Все записи
14:10  /  7.04.17

842просмотра

Забивая гвозди Бахом

+T -
Поделиться:

«А вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб?». Вот артисты необычного спектакля «Саундтрек» в роли условных сантехников еще как играют! Поэзия Маяковского приходит на ум неизбежно и естественно: в стихотворении «А вы смогли бы?» и упомянутой постановке схожее смысловое ядро – преображение обыденного мира, состоящего из банальностей, умение разглядеть волшебство, красоту и музыку в самых, кажется, простых и заурядных вещах.

«Саундтрек» был создан силами Мастерской театральных ремесел Андрея Щукина, который выступил режиссером спектакля, а одним из авторов идеи стал Александр Жигалкин, директор Дома Актера на Арбате, где в настоящее время живет и творит Мастерская. Премьера состоялась в мае прошлого года, а осенью на театральном фестивале в саду «Эрмитаж» актеры сыграли фрагменты разнообразных постановок Мастерской, в том числе и коронный номер «Саундтрека»  –  трио, исполняющее на резиновых грушах знаменитые темы Пятой симфонии Бетховена, Сороковой Моцарта, «Времен года» Вивальди, скерцо из флейтовой сюиты Баха.

Именно их выступление собрало на фестивале настоящий аншлаг, хоть и колоссально отличалось от привычных для широкой публики классических театральных постановок. Впрочем, Мастерская Андрея Щукина никогда не предлагает зрителю шаблонных решений, жанры их спектаклей трудноопределимы, но всегда завораживающи – от полностью хореографического действия, как в спектакле «Стулья», до «немого кино» и караоке-шоу.

Сами артисты называют «Саундтрек» музыкально-эксцентрической фантазией, и с этим сложно поспорить – все три компонента сливаются здесь в единое и самобытное целое, поражающее воображение своей оригинальностью. У них в руках звучит и поет буквально всё: собираются в ансамбль мобильные телефоны, расческа в дуэте с вентилятором исполняет «Полет шмеля» из оперы Римского-Корсакова, танец Феи Драже и Токката и Фуга Баха звучат на гвоздях, а для «Шествия гномов» Грига достаточно резинки и пластиковых стаканчиков в качестве резонаторов.

 

При этом имитируется звучание различных инструментов оркестра – например, с помощью контейнеров от виски, на которых актеры играли английскую народную песню «Greensleves», можно добиться практически гобойного звука, а «Summertime» Гершвина на ножке стула напоминает саксофон с той поправкой, что даже саксофону-сопрано вряд ли доступны такие невозможные ноты.

Настоящие музыкальные инструменты – гитары, тромбоны, контрабас, синтезатор, ударные –  актерам «Саундтрека» также подвластны, правда, вместо гитарного медиатора они вполне могут использовать вентилятор, меха аккордеона раздувают пылесосом, а на баяне играют в четыре руки, рассказывая историю любви и расставания. Чрезвычайно хорош и остроумен финал с «Болеро» Равеля, исполняемом на всех подручных средствах, которые были задействованы в спектакле, особенно если вспомнить, что и композитор в своей партитуре использовал несметное количество инструментов, устраивающих между собой виртуозное соревнование.

 

При всем этом не стоит забывать, что спектакль представляет собой не просто разрозненные номера, но историю героя, который пишет саундтрек своей жизни, заполняя пространство звуками и мелодиями. И зрители, в начале действия не совсем понимающие, что происходит и почему, с его развитием словно просыпаются, оживают, а потом уже бурно аплодируют после каждой миниатюры и в конце устраивают актерам нескончаемую стоячую овацию, так что даже вздрагивают стены Малого зала Дома актера –  в этот момент невольно задумываешься о том, что такое представление, пожалуй, вполне в состоянии вписаться и в более масштабный формат. Так что кто знает – возможно, есть надежда в новом сезоне увидеть «Саундтрек» и на сцене Большого зала ЦДА по завершении его реконструкции. 

Читайте также

Новости наших партнеров