Все записи
14:36  /  8.01.20

713просмотров

Вопрос к судам и прокурорам

+T -
Поделиться:

Вчера суд на Кипре признал английскую туристку виновной в ложном обвинении 12 израильских парней в групповом изнасиловании и присудил ей полгода тюрьмы (условно). У здания суда была демонстрация феминисток со всего мира, приехавших поддержать «бедную девушку», в том числе и большая делегация из Израиля. Представительницы феминисток утверждали, что приговор суда – результат сговора (сделки) между Кипром и Израилем (на днях был подписан договор между Израилем, Кипром и Грецией  о прокладке газопровода от израильского месторождения «Кит» в Европу). То есть, судебная система Кипра объявлена политизированной. Могу предположить, что если бы такой приговор вынес израильский суд, феминистки тоже посчитали бы его некой политической «сделкой», потому что они сами политизированы и солидарность в отношении к их политической повестке дня для них важнее, чем справедливость в конкретном случае (ведь их интересует общая несправедливость по отношению к женщинам). Впрочем, тут могли возникнуть разногласия, поскольку в «прогрессивном» сообществе принято считать, что суды некоторых стран политизированы (скажем, России, Турции, того же Кипра, я уж не говорю о странах «третьего мира»), и только суды в «западных демократиях» честные и независимые. Такой репутацией честного и независимого суда пользуется и израильская судебная система. Но возьмем известные случаи, когда израильский суд, вопреки всем юридическим принципам, освобождал осужденных преступников, террористов и убийц израильских граждан, по соглашению (сделке, сговору) с правительством, которое решило обменять этих преступников на тех или иных «нужных людей», причем этот обмен зачастую носил характер уступке политическому давлению оппозиции, как, скажем, в вопиющем случае обмена сотен террористов на пленного солдата Гилада Шалита, заснувшего на посту. Леваки вывели тогда на улицы тысячи демонстрантов, требующих любой ценой освободить «нашего бедного мальчика». Естественно, в этом требовании не было никакого «гуманизма», а было ясное желание любой ценой поставить правое правительство в «неудобное положение» (отказать, означало быть прославленным в левых СМИ в качестве жестокого зверя, отдавшего нашего бедного мальчика на растерзание врагам). Итак, израильский суд в определенных случаях открыто политизирован, и остается только один вопрос: в каких – да, а в каких – нет. Я даже не говорю о случае Натанияху, когда главу правительства отдают под суд по довольно, скажем так, слабым обвинениям, и такое решение трудно посчитать свободным от политических соображений. Но я о другом.

      Ложный навет, ложное обвинение во всех судах мира и по всем «принципам справедливости» является преступлением и подвержено уголовному наказанию, как в случае с английской туристской. Хотя вообще-то суды не любят осуждать доносчиков и ложных обвинителей (разве что в особо вопиющих случаях) и понятно почему: так можно напугать всех доносчиков, и многие преступления, расследование которых изначально базируются на доносах, окажутся нераскрытыми. Но я даже не об этом, а о том, что если ложное обвинение является преступлением, то как судебная система должна относиться к официально предъявленным прокуратурой обвинениям, которые на суде признаны необоснованными и обвиняемый признан невиновным? Бывают, конечно, случаи (они зафиксированы в решении суда), что вину трудно было доказать, а сомнительность доказательства суд берет в пользу обвиняемого, но бывают и случаи, когда вообще не найдено состава преступления, что также указано в решении суда. В таких случаях, если не привлечь к ответственности обвинителя, то получается игра в одни ворота: обвиняемый в любом случае пострадает, его доброе имя опорочено, карьера загублена, а обвинитель в любом случае в выигрыше (а то и с прибылью, если ему за ложное обвинение заплатили). Особенно безотказно этот механизм работает в случае обвинений политическим деятелям, как способ их устранения. Но разве суд, или иная, специально назначенная для этой цели юридическая инстанция, не должны провести расследование, а то и предъявить обвинение тем полицейским и прокурорам, которые пытались необоснованно обвинить человека? А в случае недоказанных обвинений политическим деятелям разве не должна быть создана правительственная комиссия по расследованию такого рода политических провокаций?