Недавно Наталья Александровна Тихомирова (урожденная Шальникова), с которой меня связывает многолетняя дружба, задала мне историческую загадку. Загадка эта может показаться пустяковой, но ее обсуждение вовлекло драматические обстоятельства жизни советской науки с эпицентром в личности Петра Леонидовича Капицы. У нас с Н.А. оказались очень разные версии разгадки, и мы решили представить их достопочтенной публике в надежде на «краудсорсинг» улик, идей, косвенных свидетельств. Ниже следует наша переписка.

Н.А. Тихомирова (далее Н.Т.): Разбирая свой архив, я обнаружила фотографию знакомого мне человека, друга моего отца — югославского физика Павле Савича. Он снят на фоне удивительной вывески у входа в Институт Физических Проблем. На вывеске, которую я никогда не видела (или напрочь забыла) — английский язык!

Из интервью, которое отец дал радиожурналисту в 1983 году в связи с 75-летием Савича, следует, что тот работал в Институте c отцом весной 1944 года. Потом уехал в Югославию, участвовал в освобождении ее от фашистских захватчиков, а в октябре 1944 года вернулся в Институт и проработал с отцом еще один год. Помню, что в 1945 году Институт посетил маршал Тито (вероятно, по приглашению Савича). Еще на нескольких фотографиях в моем архиве вместе с Савичем сфотографированы Ландау, Алиханов и мой отец.

Судя по одежде-внешности-погоде, все фото сделаны в один и тот же день. Скорее всего это прощальная фотография. Савич уезжал на фронт и не знал, останется ли жив. Одним словом, это может быть август-сентябрь 1944 года (Белград освободили 20 октября).

На официальном сайте ИФП приведена «Эволюция официальных названий Института», <где английский язык не участвует>.

Когда же могла появиться «английская» вывеска, как долго она провисела и когда ее сняли? Я думаю, что эта вывеска появилась, когда Институт был официально открыт — весной 1937 года, и висела, по-видимому, до получения Институтом звания Ордена Трудового Красного знамени 30 апреля 1945 года. А почему она на английском языке, можно только гадать. Обстоятельный и пунктуальный Павел Евгеньевич Рубинин, многолетний помощник Капицы и заведующий его музеем, никогда не писал об этом. Вероятно, не знал. Он пришел в Институт лишь после возвращения Капицы из опалы в 1955 году.

А что Вы думаете по этому поводу?

Читать дальше