Все записи
15:51  /  27.09.18

782просмотра

Интервью с директором театра им. Вахтангова Кириллом Кроком: «Театр начинается с вешалки»

+T -
Поделиться:

«Театр начинается с вешалки». Ставшие крылатыми слова К.С. Станиславского таят в себе процесс работы огромной машины, где каждый винтик имеет значение. А руководит этой машиной не кто иной, как директор театра. Когда открывается занавес, мы видим только вершину айсберга, а что находится под ней, рассказал директор государственного академического театра имени Евгения Вахтангова, заслуженный работник культуры РФ Кирилл Крок. С ним поговорила Ирина Латорцева.

Кирилл Игоревич, в одном из интервью Вы сказали: "К театральным стенам надо относиться с большим волнением и уважением, чем к собственному дому - когда важнее то, что здесь, нежели то, что дома". Расскажите, как Вам за 8 лет удалось сделать для театра невозможные за такой короткий срок преобразования?

Во-первых, 8 лет - огромный срок! Это всё так просто. Каждый день каждый год ставить себе планы, добиваться их реализации, не отдыхать, по два месяца, как отдыхают наши уважаемые артисты, а находиться здесь, в театре. Делать, ремонтировать, переоборудовать, менять. Это каждодневный маленький труд, который, может быть, не виден. А потом, раз - а у нас тут изменения.

Действительно ли театр для Вас второй дом (или даже первый)?

Смотрите, какая штука. У меня дома есть любимая собачка, которая может мне подрать обои, я их подклею. Эту подклейку вижу один я и моя жена. Если что-то ободрано в театре Вахтангова, где бывает каждый день минимум тысяча человек, а если считать все сцены, то тысяча триста, - все это видят. Это стыдно. Я не могу видеть ободранные, поцарапанные или испачканные углы, и требую от наших сотрудников каждодневных обходов театра. Раз в месяц я сам делаю большой обход каждого помещения, каждой кладовки с начальниками службы, с руководителями отделов. Мы всё записываем: тут подкрасить, там подремонтировать. И это исполняется. (Тут Кирилл Игоревич достает целую папку бумаг со списком проделанных работ, где указано всё до мельчайших деталей, и, действительно, всё исполнено). Моё глубокое убеждение, что все эти вещи, может быть, подспудно, очень влияют на атмосферу в театральном творческом коллективе. Я убеждён, что там, где бардак и грязь, не живёт искусство. Оно очень капризно, трепетно, подвержено разным настроениям. Ведь Станиславский сказал: «Театр начинается с вешалки». Это не просто присказка. То, как сегодня артист выйдет на сцену, как он будет играть, как будет распределять себя, напрямую зависит от обстановки и атмосферы в театре. Никто меня не переубедит, что артисту всё равно, какая у него гримерка, есть ли там душ с чистым полотенцем и мылом, и что всё это в совокупности не влияет на его творчество. Я глубоко убеждён, что для того, чтобы создать что-то прекрасное, нужно напитаться этим прекрасным. Чтобы выдать что-то за час-два на сцене, артист начинает настраивать себя задолго до спектакля. Это так кажется - что такого – прибежал в театр, надел парик и на сцену. Совершенно нет. То, как артист входит в театр, какой здесь порядок, как здесь комфортно – несомненно, влияет на творчество. Уж не говоря о том, что театр Вахтангова – Академический театр почти со столетней историей. Через два года театру исполнится 100 лет. Поэтому мы обязаны подавать пример и содержать театр в идеальном состоянии. Для этого требуются каждодневные усилия. И роль директора в театре заключается не кабинетным креслом. Это работа с людьми, решение их вопросов. Директор – человек, который отвечает за внешнее и внутреннее состояние театра. Без этого не получается творить даже у самых лучших режиссёров. Я себя отношу к категории обслуживающего персонала, потому что должен обеспечить комфортные условия для работы режиссёра. Чтобы все актеры присутствовали на репетиции, а не разбегались по своим проектам (что тоже важно, и нужно воспринимать это как данность), чтобы спектакль проходил так, как это задумал режиссёр при постановке, а не так, как сложилось по обстоятельствам, чтобы декорации были не пыльными, а такими, какими должны быть. Я должен обеспечить артисту вкусную и недорогую еду в буфете, чистую и уютную гримёрку, вовремя поданный отглаженный костюм т.д. и т.п. и, безусловно, полный зал зрителей. Я должен создать максимальный комфорт. Не говорю, что это всегда получается, но никто не может бросить мне в спину, что я этим не занимаюсь или не достигаю определенных результатов. Конечно, хотелось бы больше. Всё нужно воспринимать в разрезе времени. Если вспомнить, как мы жили в театре 5-6 лет назад и как живём сейчас, посмотреть цифры, среднюю зарплату в театре за последние три года, сравнить соотношение по Москве оплаты каждого выхода актера то, мне кажется, - живем достойно.

