Все записи
15:33  /  19.11.16

799просмотров

Двадцать пфеннигов

+T -
Поделиться:

Берлин город особенный, отмеченный судьбой, выбранный стечением обстоятельств для проведени уникального опыта над человечеством.

И, хотя стена пала без малого тридцать лет назад, эксперимент продолжается.

В Берлине смешаны практически поровну выходцы и ГДР и ФРГ, ossi и wessi, "они и мы". Но  никто не чувствует себя "понаехавшим", город и прежде принадлежал и тем, и другим в одинаковой степени.

Потому в любой компании непременно окажутся представители обеих сторон. И если компания достаточно тесная и отношения относительно доверительные, разговор неизменно потечет по руслу сравнений.

Но не в старейшем поколении довоенных и военных детей, там одни только упреки со стороны "восточных": "У нас шансы были неравны, когда произошло объединени, у вас были виллы, машины, капитал, поездки по всему миру, мы никак не могли вас догнать", -- и  виноватое молчание и очи долу у "западных".

У самого молодого из поколений, успевших  родиться до падения стены и заставших быт Восточной Германии, своя ностальгия.

Для их ровесников после объединения ничего не изменилось. О том, как многое осталось лишь в воспоминаниях для родившихся в ГДР, мне стало понятно после восторженного рассказа девушки, поехавшей на каникулы в Армению и Грузию и погостившей там в провинциальных городах: "У бабушки и дедушки моего знакомого точно такой же сервант и кухонная мебель, как у моей тети Х из деревни У, а посуда у его дяди была как у моей двоюродной бабушки из города Z! Мне так все понравилось! Такое все родное и свое! Вспомнила детство и так много на меня нахлынуло забытых чувств!" Наверное, с ровесниками из ФРГ ей об этом не поговорить, они просто не поймут, о чем она.

А  среднее поколение сравнивает свои жизни без обид, с исследовательским интересом, в чем-то понимая друг друга, в чем-то стремясь понять.

Я люблю присутствовать при таких разговорах, каждый раз узнаешь новые удивительные детали из разрозненной истории своей Wahlheimat.

Вот и на днях, во время очередных посиделок с любимыми соседями, самейными  парами "50 минус" из ГДР и "40 плюс" из ФРГ, я оживилась, когда разговор от общих тем про кошек (мы все кошатники и по очереди сидим со всеми котами, пока хозяева в отпуске) и еду (наш район в Берлине стал притчей во языцех из-за статистически большого числа людей, сознательно относящихся к проблеме питания, магазины с био-продуктами расцветают день ото дня, число кафе для вегетарианцев и веганов, кажется, тоже самое большое по городу) перешел к воспоминаниям.

И не зря,  опять узнала что-то совсем новое для себя, когда бывший западный берлинец в ответ на восторги бывшего восточного берлинца: "Ах, Западный Берлин был городом моей мечты! Все эти музыкальные панк-группы, Einstürzende Neubauten, Дэвид Боуи, Игги Поп...", -- ответил: "Я тогда был слишком мал для этого. Зато я помню, что было у нас, мальчишек, такое хулиганство с телефонами, которые сейчас помянули".

Помянули мы их так: кто-то позвонил на мобильник соседу из бывшего ГДР и он, достав еще доандроидную модель телефона, показывая его 12-летней дочери другого нашего соседа, пошутил: "это допотопные модели, существовавшие еще до твоего рождения!" -- "Ах, были еще более допотопные телефоны с диском, который надо крутить. Но ты, наверное, знаешь об этом по кино?" -- настала моя очередь ностальгировать.  Девочка кивнула, а я пересказала чью-то запись в блоге о том, как в коридорах Ленинской библиотеки он наблюдал сцену, как девочки-подростки пытались набрать номер на таком телефоне. Одна тыкала пальем поочередно в разные цифры, а вторая пыталась понять причину неудающегося соединения: "Ты слишком быстро убираешь палец, он не успевает считывать информацию".

"У нас было такое хулиганство, - делился воспоминаниями ее отец, -- "Тогда можно было на улице позвонить из автомата за 20 пфеннингов и говорить как угодно долго. И мы, желая напроказить, набирали чей-то номер и не вешали трубку, а клали ее рядом с телефоном, и тогда у того, кому позвонили, телефон отрубался и он не мог по нему говорить, пока что-то не поставит трубку на место"."Правда, не мог говорить? Даже если сам нажимал у себя на отбой?" -- удивлялись соседи из бывшего ГДР. -- "У нас тоже звонок из автомата стоил 20 пфеннингов, но сеть не отрубалась, если собеседник не клал трубку на место".

Моя копилка наполнилась еще одной деталью, а я вдруг осознала, что, слушая подобные сравнения, всегда невольно вспоминаю рассказы о совпаденияъ в жизни разлученных с детства близнецах: "У обоих первую жену звали Мэри и у каждого из них когда-то была собачка по имени Дэзи".

И грустно отчего-то . Ведь и пфеннигов теперь нет никаких, ни западных, ни восточных...

Комментировать Всего 3 комментария

Хорошо, Нуне.

Но есть одна тонкость: немецкая мелочь называется "пфенниг".

"ПфенниНг" - это наш, русскоязычный вариант, так, наверное, нам проще.

и действительно. сейчас исправлю, спасибо)

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

А ещё Вам стоит поинтересоваться у администрации, отчего Ваш материал "зазамочен". Ничего сомнительного в нём нет, жаль, что он доступен только участникам проекта.

Эту реплику поддерживают: Нуне Барсегян