Все записи
16:53  /  21.06.17

11421просмотр

Этот новый старый служебный роман

+T -
Поделиться:

Моя приятельница влюбилась в сослуживца. Прибегает ко мне с бутылкой вина и огнем в глазах: «Все плохо, он прекрасен, жить без него не могу, что делать, все пропало, наливай!»

Нашла к кому прийти за советом. У меня при всех раскладах всегда один вариант – вперед-не оглядываясь-разберемся потом, но тут, чувствую, буксует моя система, девушка вино пьет, но на провокации не ведется. Спрашиваю, почему тормозим? Округляет глаза и с неожиданным возмущением в голосе заявляет: «Ну ты что вообще? Мы же работаем с ним в одной компании!» И что? «Ну как что, Этери Омаровна? Совсем не понимаешь? Работаем вместе, переспим и что потом?» В каком смысле, что потом? «Ну это же производство, коллектив, общественное мнение. А если ничего не получится? А как потом видеть его каждый день? Тебя что, не учили не спать, где работаешь?»

И вот тут я задумалась. Действительно, эту фразу не слышал только ленивый. Служебный роман – классика жанра. Он неизбежен и нежелателен одновременно. Почему неизбежен понятно. Нос к носу, плечо к плечу, день за днем. Вы, может, даже и не особенно настроены, но оно как-то само собой случается. Ну потому что даже если человек гайки на конвейере закручивает, он все равно не перестает оглядываться по сторонам, а большинство современных офисов, в которых ничего не происходит, просто созданы для перманентного кадрежа.

И актеры знают, что на каждой новой съемочной площадке у них обязательно появится шанс, а то и два. И вторые половины актеров об этом прекрасно знают и всячески изворачиваются, чтобы чего не вышло.

У служебного романа, несмотря на все слащавые интерпретации, дурная слава. Переспали после корпоратива – все, топитесь в раковине, коллектив и совесть такого не простят. Шаг влево, шаг вправо – катастрофы,  разрушенные карьеры, осуждение, угрызения, позор, увольнение, забвение, бутылка, мучения, смерть. 

В чем тут дело? В замкнутости системы и ограниченности территории на производстве? То есть, для того, чтобы «замутить» с кем-то надо иметь в запасе несколько гектаров для разгона и отступления? Жить в соседних городах или странах, чтобы всегда оставался вариант для маневра? Чуть что пошло не так – прыг не в лифт, а в самолет, и бегом на безопасное расстояние, чтобы ни один wi-fi не дотянулся? А на работе все слишком близко и некуда бежать? Ну что, логично, если самая привычная и безопасная тактика в случае чего – растворяться за горизонтом.

Но эта позорная капитуляция – только половина дела. Помимо паршивого и незрелого характера, а то и двух, тут есть еще одна злая сила – коллектив. Хорошо, во всех этих коллегах за соседними столами действительно есть что-то зловещее. Они с вами, пока вам нечего скрывать, и тут же против, стоит им понять, что вы темните.

Осуждение коллектива, вещь сильная, не спорю. Конечно же, это большое дело, что подумают о вас посторонние. Вообще, нельзя не заботиться о чужом мнении. Невозможно не искать одобрения людей со стороны. Вы должны жить так, чтобы Светлане Сергеевне из отдела доставки спалось легко и спокойно. Чтобы она знала, что в километровом радиусе ее присутствия мораль и нравственность непоколебимы, что люди чисты и прозрачны, что секс и страсть, это что-то из жизни крокодилов. В обычной жизни она даже своей кошке внутренности вырвала, чтобы та ничего такого не хотела, толстела и слушалась. Вы хотите быть кошкой Светланы Сергеевны? Ну-ну.  

Погоня за соответствием мифическим приличиям, живущим в голове озабоченной Светланы Сергеевны так деформирует вашу собственную жизнь, что вы и сами потом не догадаетесь, откуда у вас три хронические болячки и почему нервы ни к черту. Особенно тут попадаются женщины. Переспавший со всем офисом мужчина всегда молодец. Переспавшая с сослуживцем женщина всегда шлюха.

А человеку что, ему всегда интересно поглазеть на происходящее со стороны. Тем более, что заняться-то, в общем, больше особенно и нечем.

И не просто поглазеть, а включить на всю катушку систему слежения советской выделки, когда всем до всего есть дело, когда все всех обсуждают, осуждают и оценивают, сопоставляют человека с какими-то там идеалами и наказывают за несоответствия.

И из-за чего все это? Из-за того, что два балбеса переспали друг с другом? Из-за того, что между нами завязались интрижка, связь или роман? И они не женились немедленно, а расстались по утру? Что в этом такого? Ровным счетом ничего! Даже если они оба с семьями, это их глубоко личное дело. И это уже реально прошлый век - с таким нездоровым интересом заглядывать в чужую спальню, как будто в вашей собственной только мох по стенам.

Время требует нового отношения к себе и старым проблемам. Сегодня все стало слишком близко – бывшего любовника или любовницу можно неожиданно встретить и в чате, и в очереди на подъемник где-нибудь в Бергене. И если кто-то видел кого-то голым, это не значит, что теперь надо травиться крысиным ядом или убегать за Мадагаскар. Пора учиться не делать из мухи слона и драмы из своего служебного романа. Принять то, что это тоже форма жизни, а не повод для самоуничтожения. И научиться сохранять нормальные отношения даже если, о боже, вы вдруг переспали друг с другом.

Иначе, запуганные со всех сторон, однажды вы вообще откажитесь жить и во что-то там ввязываться. Будете ходить, ссутулившись, и бормотать своим шнуркам: «не спи там, где работаешь, не спи, там, где ешь, не спи там, где спишь!». Ну мало ли, чтобы чего не вышло.  

Моя приятельница в тот вечер уговорила бутылку вина, но долго ни на что не могла решиться. Ходила и ныла по поводу своей производственной страсти. Потом плюнула на все и переспала с коллегой. Но еще до того, как оказаться в его постели, она надежно закодировала себя на то, что «это все совершенно несерьезно», а коллектив доброжелателей сначала как следует напомнил, что можно, а чего нельзя, а потом устроился поудобнее наблюдать за развитием очередного служебного провала и по мере возможности принимать в нем посильное участие.

А жаль. Без такого бездарного вмешательства со стороны и изнутри и из той производственной интрижки вполне могло получиться что-то стоящее.

Но только кто же теперь об этом узнает.