Не случайно же Вы обладатель премии "Хрустальная Турандот" за "Безупречную организацию театрального процесса". Действительно, 6 сценических площадок, звёздная труппа, разнообразнейшие постановки? Удаётся ли удовлетворять амбиции артистов и режиссеров, распределить роли и постановки?

Перестаньте, при чём здесь премия Турандот…Распределением артистов занимается режиссерское управление и мой заместитель. Они вместе ставят репертуар за полгода вперёд, решая сложнейший ребус. Сначала выстраивается гастрольный репертуар. Контракты составляются за год-два до поездки. Потом к этому графику подстраивается репертуар основной большой сцены, затем репертуар всех остальных наших площадок. Во многих спектаклях есть два состава, потому что всех надо распределить.

Какие появились возможности, благодаря новым площадкам?

Возможности у театра появились совершенно разные. К примеру, открыта площадка «Арт-кафе». Многие копируют эту идею, и я рад, что наш пример оказался заразительным и полезным. На новой сцене, на минус первом этаже в подвале мы оборудовали прекрасное эстетически-художественное пространство. Спасибо главному художнику Максиму Обрезкову. Зрители могу приобрести билеты в кассе или в интернете любым способом и прийти. Вся прелесть пространства в том, что можно присесть не в ряду, как в театре, а за столиком, заказать чашечку кофе или лёгкие спиртные напитки, нехитрые закуски и наслаждаться творческим вечером или другими представлениями наших актеров. Это и сделано, прежде всего для актёров и зрителей . Появились дополнительная материальная составляющая и, что важнее, творческая самореализация актеров. Тем не менее, наше «Арт-кафе» очень эффективно работает, и мы неплохо закрыли сезон по экономическим показателям, даже с небольшой, как можно теперь выразиться, прибылью на развитие театра. Зрители ходят к нам, любят нас и мы им отвечаем взаимностью.

Вы упомянули про творчество самых лучших режиссёров. На должность главного режиссера назначен Юрий Бутусов. Расскажите, как два гения - Римас Туминас и Юрий Николаевич Бутусов будут работать в одном творческом пространстве?

Сразу скажу: абсолютно тихо и спокойно. Потому что Римас Туминас совершенно самодостаточный режиссёр, искренне радующийся любому творческому успеху коллег. Он не боится приглашать сильных людей, поскольку сам человек сильный. Повода для ревности, как у многих коллег, у него нет. Самодостаточная личность всегда с интересом воспринимает чужое творчество. Само привлечение таких режиссёров – творческое развитие для театра.

Поменяется ли репертуарная политика?

