Все записи
22:37  /  12.02.17

1060просмотров

выступление от лица Гражданской комиссии в рамках Дня памяти жертв Холокоста в часовне Центра Саентологии Москвы 31 января 2017

+T -
Поделиться:

Добрый день.

Мне, вероятно, следует пояснить, каким образом деятельность Гражданской комиссии по правам человека – расследование преступлений в психиатрии - касается Катастрофы еврейского народа и памяти всех других людей, убитых на основании законов Третьего рейха.

Можно сказать, что Гражданские комиссии по всему миру идейно учреждены церковью Саентологии и профессором психиатрии Томасом Сасом. Доктор Сас в юности стал беженцем — его семья покинула Венгрию, спасаясь от нацистов.

Томас Сас посвятил свою жизнь разъяснению угроз, вытекающих из слияния экспертного психиатрического мнения с государственной властью. Он считал, что это слияние исполняет ту же самую функцию, которую слияние церкви и государства исполняло в средние века. И что последствия такого слияния могут быть столь же чудовищными, особенно, если это государство - идеологическое.

В Средние века, союз церкви с государством повлек за собой систематическое истребление в Европе еретиков, ведьм и любых других людей, которых суды Святой Инквизиции выбирали в качестве козлов отпущения.

В двадцатом веке, слияние экспертного психиатрического мнения с расовым государством породило оправдания для самого масштабного истребления людей в истории не за то, что они делали, а за то, кем они родились.

Изучение того, каким образом такое слияние происходит, в частности, помогает нам разобраться, как и почему мы, люди, склонны искать козлов отпущения, как мы склонны их находить, какие оправдания мы способны создать для расправы над ними, и самое главное - как нам избегать этого в будущем.

Впервые расовая психиатрия предложила свои услуги для экспертного обоснования политики государственного антисемитизма в самом начале 20 века.

В Германии, энтузиастами этого начинания стали юрист Альфред Плётц и психиатр Эрнст Рюдин.

В России — психиатры Владимир Чиж и Иван Сикорский, который, по сути, выступил инициатором знаменитого дела Бейлиса, а затем уже в качестве эксперта-психиатра попытался в рамках слушаний навязать суду свое верование в кровавый навет. Как известно, обвинение в суде проиграло и психиатрический, и богословский диспуты, а Менахем Бейлис был оправдан.

В Германии, энтузиасты расовой теории в психиатрии, по крайней мере по началу не считали нужным привлекать кровавый навет для своих целей.

Вместо этого, они год за годом предлагали учредить принудительную стерилизацию, а затем - эвтаназию душевнобольных.

Год за годом рейхстаг отвергал эти упорно подаваемые инициативы. Так продолжалось до 1933 года, когда к власти пришел Адольф Гитлер, оказавшийся для них союзником и единомышленником. Кроме этого, Адольф Гитлер верил в кровавый навет.

«Только благодаря Гитлеру сбылась наша 30-летняя мечта о применении к обществу расовой гигиены» - заявит в 1935-м году лидер германской психиатрии Эрнст Рюдин.

1 сентября 1939 года, в день начала Второй мировой войны, Адольф Гитлер санкционировал предложенную психиатрами программу «милосердного убийства». Мы знаем ее под названием «проект Т4» - по месту нахождения штаб-квартиры Тиргартенштрассе, 4 в Берлине.

Здесь составлялись списки с фамилиями отобранных на уничтожение пациентов. Эти списки доставляли в психиатрические клиники. Затем к клиникам подъезжали серые автобусы, в которых пациентов увозили в одну из шести психиатрических больниц, оборудованных газом для убийства. Убийству подлежали пациенты, пробывшие в учреждении более пяти лет; пациенты, признанные общественно опасными; пациенты еврейского происхождения вне зависимости от их психического статуса.

Чуть позже навыки психиатров из проекта Т4 в истреблении газом пациентов оказались востребованы Третьим рейхом для обустройства лагерей смерти на оккупированных территориях. Сначала это были Треблинка и Бельцек, комендантами которых стали сотрудники проекта Т4 Франц Штангль и Кристиан Вирт. Затем - Освенцим, Майданек, Собибор.

