Все записи
17:36  /  22.03.18

2955просмотров

История одного студента, который на связях с чеченской мафией и ресторатором Аркадием Новиковым создал мировой бренд

+T -
Поделиться:

Этот рассказ, хотите вы того или нет, вернет вас в лихие девяностые. Всегда интересно услышать историю от первого лица. Тогда слушайте.

Кто со мной не знаком, так я ювелир, Илья Клюев, поинтересуетесь потом в «Яндексе». Это сейчас мои клиенты называют нашу компанию «современным Фаберже», а в 1996 году все было совсем не так помпезно. Но у судьбы были свои планы относительно меня. Сейчас вы узнаете, как гадкого утенка превращали в лебедя практически без его участия.

Итак, свой первый, очень небольшой магазин я открыл вместе с партнерами еще в 1996 году в торговом центре «Тишинка», что было очень забавно. Именно там я познакомился с Аркадием Новиковым, который в этом же центре открыл свои первые «Елки-Палки». Он стал одним из моих первых клиентов, купив несколько хрустальных вазочек. И именно Аркадий мне сказал, что моим амбициям тесно на Тишинском рынке и нужно выбрать место посолиднее.

– Аркаша, а куда мне? – жалобно прокуксил я.

– Тебе надо или в «Славянскую», или в «Садко-Аркада».

– Кто же меня туда возьмет, голодного студента?

– Щас, все устроим, – по-деловому подошел к делу Аркадий.

– Алё, Умарчик, это Аркаша Новиков. Слушай, помоги моему другу. Очень хороший парень, Илюша зовут, приюти его в «Славянской». Ага, сейчас он позвонит твоей Лене.

– Илюха, вот тебе телефон его помощницы, дуй прямо сейчас в «Славянскую».

И я погнал.

К Умару я приехал с подарком в виде вазы, с рекламой меня в одном из только что появившихся глянцевых журналов на двух страницах и, в качестве пиар-поддержки, с моим партнером-итальянцем, который за все время встречи не проронил ни слова, потому что у Умара была среди иностранцев в те годы неоднозначная репутация. Потом итальянец рассказывал на своей родине страшные истории и даже стал участником одного телешоу. В отличие от него я вам буду рассказывать чистую правду.

В то время гостиница «Рэдиссон Славянская» была одной из лучших в Москве. Как вы уже догадались, ею заправлял Умар Джабраилов, харизматичный чеченец. К слову, гостиницей «Россия» в то время заведовал не менее харизматичный брат Умара, Хусейн Джабраилов.

Чеченцев тогда не любили. И боялись. И не только итальянцы. А у меня другое отношение к этой небольшой, но гордой нации. Не берусь сейчас говорить о многовековых взаимоотношениях наших народов, а продолжу рассказывать свою забавную историю. Скажу только, что именно чеченцам я обязан началом своей карьеры, и говорю об этом открыто, потому что человек должен помнить всех людей, кому благодарен.

Умар ценил особое к себе отношение. Я приехал к нему с журналом, вазой, итальянцем и чувством благоговейного страха. Мне было тогда девятнадцать лет, одет я был в купленную за сто долларов коричневую короткую дубленку, в которой была сломана молния, поэтому носил я ее нараспашку.

– Понимаешь, Илья, – начал Умар, причем, к моему огромному удивлению, без малейшего акцента, – Аркаша мой друг, и он за тебя просил. Но есть проблема. У меня нет сейчас места для тебя.

Тогда в «Славянской» только начиналась «бутиковая» история. На момент моего разговора с Умаром там уже было открыто несколько магазинов.

– Есть только место на входе. Надо поговорить с Новиковым.

Тут я слегка удивился. Вроде бы Аркадий уже внес большой вклад в мое продвижение, неужели он может еще что-то большее для меня сделать?

– Не с тем Новиковым, с другим, – ответил на мой немой вопрос Умар. – С директором гостиницы. Мы же вместе с правительством Москвы ею управляем.

«Славянская» находилась наполовину в частной собственности, а половина принадлежала городу. И даже такой человек, как Умар Джабраилов, не имел полномочий полностью распоряжаться площадями.

Он поднял трубку, где-то на другом конце хмурый голос буркнул: «Слушаю». Что-то в этом голосе мне подсказало, что встреча с еще одним Новиковым не предвещает для меня ничего хорошего.

– Сергей Николаевич, сейчас от меня парень подойдет. Там у нас пятачок есть перед входом, пусть он магазинчик сделает там.

– Это пожарная зона, – сухо отрезал нетот Новиков. – Пожарники ничего не разрешат делать.

– Илья, извини, – развел руками грозный Умар. – Против пожарников я ничего сделать не могу.

– А если они разрешат, тогда пусть делает, ок? – попробовал поддержать меня Умар.

– Да они никогда не разрешат, – отрезал Новиков.

– Илья, все в твоих руках, – подытожил Умар.

Здесь я понял, что все висит на волоске и удача от меня отвернулась.

На всякий случай я еще сходил к нетому Новикову.

– Я тебе ничего здесь делать не дам, – вбивал он слова, как гвозди в гроб моих надежд. – Торгашей на дух не переношу.

Я понял, что проиграл, шансов нет.

Однако не может быть, чтобы судьба мне послала человека, который решает любые вопросы, бизнесмен с известной репутацией, и он, чеченец, захотел мне, русскому студенту помочь просто так, а какой-то «правильный» соотечественник тоже просто так решил мне испортить жизнь и лишить будущего. Так не могла закончиться эта история.

И она так не закончилась.

Я пошел к пожарникам, и нашел я их быстро. Старенькое, замшелое историческое здание какого-то купца третьей гильдии ютилось среди разношерстных кирпичных девятиэтажек, неуместно встроенных в старинную московскую архитектуру.

Дверь начальника с выцветшей от времени и перестроечного кризиса табличкой, за которой должна была решиться моя судьба, судьба целого ювелирного дома, а значит, в какой-то части и судьба России, находилась в конце коридора, покрытого облупившейся безликой желтой краской.

– Здравствуйте. Вот пришел к вам получить разрешение на временное размещение маленькой торговой точки для продажи русских сувениров. Администрация разрешила, но я решил сначала с вами согласовать. Все-таки решение вы должны принимать.

Искусство подхалимажа давалось мне всегда с трудом. Но у одного из философов, кажется Шопенгауэра, я прочитал заветную фразу, что всегда надо говорить только правду, но правду надо говорить не всегда. Согласитесь, в моих словах не было неправды.

Начальник заведения рассеянно посмотрел на меня, кинул безразличный взгляд на разложенный мною план центрального входа гостиницы «Славянская». Для меня настал решающий момент. В руках человека, одетого в видавший виды зеленоватый, с потертыми желтыми пуговицами мундир, находилась судьба империи CLUEV, а главное – нескольких тысяч клиентов, состоятельных людей с женами, детьми, предприятиями, домашними животными и так далее. Решалась судьба части российского общества, будет ли у нее счастливое ювелирное будущее.

Человек в мундире принял правильное решение. Окинув взглядом свой видавший виды кабинет, начальник остановил взгляд на письменном столе и соседствующей с ним тумбочке.

– У меня вот техники для работы не хватает, – доверительно сообщил он. – Компьютер нужен, принтер, ксерокс. И заму моему тоже.

– Как же так? – деланно возмутился я. – Это форменное безобразие. Диктуйте список, я немедленно займусь этим вопросом.

Стоит ли говорить, что на следующий день в снабженном чудесами техники кабинете начальника пожарной охраны я получил заветную надпись на плане гостиницы примерно следующего содержания: «Не возражаем против размещения торговой точки при условии соблюдения правил пожарной безопасности».

Умар Джабраилов был искренне удивлен произошедшим и поздравил меня с победой. Директор, нетот Новиков, подписал договор, и на этом мы с ним забыли о существовании друг друга и больше не встречались, а вскоре на его месте появился новый управляющий, немец по имени херр Хаас, но это была уже другая история.

Какой вывод я сделал из всего этого?

Не нужно сопротивляться своему предназначению. Если относительно вас наверху есть план, а он есть относительно каждого из нас, то вам пошлют и людей, и необходимые обстоятельства. От вас требуется совсем чуть-чуть: верить, что все получится.