Репертуарную политику определяет художественный руководитель театра – Римас Туминас. Если он что-то поменяет в своих взглядах, то и репертуар поменяется. Если ему что-то понравится, и он решит, что данное произведение – пьеса, роман, сценарий – соответствует духу сегодняшнего времени, значит, будем ставить. Он абсолютно свободен в своем творческом выборе. Никто не диктует театру, что и как ставить. Это решает человек, который стоит у руля театра. А у руля театра стоит человек, поцелованный Богом. Зовут его Римас Туминас. С Юрием Николаевичем Бутусовым достигнута договоренность, что он приходит на должность главного режиссера театра. Раз в театральный сезон он будет делать новую постановку. Он тоже абсолютно свободен в выборе материала, занятости артистов и т.д. и т.п.

Чего интересного ожидать зрителям в новом сезоне?

В театре много чего интересного происходит. Иногда думаешь, что премьера будет рядовой – случается событие. Я думаю, что одним из самых интересных событий - спектакль «Фальшивая нота», который выпустил Римас Туминас. Предположу, что эта работа будет очень любима зрителями. Во всяком случае, мы на это очень надеемся. Следующая премьера в январе на основной сцене. Лука же Фуско, главный режиссёр неаполитанского театра «Стабиле». Ставит он пьесу Эдуардо же Филиппо «Суббота, воскресенье, понедельник». Он интересный режиссер, у которого много удачных спектаклей в Италии. Лука приехал со своей творческой командой – художником, ассистентом режиссёра. Я думаю, что это будет новая краска в репертуаре театра. Конечно же, мы ждем, что Юрий Николаевич Бутусов приступит к репетициям «Дон Кихота». Это будет не совсем «Дон Кихот», как мы его понимаем, а, скорее, художественное размышление на сюжет «Дон Кихота». Юрий Николаевич всегда неожиданный режиссёр. На Новой сцене А. Максимов представит в ноябре премьеру «Брусов переулок» Самое значимое событие для нас, это то, что в ноябре Римас Туминас начнет читки романа «Война и мир». Если у Петра Фоменко только одна история, начало романа, то Римас хочет воплотить роман не то чтобы целиком (иначе спектакль будет идти три дня без остановки), а весь сюжет объять, соединить и привести к одной канве.

Вы поклонник спектакля с эффектными декорациями и костюмами или же минимализма с глубокой философской игрой?

Я поклонник хорошего спектакля и хорошего театра. Для меня театр – это аншлаг в зрительном зале. Я считаю, что театр существует для людей, а не для критиков. И это очень важно. Померять успех театра можно только одним способом. Об этом всегда говорил Олег Павлович Табаков. Я просто процитирую его слова: «Единственный показатель успеха театра – это касса». Покажите, сколько сегодня продано билетов. Мне может спектакль нравится или не нравится, но если билеты проданы, значит, он нужен людям. Он попадает в их сердце, заставляет их вынуть свой трудовой рубль из кармана и прийти в кассу или купить электронный билет. Вот главная мотивация нашей деятельности. Спектакль, который не собирает публику, скорее всего, некий эксперимент фестивального формата. Эксперименты должны быть в театре.

На Ваш взгляд, эксперименты должны случаться в историческом театре?

Вы знаете, эксперименты должны быть в любом театре. Просто если мы занимаемся только экспериментами, то в театре наступает беда. Мы должны умело сочетать репертуарную политику так, чтобы в ней присутствовали и эксперимент, и новаторство, и чтобы спектакли собирали публику. В любом театре могут случаться как победы, так и поражения. От этого никуда не деться. Бывает, мы выпускаем спектакль, который по тем или иным причинам не доживает даже один театральный сезон. Такое бывает, и от этого не застрахован даже самый лучший академический театр.

Привлекаете ли молодых режиссёров?

Да, Римас выпустил на базе Щукинского театрального института на режиссерском факультете четверых молодых режиссёров. Вместе они поставили на Симоновской сцене спектакль «Стефан Цвейг. Новеллы». Мы привлекаем молодых режиссёров через лаборатории, через большое творческое и организационное сито. Все-таки, любая постановка в театре, неважно на какой сцене, требует больших финансовых вливаний. И мы стараемся делать их очень аккуратно.

