Я помню один еще дореволюционный рассказ. Дворянину предложили занять перспективную общественную должность, и он советовался со своим другом, принимать предложение или нет. Друг спросил его о мотивах, зачем это нужно было дворянину. Тот ответил, что не преследует корыстных личных целей (!?). и что его хотят выбрать именно потому, что он не брал и не возьмет взяток.

Друг внимательно посмотрел на дворянина и спросил: «А миллион рублей тоже не возьмешь? А десять?»

Да, для большинства из нас (конечно, за вашим исключением!) есть своя цена.

Сколько стоит совесть борца против коррупции, рыцаря без страха и упрека, г-на Навального, я не знаю. Хотя есть такое подозрение, что это вполне подъемные деньги. И вспомнились мне две недавние истории из моей практики.

Кто не помнит меня, так я скажу. Я, можно сказать, семейный ювелир. Что-то среднее между семейным доктором и другом семьи. Илья Клюев, это фамилиЁ такое.

Итак, несколько лет назад я купил сапфир весом в двадцать карат. По стоимости это где-то в диапазоне от 100 до 200-х тысяч долларов. И мы сделали с этим камнем симпатичную подвеску. Но женщины (коварный и опасный народец, если кто не в курсе, который видит любую пылинку в чужом глазу или камне!) разглядели в сапфире некоторый изъян. Крохотное белое облачко в правом верхнем уголку камня. И мне сразу сообщили, что в связи с этим камень некондиционный. 

Я человек мнительный, и мнение двух и более женщин меня очень угнетает, парализует и подчиняет.

Итак, сапфир был возвращен поставщику. Красивый сапфир в форме сердца. Ярко-синий. Аж мурашки по коже, как красиво. Было.

Прошло пару лет

По закону подлости, появился клиент, который захотел сапфир именно такой формы и такой же каратности. Ничего не поделаешь, пришлось оседлать самолет и отправиться к поставщику. У которого когда-то и приобретался тот самый камень.

В офисе мне вывалили на стол ряд камней, но все было не то. Нужен был ярко-синий, королевский синий, и сердцевидный сапфир.

Выждав паузу, владелец компании Льюис эффектно достал из личного сейфа пакетик и швырнул его на стол.

- А вот это посмотри. - произнес он, загадочно улыбаясь.

Передо мной лежал великолепный сапфир. То, что надо.

- Почем за штуку хочешь?

- Илья, это камень из нового сырья, ты же знаешь, как все подорожало. Если бы это был старый камень, то тебе как другу я бы отдал как раньше, но этот… Проклятые шриланкийцы совсем совесть потеряли, а поэтому стоит камень… - и он назвал сумму за карат в два раза выше той, что была пару лет назад.

В замешательстве я стал разглядывать камень, и вертеть его в руках. Это было за рамками моего бюджета.

И вдруг я увидел в правом верхнем углу маленькое облачко. Ах ты, жулик какой...

-Льюис, да это тот же камень, который я у тебя покупал когда-то за совсем другие деньги. Вот же облачко в правом верхнем углу, из-за которого я его вернул.

Льюис молниеносно подскочил с кожаного английского дивана, на котором до этого вальяжно возлежал, схватил сапфир, пробормотал смущенно: «Sorry», и исчез в сэйфовой, а я возмущенно поднялся со стула и вышел прогуляться.

Вторая история, очень похожая. И тоже с моим американским партнером случилась.

Появился срочный заказ на изумруд весом десять карат. Разумеется, колумбийский. Эти камни в основном гранятся в США, естественно, «американцами» в третьем поколении под паролями сэм и мойша. Я позвонил своим постоянным поставщикам и в теплой дружеской беседе сообщил, что нужен срочно камень. Того качества, что я обычно приобретаю. То есть высшего. Gem quality.

- Камень есть, я тебе его пришлю в Женеву. Посмотришь и одобришь. – отреагировал Сэм

-Присылай, только времени у меня нет смотреть. Мы сразу отправим в Москву растаможить.

- Ты его смотреть не будешь? - после небольшой паузы осторожно поинтересовался Сэм.

- Нет, Сэм, времени нет.

- Прекрасно, он послезавтра будет во фрипорте в Женеве.- обрадованно сообщил мой друг Сэм.

Весь следующий день я ходил и мне было неспокойно. Камень предназначался постоянному клиенту, заказ был срочный и, если бы камень чем-то не подходил, у меня не было ни шанса его заменить на другой. Пожалуй, съезжу взгляну, так спокойнее будет.

- Алло, Сэм, ты знаешь, я все-таки слетаю посмотрю камень. Не две копейки, и клиент очень важный, постоянный, не хочу его подвести.

- Ты полетишь смотреть камень? – осторожно поинтересовался Сэм.

- Да. Понимаю, что это излишняя предосторожность, но все-таки перестрахуюсь.

- Тогда я тебе еще один камень отправлю, чтобы у тебя был выбор.

- Отлично, Сэм! Ты очень крутой.

Прилетев в Женеву, я сразу отправился во фрипорт. Это такое место, где могут находиться грузы на временном хранении в ожидании отправки по месту назначения. Сотрудник брокерской компании малка-амит в присутствии дядечки с автоматом неизвестной мне швейцарской системы отпер нашу ячейку. Достал оттуда коробочку и передал ее мне.

В коробочке было два пакетика, с надписанной каратностью содержимых камней. Сначала я открыл камень, который мне Сэм предложил первым.

Я охнул. Это было темно –зеленое безжизненное стекло. То есть изумруд, но как стекло. Без игры, без жизни. Черно-зеленого цвета. Я бы никогда не приобрел такой камень будучи в твердом уме и трезвой памяти. И в здравом уме и твердой памяти тем более.

В состоянии, близком к далеко не легкому шоку, я развернул второй пакет и облегченно-обрадованно выдохнул.

Там был прекрасный, живой, насыщенно зеленый прозрачный кристалл бериллевого силиката алюминия, в простонародье называемого изумрудом. То, что надо.

- Алло, Сэм, привет!

- Хай Илья. Хау а ю.

- Да хаваю, Сэм, хаваю. Ты чего мне всучить то хотел поначалу? Што за шлак ты мне прислал?

- А второй камень как?

- Да никак Сэм, никак. Второй нормально. Я пытаюсь понять, зачем тут первый камень оказался и как ты вообще мог его предложить

- Sorry, Ilya…- смущенно произнес Сэм.

Вот две истории. С обоими «партнерами» мы работаем уже более десяти лет, и они так готовы нас  подставить. Оба американцы с еврейскими взглядами на жизнь. Неплохие ребята, но как-то сразу тушуются, когда появляются возможности что-то наварить. 

И ведь прекрасно понимают, шельмецы, что в камнях эксперт международной ассоциации по цветным камням (это я про себя) разбирается не хуже их, и все равно пытаются нагреть. Как же они тогда надуют, например, вас? Что с ними поделать? Не представляю.

И, конечно же, у этих моих друзей-партнеров, как и у г-на Навального, есть одна общая черта. Они очень, просто кристально честные люди, и ненавидят коррупцию. Тонко чувствуют и переживают обман. Правда, почему-то только тогда, когда объектом обмана являются они сами. При этом становится субъектами шулерства они не считают зазорным.

Как же все это противно, а что делать, не понятно.

Может, что-то в консерватории поправить?