Все записи
20:15  /  16.02.20

782просмотра

Два новых фильма

+T -
Поделиться:

 

      Посмотрел оскароносный (он и еще кучу разных призов отхватил) фильм "Паразиты". Напомнил, особенно в сцене их "пира"  "Виридиану" Бунюэля, явная реминисценция, что корейскому режиссеру в плюс. И главный посыл фильма (как и "Виридианы"): страшна чернь, усевшаяся за господский стол. Крысы вылезают из подвалов и покушаются на хозяев, и если их обратно не загнать в подвалы, быть беде. Я бы назвал фильм не "Паразиты", а "Крысы", но тогда вся мировая слюнявая "критика" (вот уроды!) не смогла бы объявить фильм "направленным против социального неравенства" и не видать бы ему тогда никаких премий, как крысам своих ушей.

      Да, в фильме сталкиваются бедные и богатые. Но что интересно: богатые трудятся, добывая себе богатство, а «бедные» работу не ищут, но жалуются на бедность и безработицу, думая, как бы им богатеньких объегорить. Причем «бедняки» хитры, изобретательны, а молодежь и неплохо образована, а богатенькие – просто наивняк, как с другой планеты. Не мудрено, что бедняки обманом и подлостью захватывают дом, кормильца богатеньких в итоге даже  зарезали, и с домом им пришлось попрощаться. Как же богатенькие дошли до жизни такой, как оказались глупыми и беспомощными? Не намекают ли Пон Джун Хо, режиссер фильма, что виновата «неверная идеологическая установка»? Она же, как показывает рассказанная история, гибельна. Та установка, что раз бедный, значит несчастный, надо ему помочь, обогреть-приласкать, выказать уважение, ведь это мы виноваты, мы, богатые, довели их до жизни такой. Ну и, как говорит мудрая русская пословица, за что боролись, на то и напоролись.

      А вообще, как вещь, фильм сделан неплохо, но и не так чтобы уж, не сравнить с великим фильмом "1917". Смотрел со скукой. Только вот эта скрытая ядовитость против крыс и утешала-спасала.

 

      А вот картина "А потом мы танцевали" понравилась. Режиссер Леван Акин, грузин и гей, живущий в Швеции, поставил фильм, где главные герои – молодые танцоры грузинского национального танца, они учатся в балетном училище и готовятся к профессиональной карьере. Фильм "подается" как фильм о гомосексуальной любви в борьбе с жестко мужской традицией исполнения мужских партий в этом балете. Что-то вроде "порыва к свободе" из тюрьмы традиции. По этой теме я бы поспорил, но не хочется, потому что фильм о другом, я увидел фильм о молодости, почти ностальгический, с поэтическими кадрами осени, напомнившими "Листопад" Отара Иоселиани (он был тоже о молодости) о том, как вспыхивает и пожирает огнем влюбленность, о Грузии, без всякого патриотического пиетета, но все же – о покинутой Родине, и этот мотив неизбежности предстоящего расставания...      

      Что касается "общественного звучания", то так уж теперь повелось, что если ты не заявишь некую актуальную общественную тему, о тебе никто и слова не скажет, да и деньги на фильм не дадут, вот и получается (как и в "Паразитах"): режиссеры заявляют одну тему, а снимают совсем про другое, даже противоположное заявке, совсем как в старые добрые советские времена.  Вот и здесь, отношение к традиции неоднозначно, да, герой "рвется на свободу" (сексуальную в данном случае, поднятую на высоту противостояния культур), но в то же время очевидна ностальгия по темному прошлому, когда мужчины были мужчинами, носили газырь на груди и махали над головой шашками, гордо изгибаясь, когда мимо проплывала молодая красавица...