Чего Вам это стоит и какие возникают трудности?

Все те трудности, которые возникают, мы, так или иначе, решаем. На каждый рубль государственного финансирования мы зарабатываем два рубля. В этом наша успешность, высокая заработная плата в театре и все вытекающее. Работаем очень много. За прошедший за год 747 только в Москве и ещё 74 на гастролях. Мы вкладываем средства на новые постановки, на оплату труда, в развитие театра, в том числе, материально-техническое, в его содержание, понимая, что это задел на будущее. Стараемся все наши траты распределять взвешено.

Кто на Ваш взгляд создаёт историю театра? Режиссеры, актеры или дирекция?

Историю создаёт тот, кто выходит на сцену и тот, кто делает спектакль. Зрители покупают билеты в театр не на встречу с директором, а на встречу с творчеством. Ещё раз повторюсь, что моё дело – создать условия для этого творчества, чтобы оно реализовалось в хороший качественный театральный продукт на сцене. Большинству публики всё равно, кто директор, Иванов, Петров или Крок. Может быть, в антракте зрители, проходя по коридорам театра и заходя в буфет, в туалетные комнаты, в гардероб подумают: да, здесь чисто, хорошо пахнет и свежие продукты, значит, хороший директор. Не более того. Они пришли ради главного – ради спектакля. Когда я иду в театр, первое, что меня волнует то, что спрятано за театральным занавесом. Какие же у Вас театральные предпочтения? Вы знаете, разные предпочтения. Стараюсь приходить к коллегам. К сожалению, с моим загруженным графиком работы это не всегда получается. Хотелось бы чаще. Бываю почти на всех московских премьерах. Чем приходится жертвовать ради работы? Личным временем, семьёй, выходными, своими планами, я не могу уехать в отпуск на долгое время. Всё время нахожусь в процессе. День, как это ни странно, мне не принадлежит. Поэтому странно думать, что театральный менеджер – человек в белой рубашке, который не держал ничего тяжелее шариковой ручки. Это физическая и психологическая нагрузка и огромная ответственность в связи со всеми теми законами, которые сегодня у нас работают в стране. Вы, наверное, знаете, к чему приводит безответственность и разгильдяйство. Поэтому я здесь отвечаю за каждую цифру. Ведь это с меня будут спрашивать. Не с помощников, не с тех, кто готовил дела, а с того, кто подписал документ. А подписываю я.

Важно ли для Вас поддерживать благотворительные проекты?

Сейчас я принимаю участие в инклюзивном проекте «Особый взгляд» Благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт». 15 октября откроется одноименный интернет-портал, где будет собрано большое количество полезной информации для незрячих и слабовидящих людей, там же они смогут познакомиться с афишей культурных событий и даже посмотреть кино с тифлокомментариями. Я считаю, что незрячим людям надо обязательно помочь и привлечь внимание широких масс к их проблемам. Можно, конечно, сделать вид, что этих людей нет вокруг. Но они же не виноваты в своих особенностях. Мы должны их социализировать и создавать нормальные условия, попытавшись разукрасить их жизнь яркими красками. Поэтому я и решил принять участие в этом проекте. Мне хотелось бы, чтобы следующий год в России, который объявлен годом театра, был хорошим, успешным. Чтобы театральные проблемы, которые есть в законодательстве, решились, а власть услышала театральное сообщество и сделала всё для решения этих проблем. Они не кроются в области «дайте денег», мы говорим «создайте нам более благоприятные, нормальные экономические условия для того, чтобы мы, всё-таки, занимались тем, для чего создан театр». Это каждый вечер открывать занавес, и слышать зал, в котором раздаются аплодисменты и живые человеческие эмоции. Делать так, чтобы люди не болтались на улице, не сидели дома по квартирам, а приходили в театр, где из толпы они превращаются в культурный народ России.