Все записи
11:22  /  31.05.17

1157просмотров

Игорь Миркурбанов: «Нам дороги эти позабыть нельзя...»

+T -
Поделиться:

С Игорем Миркурбановым мы познакомились больше года назад: перед одним из первых его сольных концертов. На тот момент я знала его, как актера МХТ и Ленкома, Лорда из "Идеального мужа", Григория Отрепьева из "Бориса Годунова", Веничку из "Вальпургиевой ночи", Федора Карамазова из "Карамазовых", Тригорина из "Чайки". Видела пару выступлений из шоу "Три аккорда", заслушивала его "Странную женщину". Но никогда не думала, что он – певец большого диапазона и творческих возможностей. И была приятно удивлена, когда оказалась на его концерте в сопровождении оркестра Red Square Band.

Программа каждого его выступления – это современный отсыл к истокам, корням, к чему-то глубинному, заложенному с детских лет. Такова затея актера и исполнителя – ему важно дать своё авторское прочтение, трактовку знакомым песням. Так, к примеру, совершенно иное звучание и аранжировку получили такие до боли знакомые песни – социокультурные знаки – как «Темная ночь» или «Враги сожгли родную хату...».

*фото Михаила Белоцерковского

Каждый его концерт это, как признается сам Игорь, "музыкально-психоделический спектакль, не моно, с полноценной драматургией. У каждого инструмента в оркестре своя роль, они являются полноценными партнерами и соучастниками мистического действа". Например, таким психоделическим музыкальным экспериментом был недавно прошедший концерт Миркурбанова "Блудный сын".

Говорить в интервью о каких-то банальностях Игорю Миркурбанову не интересно – в рамках обычных слов и определений ему тесно. Хочется вырваться и улететь куда-то далеко, исследовать метафизические слои и собственные горизонты, пофилософствовать...

О концерте...

«...Мы стараемся объединить всё в музыкально-текстовую композицию, связанную с архетипами, свойственными нашему пространству (отсюда, к примеру, название «Блудный сын»), – ментальному и топографическому. Это наша история, то ментальное пространство коллективного бессознательного, в котором проходит человеческая жизнь. Понимаете, "нам дороги эти позабыть нельзя..." Вот мы, с помощью хорошей, на наш взгляд, музыки и текстов, которые нам показались интересными, и пытаемся выстроить диалог со зрителем. Но это не представление, я вообще осторожен с какими-либо формулировками. Признаться, для меня всё, что касается жестких определений, маркировок, обозначений, всегда проблематично. Не потому, что я сложнее или проще – я всегда опасаюсь некой заданности, жанровой однозначности. Ребята из моего коллектива Red Square Band меня понимают полностью...»

О диалоге со зрителями...

«...Устанавливать контакт, быть в диалоге со зрителем – не скажу, что это моя главная первостепенная задача. Я озадачен другим, более существенным, тем, ради чего мы всё это делаем. Прикосновение к теме каждой программы для нас существенно важнее даже, чем контакт со зрителем...»

О коллективе Red Square Band

«...У нас на девять человек семь Консерваторий... Это люди, с которыми мы разговариваем на одном языке, они понимают, что их задача – это не просто аккомпанемент. Есть очень большая разница между звукоизвлечением на простом концерте и превращением нотного знака в "нечто" одушевленное...»

О звуках музыки...

«... если звук не одушевлен, он остается нотным знаком, попросту физически извлеченным из инструмента. Только в том случае, если человек вкладывает душу в музыку, это настоящее. Вы посмотрите, к примеру, на любой духовой инструмент – музыкант превращает нотный знак в нечто, ему принадлежащее. Каждый раз это как исповедь...»

О музыкантах...

«...По звучанию духовых инструментов я могу вам сразу сказать, какой человек, и вы тоже услышите, какой он, например, по психотипу. Или какой у него опыт страдания... Фальшь сразу чувствуется, но, к примеру, клавишники могут обманывать. Клавишник может быть конченным подонком и эгоистом, но при этом играть прекрасную музыку...»

Об актерах и пустоте...

«...Актер – такой же инструмент. Почему-то для артиста ругательная коннатация в слове "пустой". На самом деле, это высшая форма, которую можно достичь в профессии. Если артист пустой, и он транслирует текст и режиссерскую мысль, то от него оторвать глаз невозможно. Пустой – в смысле убитого эго. Эго заставляет человека суетиться, быть полным. Но полным чего? Быть пустым сосудом, способным принять в себя мысль – это состояние, которого очень сложно достичь. Когда это удается, человек становится магнитом, от которого не оторвать глаз, он всасывает в себя как черная дыра, это трансцедентно. Это как прикосновение к вечному. Вечность освобождает от каких-либо мыслей, освобождает от концептуального ума. Мы же постоянно думаем, а музыка и актерская игра – освобождают...»

О следующем концерте

«... 25 июня в Brooklin Hall – не могу сказать сейчас, что это будет, но буду благодарен всем пришедшим. Что будет? Да все то же – музыкальный трип...»

О наркотиках и профессии...

«...Я не употребляю наркотики, не пью спиртное, мой наркотик – сцена, адреналин, который я получаю во время наших музыкальных опытов. Я взрослый человек и далеко не романтик, но я искренне верю и говорю своим ребятам: «Мы делаем очень важное. Мы для этого живем». Все остальное – это горизонтальное существование в силу обстоятельств...»

 

 

Читайте также

Новости наших партнеров