и действующих, уверяю вас - таких большинство среди любых культур и традиций. И если кто-то следует традиции, это не значит, что он это делает "слепо", "подчиняясь". Даже если Вы возьмете столь огнеупорную традицию, как иудаистическую, то вокруг нее всю историю велись и сейчас ведутся жесточайшие споры, и она с одной стороны частично и постепенно меняется, а с другой - возникают новые ветви традиции, целые учения, так Каббала, или Хасидизм, или Талмудизм, или Караимы (только Тора) выделились в особые учения и социальные объединения, некоторые ближе к условному "центру" традиции, некоторые дальше. То же и схристианством. Про ислам знаю мало, но и там изрядное многообразие, другое дело, что в исламе отход от "центра" карается особенно жестко...

Дорогой Наум, что же это за "традиция", которую каждый меняет под свои вкусы?

Да, в рамках "традиции" могут быть специальные люди, которые не дают ей совсем уж заржаветь и зачахнуть. Иногда предложенные изменения ведут к расколу. Но в любом случае, критически "по-своему" относиться к традиции, как правило, нельзя.

Ну вот это очень странный подход к традиции. Такое впечатление, что это понятие заряжено у Вас каким-то очень отрицательным зарядом, вот Вы пишите про каких-то "специальных людей, которые не дают ей совсем уж заржаветь и зачахнуть", то есть в Вашем представлении традиция это априорно нечто ржавое и чахнувшее. Я вижу традицию совершенно иначе, как вечно бьющий источник "живой воды". Кто-то когда-то отвалил камень от выхода и пошла вода. У нее образовалось русло, а потом оно разошлось на рукава-ручейки и т.д. Так, например, христианство это ручеек иудейской религиозной традиции, в него влились воды и других источников (античных, например) и превратили ручеек в мощнейший поток, текущий довольно далеко от первоначального истока, но это осталось частью традиции и, например, сегодня, в католическом мире происходит процесс своеобразного возвращения к иудейскому истоку (это, конечно, отдельный и большой разговор). Это я к тому, что традиция жива обновлением, но желательно свободным и естественным обновлением идей. Вот возьмем "русскую традицию", до хритианства она жила и развивалась в русле языческих представлений и культурных привычек, но христианизация не была естественным обновлением традиции, а была её сломом, а потом Петр сломал христианскую традицию. Сегодня Россия живет (в культурном плане) в очень эклектической смеси разных традиций: живы и языческие представления, есть большая струя православия, есть послепетровская "русская культура" от Державина до Бродского, которую в школе проходят, да и в ней есть "пригорки-ручейки", как говорил Хлестаков, и она жутко разная (от Жержавина до Бродского - диапазон!). Нет, традиция - это жизнь. Она, конечно, может заржаветь и зачахнуть, но традиции обычно не гибнут, они просто уходят в царство теней, вот скажем римская античная...

Дорогой Наум, нмв странный подход к традиции как раз у Вас, как-то слишком широко. "традиция жива обновлением" - я бы сказала, что это пример оксюморона... уж не тайный прогрессист ли Вы? :)))

Что такое "традиция" в моем понимании? Это: (1) свод правил поведения (социальных алгоритмов), и (2) обоснование этих правил: почему нужно придерживаться именно их.

Наиболее точно соответствует определению, конечно, религиозная традиция (любой религии): "правила" прописаны в священных текстах и их трактовках, а "обоснование" - "данность свыше", истолкованная лучшими умами адептов.

Поэтому и обновление традиции чрезвычайно проблематично: взять хотя бы недавний пример с изменением текста "Отче наш": смысл изменения понятен, и трудно не согласиться, что предложенный вариант более соответствует смыслу, но кто-то упирается, не желая менять ни одной буквы...

В какую общую традицию можно включить Державина и Бродского - ума не приложу. Миры, в которых они жили, принципиально разные, никаких общих правил поведения не сохранилось. Даже чисто профессиональная поэтическая "традиция"-форма далеко не тождественна, и язык серьезно изменился.

Вообще-то надо попытаться договориться о понимании "традиции". Если мы по такому базисному понятию не согласимся, придется констатировать, что мы мыслим и действуем не "по понятиям", а по привычке или по наитию...

То что Вы изложили "по пунктам" (свод правил, обоснование) только часть (и небольшая) "культурной традиции". А она сама - это скорее свод "ценностей", чем свод правил. Да и социальная жизнь - не автомобильное движение на улицах, тут "свод правил" посложнее и постоянно обновляется, потому что "жизнь не стоит на месте". Я готов согласиться, что "обновление традиции проблематично", но оно же все время происходит, и Вы это подтверждаете и приводите пример с "Отче наш". Конечно, кто-то будет "упираться", в жизни много "векторов", среди них всегда есть "вектор пня" (шутка). Может, Вы просто в рамках данного разговора заняли для контраста позицию выделения важности "консерватизма" в любой традиции, а я, быть может и неожиданно для Вас, занял окоп "движения" (оксюморон). Но заметьте, я никогда не скажу "движения вперед", что подразумевает как бы "положительную оценку" направления, никто не знает глде перед и где назад (наверное, там где брошка, там перед), но жизнь - это движение, и любая традиция - это движение, пусть в русле, но и русла рек меняются с  ландшафтом... Вот и пример Державина и Бродского как раз подходит для обоснования разнообразия и "движухи" традиции: вроде бы какие разные, но ведь Вы не будет спорить, что оба принадлежат к традиции русского языка и литературы? А как же так? Значит она достаточно разнообразна и подвижна. Другой скажет: она эклектична и ласкутна, может, и так, вот тут и стоит поспорить, и такой спор будет часть определительной работы на тему что есть русская культура и ее традиция.

Дорогая Анна, у меня к Вам возник вопрос. Я только что посмотрел по "Дождю разговор Леонида Гозмана с Анной Немзер (от 13.6.), где они обсуждали разгон "марша Голунова", причем Гозман высказывал примерно такие же, как и я в статье, оценки, употребляя "мои" слова "достоинство", "холопы", но главное - повторяя мысль о том, что "они" ведут себя как на захваченной территории. Как Вы думаете, это просто сходство подхода, или он со статьей ознакомился? Это я не насчет авторских прав, а просто интересно... (Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется)

Дорогой Наум, как указано на сайте Дождя, время выхода передачи - 13.06 в 18.22 (прямой эфир), время выхода Вашего текста - 13.06 в 18.18, не думаю, что тут возможно "прямое знакомство" с Вашей статьей. Можно предположить сходство подхода, или то, что Вы и Леонид Гозман одинаково "считываете эфир".  Посмотреть передачу целиком я не могу, она только для подписчиков, поэтому не могу сказать точнее.

Да, Вы правы, по времени не совпадает... Спасибо, что проверили. А на самом деле все это "в воздухе"...

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина