Все записи
00:11  /  3.11.16

9209просмотров

Живые и мертвые

+T -
Поделиться:

История такая же, как камень из кольца-то у меня выпал, и на второй день его нашла, в дырочке — закатился в асфальте.

А потеряла так: утром того дня на пляж шла, наплавалась-накупалась, домой воротилась, смотрю, камня в кольце нет. А утром дня другого в дырочке в той и нашла. Не помню, как дома оказалась, еле донесла, боялась руки отпустить, разжать. А чего не помню? Камень-то — бриллиант, папка наш подарил, когда институт заканчивала. Я в нем так и хожу всю жизнь, вроде как он всегда со мной. А тут потеряла. Ой, что пережила.

Нашла, подняла, к сердцу прижала, иду ни жива ни мертва, — не верю. Разве в такое поверишь? Такое разве с людьми случается, разве такое в жизни бывает? Чтоб камушек малюсенький из кольца в тротуаре найти. А мне перед этим сон приснился. Папка пришёл, говорит под ноги смотри. Я проснулась, думаю, куда под ноги? Зачем под ноги? Вот вам и зачем.

А тут надела серебрянные серёжки. Их мама наша, молодая была, носила, модная. До самой старости их носила. Ну, колечки такие, хорошие. Никому не давай, приказала мне, я тебя знаю, в школе вечно всем подружкам серьги мои раздашь, смотри не потеряй.

Ну и вот, серёжки надела, шарф на себя напялила, пальто, три кофты: кофта с воротником, кофта под шею, под низ кофта. На дачу собралась.

А еду-то я как? Как угорелая, бегом бегу, со всех ног, вся потная, воздуха бы хоть перехватить остановиться, из последних сил несусь...

Бегу, в общем. Села.

Села, сижу, жарко. Начала с себя шарф стаскивать. Стаскивала, стаскивала — стащила, в сумку запхала. Кино включила смотреть, ну и сижу, смотрю.

А у меня привычка есть, серьги всегда проверять. Я раз рукой, а серьги нет! Думаю, я вроде с утра надевала. Раз, вторую, а вторая — на месте. О! Серьги одной только нет, потеряла.

Но у меня мысль сразу проскочила — это я шарф стягивала, вот серьгу и стянула.

Я скорей вокруг смотреть — нету. Под себя согнулась, разглядываю — нету. Встала, смотрела, села, опять все осмотрела, на сиденье, под сиденье, за сиденье в дырочку смотрю, камень-то ведь тогда у меня с кольца в дырочку упал, небось и серьга тоже.

Везде все облазила. Нет серьги. Совсем нет.

А со мной девка рядом сидела, я ей, девка, вы не встанете, пожалуйста, я тут серьгу потеряла, может под вами? А может упала куда-то, но вы все равно встаньте.

Ее сначала не было, я одна сидела. Она позже пришла, когда я уже фильм смотреть устроилась. Дай, думаю под ней проверю, лучше уж проверить, чем потом я буду думать, как же так не проверила, переживать.

Встала. Нет нигде, все посмотрели, села. И шепчет мне на ухо, вроде чем важным поделиться решила. Мне, и только мне.

— Вы знаете, это даже хорошо! Особенно, если серебро или золото. Не золотая?

Говорю, нет, не золотая. Мне вообще-то золото не очень бы было хорошо. Серебро-то я переживу.

— А особенно, если эта вещь вам по наследству досталась. От бабушки или от мамы, крестик, например... Это значит, вам знак! Знак, чтоб вы ещё большего не потеряли чего-то.

Начала вот это все рассказывать мне, что и предостережение, и знак свыше, и надо прислушаться, присмотреться, прозреть, взять себя в руки с вечеру и проснуться другой, в новый день проснуться, встать с новой ноги, начать новую жизнь, осознать, озариться — опомниться, в общем.

— А, может, это вообще удача!

Думаю, ну, ладно, намолола мне черти что, но хорошо хоть сережка не золотая.

На этом все. Я распрощалась. Серьгу так и не нашли. Жалко, конечно. Но все так все.

Никому не рассказываю, Тоньке с работы не звоню, я ж обычно если что, сразу ей, а тут нет, потому что зачем это, нервничать, давление поднимать, былого не вернёшь, прошлое разворошишь, а оно на кой мне плохое перебирать?

Села в электричку. Опять жарко, ужас, вся мокрая, а ехать ещё два часа. Дай, думаю, разденусь. Стесняться мне тут не перед кем. Мужики молодые на меня уж не смотрят, я своих уже отгуляла, лучших успела отхватить, деды — до дедов мне все равно, смотрят они на меня или не смотрят, бабки — тем более.

А на мне же две шерстяных кофты, одна с воротником, другая под шею, и ещё третья под низ. Я, значит, одну сняла, вторую, третью, четвёртая откуда-то взялась, пятую тоже снимать скорей, шестую уж сил нет, но тоже с себя. Сижу в лифчике. А рукам-то тяжело, пока снимала умучилась вся, осталась, в чем есть. Отдыхаю.

Наклонилась зачем-то, не помню зачем, может монетку на полу какую увидела, или камень из чужого кольца — я ж всегда что-то нахожу, — и тут стук! Упало что-то.

Присмотрелась. Серьга!

Вывалилась. Прям вот из лифчика, куда деньги хохлушки прячут. Из дырочки, из самого сокровенного места. Из сейфа, считай.

Сижу, думаю, вот как это она могла туда завалиться? На мне две шерстяных кофты — одна с воротником, другая под шею, третья, ещё одна, под низ, потом ещё три нашла, пока раздевалась. И вот как она могла туда завалиться?

И лежит в надежном месте. Как?

Звоню, говорю, Тонь, это знак! Все как девка мне в метро рассказала, только не то, что потеряла — хорошо, а наоборот, меня кто-то пожалел, серёжку серебряную мне оставил. Кто ж? Ну, кто-то оттуда. Кто-то сверху. Мне ж не зря накануне сон приснился.

Тонька говорит, они нас оттуда видят, смотрят за нами всегда, всегда рядом, всегда с нами.