В августе 1941 года была закрыта последняя психиатрическая больница в Германии. Проживавших в ней пациентов отправили убивать в лагеря смерти на восток. Персонал проекта «Т4» тоже отправился на восток продолжать карьеру в лагерях смерти.

После крушения Третьего рейха, большинство врачей-психиатров, обслуживавших проект Т4, так и не предстали перед судом. Судили только четверых из сотен.

Знаменитый прокурор Фриц Бауэр, который добился реабилитации в Германии участников покушения на Гитлера 20 июля 1944 года, добился процессов 1963 года над палачами Освенцима во Франкфурте, и по некоторым данным, помог израильским спецслужбам разыскать бежавшего в Аргентину Адольфа Эйхмана и арестовать его, до самой своей смерти готовил судебный процесс над психиатрами проекта Т-4 .

Летом 1968 года Фриц Бауэр был найден в своей квартире мертвым. В качестве причины смерти паталогоанатом указал сердечный приступ, вызванный осложнением бронхита, связанным с приемом снотворного. После смерти прокурора начатое им расследование психиатров проекта Т4 было прекращено.

Сложилось так, что пустя полгода в мире была учреждена первая Гражданская комиссия по правам человека. А еще тремя годами позже создатель Саентологии Л. Рон Хаббард – вы видите здесь его бюст - распорядился разыскать психиатров, проводивших программу эвтаназии в рамках проекта Т-4, но не представших перед судом, собрать данные об этих преступлениях и предать их огласке.

После 22 лет скрупулезной работы немецкое отделение Гражданской комиссии по правам человека выпустило книгу под заглавием «Психиатры за спиной Гитлера». Здесь Вы видите русский экземпляр книги, мы ее выпустили в Москве в 2004 году.

Случается так, что в своей работе и сегодня, десятки лет после Нюрнбергского процесса, ГКПЧ сталкивается с действиями в отношении пациентов психиатров, которые следовало бы признать преступными. Подчас эти действия служат напоминанием о духе, в котором совершались зверства прошлого.

Прежде чем закончить, я хотел бы поделиться не фактом, а мнением. Почему Адольф Гитлер и столь много разных персонажей так ненавидели этот народ? Мне думается, ответ на этот вопрос заключается в том, что сделало евреев евреями — их религии. Древние иудеи первыми в будущей Европе, многие столетия тому назад в рамках своего религиозного символа веры запретили человеческие жертвоприношения. Это был громадный вызов, брошенный человеку древности. Он остается серьезным вызовом и современному человеку. Это вызов, на который трудно смотреть и который трудно принять. Мне кажется, именно ненависть к запрету человеческих жертвоприношений, впервые в западной культуре закрепленному в иудействе, и порождала ненависть к евреям со стороны инквизиторов, нацистов и многих других, кому без человеческих жертвоприношений вести свои дела было затруднительно в прошлом, и бывает затруднительно сейчас.

В качестве заключения, позвольте привести известные слова учредителя Гражданской комиссии по правам человека Томаса Саса, в части, в которой они отражают миссию нашей организации. Я думаю, многие присутствующие здесь могли бы подписаться под ними. «Склонность (может быть, ее следовало бы назвать «рефлексом») приносить в жертву козла отпущения, для того чтобы спасти группу от распада, а себя — от гибели очевидно, составляет основу социальной природы человека. Это означает, что отказ человека приносить в жертву козлов отпущения и его желание распознать и принять собственное положение и положение своей группы, а также свою ответственность и ответственность своей группы перед всем миром стали бы важным шагом на пути к нравственному совершенству, сопоставимым, пожалуй, только с отказом от каннибализма. Я даже полагаю, что в отказе от принципа козла отпущения заключается величайший нравственный вызов, брошенный современному человеку. От его разрешения может зависеть судьба нашего вида». К этим словам мне прибавить нечего.