Все записи
22:13  /  14.02.21

498просмотров

"Ван Гоги", заметка о фильме

+T -
Поделиться:

Приятель посоветовал посмотреть «Ван Гоги»: Израиль показывают, и не просто «Израиль», а «наш» Бат Ям, а Серебряков еврея играет и говорит на иврите! Ну как не посмотреть. Однако, кроме того, что часть действия действительно происходит в Израиле и Серебряков, играющий главного героя, бойко говорит на иврите, а Ольбрыхский вставляет словечки на идиш, «про евреев», слава тебе Господи, ни гу-гу. (Если спросят, а почему «слава тебе Господи», то отвечу кратко и не «под запись»: надоели.) Вообще не «про евреев» фильм. Я «увидел» притчу с библейскими мотивами и замахом на богоборчество. Скажут: разве ж Библия – «не про евреев»? Так-то оно так, но вышло в итоге (после того, как она стала настольной книгой почти всего человечества), что это про человека вообще. Или человечество объевреилось. (Но это другая тема, и если я не прав, пусть старшие товарищи меня поправят.)

В краткой аннотации к фильму сказано: «После долгого пребывания за границей одинокий художник Марк возвращается к своему 79-летнему отцу, известному дирижёру. Дома Марк открывает для себя много нового, получает ответы на вопросы, не дававшие ему покоя всю жизнь». Во-первых, не «после долгого пребывания за границей», а после долгого проживания в Израиле, почувствуйте разницу. Во-вторых, не возвращается, а приезжает навестить старого отца, который живет в Риге (так кто из них "за границей"?). Отец по характеру «хозяин жизни», но болен и сильно сдал, хотя все еще дает концерты, энергичен и настроен по-боевому. А сын намерен покончить счеты с жизнью, и звонок отца буквально вынимает его из петли. Жизнь художника Марка Гинзбурга не заладилась изначально: мать, как он полагает (очевидно, по рассказам отца), после его рождения хотела его убить, вогнав в череп иголку, а затем бросила в младенческом возрасте. Иголка, кстати, «прижилась», и, как считают врачи, жизни не угрожает. А по жизни Марк веревочки вяжет: "скульптуры" из веревок, такие абстрактные куклы, с тех пор, как отец в детстве сделал ему куклу из веревки. Вяжет без особого успеха, зависит от отца и вообще в эту жизнь «не встроился».

      С первой же встречи между отцом и сыном вновь вспыхивают неугасимые пламена застарелых конфликтов и смертельных обид. Но отец быстро сдает, его настигает стремительно прогрессирующая деменция, а с нею беспомощность. И хотя за ним ухаживает женщина, с которой он живет, значительно моложе его, сын решает остаться с отцом в его последние дни. Но страсти ненависти-любви между ними только накаляются: то они готовы убить друг друга, то в слезах просят друг у друга прощения и клянутся в любви. Ненавидят, но жить друг без друга не могут. В итоге еще выясняется, что мать умерла при родах и убить сына, загнав ему иголку в мозг, хотел отец. Это очередная интерпретация взаимоотношений Бога и Человека, как Отца и Сына, интерпретация «жертвоприношения Авраама», когда "жертвоприношение" это на самом деле попытка убить сына. Такой обратный  «эдипов комплекс»… Но похоже, что смерть одного означает и смерть другого. Да, это старая тема, да, банальная, но какая впечатляющая коллизия! До сих пор мучительная. Ведь это о ней та самая Великая Книга, которая нас воспитала, и только теперь мы подходим к финалу этой истории, пришло время Книгу дописывать и ставить точку.

      Досмотрев, я поинтересовался автором: режиссер Сергей Ливнев. Доложил приятелю, что задание выполнил, фильм посмотрел, поделился соображениями. Приятель говорит: мне только не понравилось, что евреи у него получились какие-то истерики, оно, может, и так, но мог бы со своими помягче. Я говорю: так ведь он не еврей. Как это не еврей, возражают мне, кто ж еще такой фильм сделает. Так у него ж, говорю, и имя русское, и фамилия. Не верю, говорит, ты отчество посмотри. Я, конечно, посмотрел. «Давидович» отчество, и все остальные признаки славной печати «налицо». Лишний раз подивился проницательности приятеля…

Вот только не могу понять, причем тут Ван Гоги? Или "Вангоги" - это мы все, шизофреники, что вяжут веники, и упорно-бессмысленно рисуют Бога, сидящего в наших головах, как иголка (в конце фильма Марк руководит художественным кружком для стариков, которые рисуют, вяжут, лепят, выпиливают)...