Все записи
22:22  /  9.01.17

5535просмотров

Что такое героизм? На тему статьи Невзорова «Развесистая Зоя».

+T -
Поделиться:

Мне уже давно хотелось написать о том, как я вижу понятие «героизм», но все руки не доходили.  Но вот послушав на Эхе Невзорова, где он анонсировал свою статью о Зое Космодемьянской и позже прочитав ее, я подумал, что это будет хороший повод высказаться на эту тему.

Вот ссылки на передачу на  Эхе http://echo.msk.ru/programs/personalnovash/1899616-echo/

И на статью Александра

http://echo.msk.ru/doc/1906448-echo.html

Тут я процитирую статью Невзорова.

«Мотивация диверсантки была и останется загадкой.

Впрочем, есть и еще одна версия ее поступков. Эта гипотеза помрачнее, чем помешательство, но и она тоже имеет право на существование…

..Вполне вероятно, что Космодемьянская была здорова. Но она была патриоткой и очень любила свою родину.

Расшифруем это понятие применительно к Зое Анатольевне и тому времени. Любопытно, что именно она считала «родиной» и какой смысл вкладывала в это понятие?

Итак.

Зоя выросла и сформировалась в том людоедском режиме, где общественной нормой была деградация, доносы и смерть. Девушка не знала иной реальности, кроме сталинщины. А её уродство воспринимала как единственно правильный образ жизни.

….Никакой другой «родины», кроме сталинской преисподней – у Космодемьянской не было. Только она могла быть объектом Зоиного патриотического фанатизма. И принести себя в жертву она могла только ей. Что и сделала, безусловно оказав режиму важную услугу.

Фактор войны в данном случае не является определяющим. С любыми врагами своего ада, у Космодемьянской, вероятно, был бы такой же короткий разговор, как с глупыми крестьянами деревни Петрищево и немецкой ватой…»

Я не призываю называть Зою святой и не думаю, что много читателей хотели бы именно этого. А вот то, что она совершила некий героический поступок – это вполне возможно. Равно как и многие другие участники войны.

Мне хотелось бы наглядно показать, что такое героизм.

В 2005 году был в Германии был принят закон, позволяющий военным летчикам сбивать пассажирские самолеты, захваченные террористами и летящие на важные цели (по аналогии с 11 сентября 2001 года в США). В принципе вполне разумное решение. Пожертвовать несколькими минутами жизни и так обреченных пассажиров в обмен на спасение жизней существенно большего числа людей. И тем не менее год спустя Федеральный конституционный суд Германии признал неконституционным и недействительным этот закон.

https://ria.ru/incidents/20060215/43559419.html

И вот один из основных доводов суда был, что абсолютно нереалистично было бы предположить, что члены экипажа или пассажиры согласились бы на то, чтобы их самолет сбили в такого рода ситуации.

http://www.bundesverfassungsgericht.de/SharedDocs/Entscheidungen/DE/2006/02/rs20060215_1bvr035705.html

(131) So kann - anders als gelegentlich argumentiert wird - nicht angenommen werden, dass derjenige, der als Besatzungsmitglied oder Passagier ein Luftfahrzeug besteigt, mutmaßlich in dessen Abschuss und damit in die eigene Tötung einwilligt, falls dieses in einen Luftzwischenfall im Sinne des § 13 Abs. 1 LuftSiG verwickelt wird, der eine Abwehrmaßnahme nach § 14 Abs. 3 LuftSiG zur Folge hat. Eine solche Annahme ist ohne jeden realistischen Hintergrund und nicht mehr als eine lebensfremde Fiktion.

Коротко к данному пассажу. В немецком праве есть такая конструкцию, которая предполагает существенное вмешательство в жизнь и здоровье человека в тот момент, когда он, например, находится без сознания. Пример: автокатастрофа; водитель доставлен в больницу с большой кровопотерей и врач принимает решение перелить ему кровь. Или допустим необходима ампутация или еще что-то такого рода. А больной без сознания. Или пример Шумахера, который лежал в коме долго. И врачи делают те или иные манипуляции с пациентом, исходы из его блага. Но если потом пациент сочтет что они что-то сделали не так, то он подаст в суд и в процессе разбирательства будут идти прения сторон и врач будет аргументировать, используя именно конструкцию «предполагаемого согласия пациента». То есть врач делает то, на что он считает больной бы дал свое согласие, если бы мог в этот момент физически отдавать отчет в происходящем.

И вот аргументация близкая к этой используется Конституционным Судом ФРГ,  что было бы нелепо предполагать, что обычный пассажир готов променять 10 минут своей жизни на многие годы жизни других незнакомых ему людей. Вот, с точки зрения, современного общества, это норма.

А теперь я процитирую коротенький пассаж из книги  

Шумилина Александра Ильича "Ванька-ротный"

https://litlife.club/br/?b=165098&p=76

Зенитка, — это не полевое орудие, которое после каждого выстрела нужно снова заряжать. Зенитка автоматически выбрасывает целую кассету снарядов. Она может стрелять одиночными, парными и короткими очередями. Из ствола зенитки от одного нажатия педали вылетают сразу один раскаленный трассирующий, а другой — фугасный снаряд. По каждому живому солдату, попавшему в оптический прицел, немцы стали пускать их сразу по два, для верности. Один трассирующий, раскаленный, а другой невидимый, фугасный. Они сначала стали бить по бегущим. Бегущий делал два-три шага, и его разрывало зарядом на куски.

Сначала побежали телефонисты, под видом исправления обрыва на проводе. Потом не выдержали паникеры и слабые духом стрелки. Над снегом от них полетели кровавые клочья и обрывки шинелей, куски алого мяса, оторванные кисти рук, оголенные челюсти и сгустки кишок. Тех, кто не выдержал, кто срывался с места, снаряд догонял на третьем шагу. Человека ловили в оптический прицел, и он тут же, через секунду исчезал с лица земли. Взвод Черняева однажды побежал под обстрелом. Они знали, чем потом обернулось это. Мои солдаты лежали, посматривали на меня, на немецкие зенитки и разорванные трупы бежавших.

Ординарец отполз несколько в сторону, он хотел посмотреть, что там делается на краю кустов. Но любопытство сгубило его. Вот он вдруг встревожился, перевернулся на месте и в два прыжка оказался около меня. И не успел он коснуться земли, как его двумя снарядами ударило в спину. Его разорвало пополам. В лицо мне брызнуло кишками. Зачем он поднялся и бросился ко мне? — Товарищ лейтенант! Там… — успел он выкрикнуть перед смертью. Красным веером окрасился около меня снег. Жизнь его оборвалась мгновенно.

Это вот реалии войны. И мне кажется, что люди, которые попадали в такие ситуации и тем не менее находили в себе силы снова вернуться на передовую, они и есть герои. Они, понимая высокую вероятность собственной смерти, находили в себе силы преодолеть себя. И мы можем себе представить, что Зоя Космодемьянская относилась к такому типу людей (ведь она себе ясно представляла, что ее ждет в случае плена.) Равно как и многие представители ее поколения, погибшие или выжившие, но не бежавшие без оглядки в сторону тыла.