Иллюстрация: Ольга Прохорова для ТД

Для Хасана жена — это его личная собственность, и он может избить ее просто за то, что ей понравился Иван Царевич из детского мультика

Рано утром в офис некоммерческой организации «Женщины за развитие» на прием к психологу приехали две женщины, мать и дочь. Дочь звали Амина. Тихая, забитая девушка сидела, вжавшись в кресло, не поднимая головы. Свою историю рассказывала сбивчиво, то со слезами тараторя, то надолго замолкая.

Женщины приходят к Либкан и Марет, директору и психологу организации, практически каждый день. Кто не может приехать 

— 

 звонит на горячую линию. Молодые и пожилые, замужние и разведенные, все рассказывают свои истории в надежде на помощь. 

жизни и положении женщин на Северном Кавказе

Либкан и Марет помогают как раз этим четырем процентам. Они привыкли слушать про оскорбления, унижения и жестокие побои

Но история Амины потрясла их так сильно, что запомнилась особенно. 

Юная Амина вышла замуж по симпатии. Будущий муж Хасан был приятный, ласковый, вежливый. Но в первый же день после свадьбы сильно ударил ее по лицу за какую-то шутку. А потом избиения стали ежедневным ритуалом. Хасан ограничивал Амину во всем: нельзя было говорить по телефону, смотреть телевизор (разрешались только мультфильмы), высказывать мнение по любому поводу, выходить на улицу. В присутствии Хасана Амина боялась даже дышать. Если она неудачно шутила, он ее бил. Если она не выбегала к нему из ванной по первому зову 

— 

бил. Если брала в руки телефон 

 бил. Уходя на работу (Хасан работал в военной структуре), он запирал Амину дома. Когда у нее заканчивались продукты, приходила мама и привязывала корзину с едой к веревке, которую Амина спускала из окна. Когда Хасан возвращался и находил в доме то, чего в нем не было, он ее избивал. «Как ты посмела нарушить мой запрет, надо было сидеть и ждать меня!» 

Однажды, придя с работы, Хасан спросил Амину, как она провела день. Амина рассказала, что смотрела мультфильм про Ивана Царевича, и ей очень понравилось, что он полюбил принцессу в обличье лягушки. «Такой хороший Иван Царевич, 

 сказала она. 

 Смог полюбить ее несмотря на внешнее уродство». Хасан рассвирепел. «

 И избил Амину так сильно, что она потеряла сознание. Когда она пришла в себя, почувствовала привкус металла во рту. Хасан вставил ей в рот пистолет. «Как ты посмела потерять сознание? 

— 

орал муж. 

 Сейчас я лишу тебя сознания навсегда!» Они кричали так громко, что услышали соседи. И побежали за подмогой к дяде Хасана. Тот примчался, вломился в квартиру, попытался отнять у Хасана пистолет. Во время борьбы Хасан нажал на курок и прострелил себе ногу. Амина через окно убежала к матери. До сих пор не вмешивавшаяся в конфликт дочери и ее мужа мать Амины встала на ее защиту. 

«Все это Амина рассказала нам тогда, когда после побега от Хасана ее привезла к нам мать, 

 говорит Либкан. 

— 

Рассказала не с первого раза, постепенно. Она напоминала забитого зверька и была практически невменяема. Мы работали с ней несколько месяцев. Амина начала приходить в себя, когда Хасан ее украл».

Несколько месяцев Амина практически не выходила из дома — только к психологу, куда ее возила мать. Потом стала выходить во двор. Однажды вышла в ларек за хлебом. И оказалось, что все это время Хасан караулил ее. И только она ступила на улицу, он подъехал и силой затолкал в машину. Куда Хасан увез Амину, никто не знал. Через своих родственников он предупредил: «Обратитесь в полицию 

 я ее убью». Мать с отцом пытались вести с ним переговоры через родных мирным путем. «Переговорщики» передавали матери, что у их дочери все хорошо, она хочет жить с Хасаном. Один раз он разрешил матери поговорить с дочерью по телефону. Амина сказала, что с Хасаном живет добровольно, что он ее не обижает. А через некоторое время прибежала ночью домой сильно избитая. В больнице Амине диагностировали черепно-мозговую травму. 

