Все записи
05:54  /  17.07.17

1069просмотров

ОБ УКРАИНСКОМ НОВОМ РУБЕЖЕ

+T -
Поделиться:

 

Я не раз писал об особенностях украинских реформ. Во-первых, они осуществляются во время войны. Во-вторых, осуществляются старой элитой. В-третьих, в парламентско-президентской республике с реально разделенными ветвями власти и зависимостью состава и действий правительства от законодателей. В-четвертых, под внешним контролем Запада -  прежде всего, Евросоюза,  завершившего несколько дней назад ратификацию Соглашения об ассоциации с Украиной,  которое вступит в силу первого сентября.

Это «в-четвертых» особо существенно, ибо только изнутри системное реформирование постсоветского украинского (и не только украинского) олигархо-чиновного социального порядка представляется проблематичным. И потому  внешнее давление, производное от внешней поддержки, оказывается едва ли не главным мотором перемен. Внешняя субъектность призвана компенсировать дефицит субъектности внутренней. А как это  будет выглядеть после того, как вступит в силу Соглашение  об ассоциации, стало   ясно в последние пару недель.

Запад на разных уровнях и площадках продемонстрировал Украине свою поддержку и заинтересованность в успешности ее продвижения по избранному ею европейскому маршруту. Европа, США, НАТО, парламентская ассамблея ОБСЕ согласились с украинской интерпретацией минских соглашений и украинской позицией по Крыму. В Киеве побывали генсек ООН, выразивший солидарность с украинским народом, высшие  руководители НАТО и Евросоюза, госсекретарь США, в Лондоне состоялась  международная конференция с участием  представителей политических и деловых кругов США, Англии и других стран,  специально посвященная украинским реформам. Звучали одобрительные, а порой и лестные слова относительно уже сделанного – в банковском секторе, урегулировании госзакупок, обеспечении энергетической независимости, создании системы электронного декларирования доходов должностных лиц, выполнении всех требований, которыми обусловливалось предоставление безвизового режима с Евросоюзом, с чем Украину поздравляли, как и с ратификацией Соглашения об ассоциации.   Обещали помогать в продвижении вперед, но…Но с условием, что  украинцы проявят собственную  волю к такому продвижению.

Пока к ним по этой части немало претензий.   Чаще всего они по-прежнему касаются коррупции. Западные союзники считают, что на этом направлении видимых достижений немного, а украинские коллеги, с которыми на эту тему общался, говорят о приостановке давления на олигархически-чиновную коррупционную сеть  по причине  опасений, что оно может затронуть слишком широкие слои во власти и в бизнесе.

Наверное, это заметили и в западных столицах, что сопровождалось непривычно жестким заявлением официального представителя ЕС в Украине: мол, антикоррупционные функции возложены на несколько структур, включая Службу безопасности (СБУ), для которой она избыточна, а впечатляющих результатов как не было, так и нет. Недовольны западные союзники и тем, как продвигается законодательно запущенная в прошлом году судебная реформа. В частности, промедлением с созданием специализированного антикоррупционного суда, этой реформой предусмотренного, чтобы нейтрализовать инерцию старой коррупционной судебной системы, быстрому преобразованию не поддающейся, но противодействие коррупции небезуспешно блокирующей.

Особенность украинских реформ, повторю, не только в том, что они осуществляются под давлением и контролем Запада старой элитой, обжившейся в прежней системе и вынуждаемой менять ее на менее для себя комфортную. Особенность этих реформ и в том, что их ход определяется парламентом, т.е. не авторитарно, а демократически. А в парламенте тоже сильны позиции старой элиты, причем часть ее находится не просто в оппозиции президенту и исполнительной власти, но и чуть ли не открыто демонстрирует заинтересованность в том, чтобы согласованные с западными партнерами реформы сорвать, дабы открыть дорогу к президентской и правительственной власти себе. Поэтому буксует запущенная судебная реформа, поэтому увязает в парламенте реформа земельная, за что Украина поплатилась отсрочкой предоставления  очередного транша кредитной помощи МВФ, поэтому не запускаются реформа пенсионная, реформа госаппарата, реформа здравоохранения, не запускается приватизация убыточных госпредприятий. И ко всему этому нелишне добавить, что многие депутаты тоже интегрированы в чиновно-олигархические коррупционные сети и решают в них свои частные проблемы, будучи защищены депутатской неприкосновенностью.

Эта неприкосновенность стала в свое время естественным следствием трансформации советской системы, в которой законодательная ветвь власти была инструментом власти партийно-бюрократической. Во многих постсоветских государствах (среди них и Россия) эту зависимость законодателей в обновленных формах удалось восстановить, формально на их неприкосновенность не покушаясь, но послемайданная Украина с этого пути сознательно сошла. В результате же столкнулась с тем, что депутаты, независимость которых  от давления других властных структур защищена  неприкосновенностью, не удерживаются от соблазна воспринимать это как свою независимость от закона. Рассчитывая, что коллеги-законодатели, наделенные правом неприкосновенности лишать, их не сдадут.

Недавно президент Порошенко призвал законодателей отказаться от депутатского иммунитета и поставить себя в отношениях с законом в общий ряд с другими гражданами. Понятно, что речь может идти только о частичном ограничении иммунитета (скажем, периодами парламентских сессий), как это имеет место во всех демократиях. Понятно, что большинство народных избранников от такой перспективы не в восторге и будет сопротивляться.  Однако их сопротивляемость ограничена  тем, что общество тоже недовольно их свободой от закона. Поэтому на днях в ответ на представление Генпрокуратуры они  лишили нескольких депутатов неприкосновенности, а в отношении одного из них (бывшего губернатора Харьковской  области Михаила Добкина) согласились на арест.

Моя заметка явно затянулась, а потому итожу. Предстоящее вступление в силу Соглашения об ассоциации повлечет за собой (уже влечет) ужесточение требовательности к украинскому руководству по части проведения реформ и выполнения всех пунктов договора. Политическая и финансово-экономическая поддержка Украины ставится в зависимость от этого.  Учитывая приближение президентских выборов (до них меньше двух лет), можно ожидать возрастания реформаторской активности  президентской и исполнительной  власти – особенно на тех направлениях (прежде всего, антикоррупционном), к которым общество особо чувствительно. И ужесточения противоборства в обществе и политическом классе, которое и без того уже зашкаливающее. Настолько, что  президент Евросовета Дональд Туск  во время саммита ЕС и Украины в Киеве счел даже нужным публично предупредить, что главный вызов украинской государственности  не извне (с ним она справится), а изнутри. Вы, сказал он, «можете нанести поражение сами себе. Именно поэтому вы должны в любом случае сохранять единство и избегать внутренних конфликтов». Возможно, в Европе обеспокоены тем, что к власти в Украине могут прийти пророссийские политики, как случилось это в  тоже ассоциированной с ЕС Молдове.

Как и прежде, я пишу об украинских реформах, их удачах и сбоях, имея в виду возможные реформы в России.  Ей придется решать проблемы, аналогичные украинским, - в постсоветских странах они типологически сходны. Но ей придется решать их, если решать решится,  при авторитарной форме правления (никаких  симптомов предстоящего отказа от нее ни во власти, ни в оппозиции сегодня не наблюдается) и при отсутствии западной поддержки, ибо платить за такую поддержку согласием подчиняться западному давлению не наблюдается тоже. А потому в обозримом будущем серьезных реформ и не жду.  

 

Комментировать Всего 1 комментарий

PS. ЕС предоставил Киеву торговые преференции на три года. Похоже,  Запад всерьез намерен вытянуть Украину.

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Новости наших партнеров