Все записи
09:23  /  24.05.20

794просмотра

Продление карантина

+T -
Поделиться:

На данный момент в Перу довольно жесткий вид карантина длится уже два с половиной месяца. И мы с «радостью» узнали, что его продлевают больше чем на месяц – пока до конца июня. Похоже, правительство страны решило установить рекорд и попасть в книгу рекордов Гиннеса!

Как это можно объяснить? Власть объясняет, что боится перегрузить систему здравоохранения, что больницы не выдержат. По официальным данным больницы сейчас заполнены на 80 процентов. И ещё готовятся новые. Надо признать, что Перу оказалось гораздо лучше подготовлено, чем они сами о себе говорят. Эта черта перуанцев в отличие от многих других – описывать себя отсталыми и неразвитыми.

На данный момент в стране, где проживает 33 миллиона человек, умерло от ковида около 3000. Это не самый плохой показатель в мире. Кроме того, что меня особенно впечатлило, ещё не умер ни один врач или медработник. Тяжело болеющие среди них есть. Но умерших пока нет. Вы знаете, что во многих странах ситуация с этим гораздо хуже. Это значит, что в Перу смогли заранее обеспечить защитой своих врачей.

Почему же эта далеко не самая богатая страна мира, с такими неплохими результатами по борьбе с эпидемией, продолжает убийственный для её экономики жесткий карантин? Они говорят, что не могут выйти на плато и дойти до нужной статистики снижения новых заражённых. В отличие от некоторых стран, перуанцы в таких делах наивно честные, и не могут поправить статистику!

Но почему же при таком жестком карантине они не могут добиться сокращения новых заражённых? Всё очень просто объясняется. Как все развивающиеся страны Перу имеет большое расслоение в уровне жизни населения. В то время когда жители состоятельных районов, которые я наблюдаю, дисциплинированно соблюдают все правила (некоторые месяцами вообще не выходят из дома), в бедных районах происходят совсем другие процессы.

Вы можете подумать, что в бедных районах народ бунтует против карантина. Ничего подобного. Просто оставшись без средств к существованию, люди пытаются как-то подзаработать. Например, они пробуют продавать соседям какую-то еду. Они выходят на улицы с этой едой и другим товаром.

Правительство Перу постоянно закрывает рынки в бедных районах Лимы, где под 80 процентов продавцов оказываются носителями вируса. Но это не останавливает торговлю. Они физически не могут не нарушать правила. Люди же не могут просто сидеть дома без еды. Они вынуждены что-то предпринимать. Это их способ выживания.

Можно предположить, что жадное перуанское правительство не помогает людям. Совсем нет. Среди всех стран Латинской Америки Перу выделило на помощь населению самый большой процент от национального бюджета. Просто этот бюджет не сравним с бюджетами развитых стран Европы и Америки.

Они реально стараются сделать всё правильно, выполняя все предписания ВОЗ, копируя политику самых развитых стран. Но что получается? Экономика убивается. Видимо большая часть малого бизнеса будет убита. Ещё больше людей окажутся в нищете. А выйти на плато быстро так и не получится.

Фактически Перу и, возможно, многие другие страны медленно движутся к созданию коллективного иммунитета за счёт неблагополучных слоёв населения. Этот вирус не уровнял людей. Он сделал неравенство ещё более явным.

Тот же карантин в просторном доме для небольшой и богатой семьи протекает совсем иначе, чем в маленьком доме для большой и бедной семьи. Кроме того, первая семья живёт в благополучном зелёном районе, а вторая в бедном, грязном, где рядом нет никаких парков.

Если сейчас снять карантин, то две эти совсем разные по стилю жизни группы населения встретятся, поскольку много людей из бедных районов работают в богатых. Они и сейчас здесь работают дворниками, мусорщиками, продавцами в продуктовых лавках и супермаркетах и охранниками.

Но после снятия карантина гораздо больше людей из бедных районов начнут работать в богатых. И, конечно, они поделятся вирусом. И возможен даже взрывной рост разного рода преступлений, который сейчас сдерживается комендантским часом. Ведь очень много людей остались без доходов, включая людей, которые уже были раньше вовлечены в криминальную деятельность.

Это предположение. Большинство перуанцев законопослушны. Но и с такими кризисами Перу давно не сталкивалось. Здесь пару десятков лет шёл стабильный рост экономики и уровня жизни. В последние годы уровень криминализации поднялся лишь с принятием беженцев из Венесуэлы. Они сейчас тоже оказались в тяжелейшем положении.

А ещё в Перу информационная политика велась таким образом, что они исправно делились всеми страшилками про вирус из крупных западных СМИ, но очень мало сообщали о позитивных результатах исследований учёных, которые могли бы подбодрить и успокоить местный народ.

Большинство людей здесь ничего не знает о реальных процентах летальности, об огромном проценте людей бессимптомно переживающих заражение, о возможности выработать коллективный иммунитет. Но при этом много напуганных людей из сообщений СМИ успели запомнить фейк, что вирус опасен для детей.

Поэтому большинство перуанских детей в моём районе и многих других несколько месяцев не выходят из квартир на улицу. Им явно не хватает солнца, свежего воздуха, физической активности, живого общения со сверстниками. А усугубляет ситуацию ещё то, что Лима входит в период затяжной зимы, когда даже на улице солнце будет гораздо меньше.

Здесь наступает период похолодания, который в сочетании с очень высокой влажностью каждый год вызывает взрыв лёгочных заболеваний. А поскольку жесткий карантин существующий в Перу, не позволяет перебраться в другие солнечные регионы страны, многим детям и взрослым придётся встретиться с этим дополнительным риском.

Я пытаюсь понять логику местной власти, их мотивы. Но пока это больше всего похоже на страх взять ответственность за трудное решение. Но оттягивание такого решения начинает вызывать недовольство. Впервые я заметил, что на продление карантина большинство моих знакомых отреагировали довольно безрадостно.

От идеи, что власть их защищает от страшной беды, они всё больше склоняются к идеи, что власть их хочет уморить с голоду. И как я понимаю, многие процессы, которые я описал здесь, частично повторяются и в других странах.