Все записи
11:20  /  6.12.20

430просмотров

Подражание Христу

+T -
Поделиться:

Мандельштам писал, что "христианское искусство... это бесконечно разнообразное в своих проявлениях "подражание Христу". Ну в смысле идеи жертвенности.

Терренс Малик – хороший режиссер («Древо жизни»), один из немногих современных режиссеров, который может считаться художником. Он работает над кадром, выстраивает визуальные ряды (некоторые даже сравнивают его с Тарковским, я бы не стал, но к "картинке" (кадру) он относится «с уважением»). Даром, что не американец, а из Ирана, причем из христианской семьи (говорят, из ассирийцев)... Фильм «Тайная жизнь» я смотрел с напряжением и большим интересом, благо, что и тема важнейшая, корневая, и зело актуальная: свобода воли подневольного человека и его борьба со «злом» и неволей. И «зло» в фильме неоспоримое – нацистская диктатура, оболванившая немцев и развязавшая мировую войну. Герой фильма, австрийский немец, крестьянин с альпийских предгорий, живет пасторальной жизнью: пашет землю, собирает урожаи, растит детей, все это на фоне великих гор вдалеке, как боги взирающих на простую и счастливую жизнь. Но пробил час, героя призывают на сборы, где, кроме прочего, обрабатывают идеологически, демонстрируя кинохроники славных побед немецкого оружия. Но он видит в них другое: разорение чужих стран и гибель мирных людей. И в нем вызревает решение не подчиниться этой машине гибели и несправедливости. Понимая, что таким решением он ставит под удар самых близких ему людей, он ищет поддержки, в том числе и у церкви (деревня католическая, и башня храма все время торчит на фоне гор, как еще один бог, созданный человеком). Но даже те, кто понимают его и не осуждают, не становятся на его сторону. Он – одинокий герой, готовый умереть, но не пойти на сотрудничество с машиной зла. Он даже не готов на разного рода компромиссы, которые ему предлагают, допустим, служить не в боевых частях, а в медицинских, чем не христианское дело), но он отвечает: «Но присягу Гитлеру я же должен принести», и отказываются. Раздраженные доброхоты объясняют ему, что это только слова, и никто не обращает на них внимания, но он стоит до конца. И его казнят за измену родине. Конечно, следишь с волнением за его борьбой и с жестокой «машиной», и с окружением, и с самим собой, и фильм оставляет глубокое впечатление, но все же, при всем при этом… – нет, почему-то не возникло у меня полное сочувствие герою и безраздельная с ним солидарность. А по отношению к создателю фильма закрались даже недоумение и досада. Дело в том, что основа неприятия зла героем, причем неприятия абсолютного, бескомпромиссного, почти воинствующего – его христианская вера. В том числе и вера в свободу воли. По сути, герой повторяет подвиг Христа, приносит себя в жертву. Я не могу избавиться от ощущения схематичности этого построения и даже – доктринерства во всем этом замысле. В самом деле: требует ли христианская вера такого жертвенного неприятия зла? И если да, то сразу же возникают философские вопросы «что есть зло», и соответственно вопросы житейские (еврейские?): неприятия любого «зла», любой несправедливости? А нет ли другого пути в борьбе со злом, быть может, более действенного (на то самое зло)? Может, стоило, если уж жертвовать жизнью, принять участие в чем-то более действенном, чем моральный пример, который, судя по фильму, никак и ни на кого не повлиял, во всяком случае, никак не повлиял на борьбу с этим злом, машина зла его перемолола и выплюнула кости. Или по христианской вере любое насилие в борьбе со злом есть такое же зло, и единственное оружие христианина – самоубийство? В фильме я не нашел ответов, хотя вопросы были заданы, может, от этого чувство неудовлетворения, даже раздражения (поматросил и бросил).

Комментировать Всего 6 комментариев
«А нет ли другого пути во борьбе со злом?»

Наум, впечатлило! Причём именно вопросы, сомнения...

Мне кажется, путей много. Но и путь этого героя имеет право на уважение.

Он вроде нашей Ирины Славиной. И белорусов-антилукашенковцев. Я за них...

Конечно, дорогая Светлана, на уважение, и даже преклонение. Но все же... Что мне мешает в концепции такого "протеста" я собственно высказал... Не люблю я щеки подставлять, то одну, то другую, не напасешься...

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко, Sergey Bogatyrev

«щеки подставлять»

Наум, человеческое поведение даёт образцы по всему спектру, от крайности до крайности.

Жертвенность - не такая уж редкая крайность. Это сильный ход. И добровольный выбор.

Для некоторых даже оставаться здесь, рискуя и продолжая сопротивление, - подвиг, те же Навальные... Волков, Милов, Кира Ярмыш, Дима Низовцев... На любого из них может напасть какой-нибудь отморозок, и ничего ему за это не будет.

Володю Кара-Мурзу младшего травили дважды. Быкова Дмитрия Львовича тоже могли не спасти - самолёт, отравление, кома... А он ещё после этого рискнул в третий раз папашей стать, сын у их с Катюшей. Бэпс:))

Анну Политковскую убили, Юрия Щекочихина, Старовойтову... Немцова. Такая битва добра со злом. Никому от судьбы не уйти. 

Да, дорогая Светлана, я все это знаю. Да... Возможно, Вы и правы. Т.е. мои "сомнения" при восприятии фильма не совсем адекватны... Но они возникли. И даже остались...

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

« мои "сомнения" при восприятии фильма не совсем адекватны... Но они возникли. И даже остались...»

А потому что на себя примеряем.

Я бы тоже так не смогла.

Конечно, всегда на себя примеряем