«Мать снова привезла Амину к нам. Мы ей говорили, что возвращаться к мужу нельзя, что он ее убьет. А он названивал ей, уговаривал вернуться. Угрожал. Говорил, что убьет ее и ее мать. Амина металась».

Психолог регулярно беседовала с Аминой, и постепенно она приходила в себя. Смогла рассказать «Женщинам» обо всем, что с ней делал муж. Это было так ужасно, что Либкан не может говорить. Еще Амина рассказывала, что Хасан говорил ей, будто они связаны навеки, и часто повторял,

что они должны вместе умереть. 

«Мы тогда уже напряглись, 

— 

 вспоминает Либкан. 

— 

 «Вместе умереть» могло означать, что он готовит ее в смертницы». А потом Хасан опять выкрал Амину.

Амина не выходила на улицу, помня об опасности, все время сидела дома. Муж подкараулил ее, когда она была на кухне. Дверь была открыта, он забежал в дом, схватил за волосы. Рядом оказалась бабушка Амины, она вцепилась ей в ноги. Хасан тащил Амину за волосы, бабушка держала за ноги…  Хасан увез Амину в неизвестном направлении. 

«Родные побежали в полицию и написали заявление о похищении человека. Через неделю Амину нашли 

 Хасан прятал жену в отдаленном районе, в частном доме. Полицейские окружили дом и схватили обоих. Амина была одета в черный хиджаб и вела себя неадекватно. На допросе она защищала Хасана, отказалась писать на него заявление. Говорила, что он ее не крал, что она жила с ним добровольно. Психолог

смогла объяснить полицейским, что у Амины стокгольмский синдром. Ее отпустили домой». 

Дома Амина целыми днями лежала неподвижно, отвернувшись к стене. Марет приезжала к ней, садилась возле постели и разговаривала. Постепенно Амина начала откликаться, и психологу  удалось убедить ее дать против Хасана показания. В суде психолог была рядом с Аминой. Хасану дали 

шесть

 лет.

Иллюстрация: Ольга Прохорова для ТД

После этой истории Амина долго лечилась. У нее было несколько черепно-мозговых травм, разрывы половых органов, следы от ножевых ранений на теле. Все время, что она лежала в больницах, ее сопровождали сотрудники организации. В больнице Амина познакомилась с молодым человеком, который навещал свою сестру. Она ему очень понравилась, он красиво ухаживал. Свадьба стала полной неожиданностью для всех.

Новый муж

взялся за лечение Амины, повез ее к врачам в Москву. Он был внимателен и заботлив, буквально носил на руках. Девушка пришла в себя, начала улыбаться. В последнюю встречу с Либкан Амина сказала: «Я и не знала, что мужчина может быть таким нежным и добрым».

У этой истории не было бы хэппи-энда, если бы не системная работа организации «Женщины за развитие», которая много лет оказывает помощь жертвам домашнего насилия на Северном Кавказе. К сожалению, то, что случилось с Аминой, происходит и с другими. Ежедневно в офис организации в Грозном и на горячую линию обращаются около 20 человек, более пятисот женщин и девочек получили помощь за последние три года. Организация 

«Женщины за развитие» ведет публичную работу по сохранению семей и формированию на Кавказе новой культуры развода. Сотрудники организации добились того, чтобы их проект о повышении культуры развода был одобрен в правительстве Чеченской республики. Благодаря работе «Женщин» в Чечне приняли закон, запрещающий ранние браки и воровство невест.  

Проекту нужны деньги на оплату работы сотрудников горячей линии «Мадина», которые оказывают экстренную психологическую помощь женщинам в острых кризисных ситуациях. 

Собирать на проект очень трудно. Люди не хотят жертвовать — то ли специфика региона вызывает недоверие, то ли мешает убеждение, что «все равно ничего не изменишь». Но Либкан и Марет, которые спасли Амину и многих других, знают, изменить можно. Пусть не сразу, пусть медленно. И работают вопреки всему. 

Пожалуйста, поддержите проект, подпишитесь на ежемесячное пожертвование. Ваши сто рублей спасут тех, кому, кроме офиса «Женщин за развитие», больше некуда идти.

Перепост.