Все записи
18:07  /  28.01.17

5601просмотр

Про девушку Риту. Жестокая хворь

+T -
Поделиться:

13. Приближение болезни Рита почуяла издалека. Она еще бегала по улицам, когда первые ртутные звездочки засверкали на периферии ее бокового зрения. Но Рита была упряма. Мало ли, звездочки, с кем не бывает? Однако, пробегая мимо аптеки, она пожалела, что нельзя вместо аспирина прикупить упаковку какой-нибудь тяжелой наркоты, чтобы на ближайшие дни улететь подальше от планеты Большая Хворь. Но наркоты не было, были только улюлюкающие Озноб и Жар, которые в полном согласии и под белые руки тащили ее к себе в гости.

Силы закончились, как только Рита вставила ключ в замок. Пришлось побороться за то, чтобы прорваться на свою территорию, а не оставаться валяться потным кренделем на коврике перед входной дверью. После того, как она кое-как закрыла эту самую дверь, немедленно наступило затемнение, в которое Рита провалилась на неопределенное время. Когда она вновь вынырнула на поверхность, было уже за полночь, за окном выла метель и Иннокентий чихал за унитазом.

Сил на таракана в ту ночь не было совсем. Он и не нарывался, очевидно понимая, что сейчас не его время. Рита обнаружила, что лежит в сапогах, шубе и шапке в кровати, удивилась и попробовала раздеться. Через час первый ботинок упал на пол. Такими темпами Рита окончательно разделась бы только к весне. Она ускорилась и к утру оказалась в пижаме, шапке и почему-то со ста рублями в руке.

Второе затемнение наступило уже при свете дня, и Рита вдоволь нагулялась в закрытых банках с красным песком неизвестной пустыни и напилась отравленного вампирского киселя из горячих источников своего воспаленного воображения. Ей не нужен был ни героин, ни крэк. Температурный рекорд накрыл ее вместе со всеми ее вирусами и отпустил безнаказанно побегать в бреду и беспамятстве. С такими экспедициями Рита прекрасно справлялась и силой мысли уносилась то путаться в шпилях куполов собора Святого Марка, то топтать рыжую пыль марсианских кратеров. Она дергала за бороду Галилея и тыкала пальчиком в нос Минотавру. Танцевала с Пиной Бауш и проходила через кадр феллиниевского Амаркорда. Рита уже, как шоколадку, рассекала Манхеттен самурайским ножом на ровные дольки, и солнце, которое она специально проткнула острым концом, пламенной яичницей вытекало с Пятой Авеню на 57 улицу, но тут зазвонил телефон, и она открыла один глаз.

Уже через час по ее квартире бегали люди, строгали лимоны, размешивали мед, обрывали малину с куста, шикали на таракана, отлавливали Риту, гуляющую по коридорам, и бросали ее обратно в кровать. Стремление Риты попрыгать на балконе или на лестнице перед лифтом, в принципе, было объяснимо. Понятно, что там было прохладнее, чем в ее разогретых до 40 градусов перинах, и Рита искала облегчения. Но добрые люди, набившиеся в ее квартиру, считали иначе и настаивали на том, чтобы Рита продолжала барахтаться на своих простынях с горячими лосями и не пугала соседей остановившимся взглядом и пижамой в колокольчиках.

Оценить Ритин жар смог даже Иннокентий, которого тепловой волной выбило из укрытия, когда она приземлилась рядом на толчок. Таракан был в курсе, что его иммунитет выдержит и не такое, но в инструкциях было четко написано только про ядерную войну. Про то, переживет ли тараканий род Ритину болезнь или нет, там не было ни слова. И пока Рита пускала сопли и слюни на унитазе, а другие люди ее не хватились и не поволокли обратно в постель, Иннокентий постучал копытцами, собрался с силами и сбежал в свои удаленные пределы, надеясь там пережить очередную напасть, свалившуюся на его и Ритину голову.

Рита в полусне проследила пробег существа, напомнавшего ей крылатого гепарда, но без хвоста и с кучей лишних лап, и заулыбалась. Гепард красиво бежал по большим белым кускам кафеля-сахара, гремел когтями и кричал: «Отдай, отдай градусник, Жар-птица!»

Впереди ее ждали еще несколько дней полной беспомощности и безответственности, а еще немного позже - одна кучерявая неожиданность. Жизнь была воистину прекрасна

продолжение следует.

Комментировать Всего 1 комментарий

Написано, как всегда у Вас, красиво. Только вот "жестокая" в заглавии слово, по-моему, лишнее