Все записи
14:12  /  18.06.19

566просмотров

Королева, Джульетта и Маяковский – как я вернулась в «Театр Луны»

+T -
Поделиться:

Шестеро мужчин на сцене... Я помню, как ходила в День влюбленных смотреть «Ромео и Джульетту» – я сама была тогда в возрасте героини, почти четырнадцать. Ходила и удивлялась – кажется, не знала еще ни про традиции шекспировского театра, ни про эстетику переодеваний в женские костюмы, ни про смелость высказывания. Это было даже интереснее, чем киноверсия Дзефирелли с Оливией Хасси и Леонардо Уайтингом – разрушало гендерные границы, ломало стереотипы. В спектакле не было ни одной девушки, а в длинных платьях провокативно разгуливали мужчины.

В «Театр Луны» вообще всегда ходили, чтобы посмотреть на искусство под другим углом. В тринадцать я еще не понимала, почему театр делится на хороший и плохой, эстетский и не очень, ремесленнический и подлинный. Интересно, трогает – и ладно. О театре Проханова чего только не говорили, слагали легенды – помнится, кто-то в компании однажды сказал, что на его сцене – лучшие гетеры города. Примерно так и было; кастинг был первоклассным – на сцену выходили роскошные дивы с заманчивыми телами, а на спектакль «Гамлет – точка G», где играли одни девушки (в противовес «Ромео»), приходили посмотреть, как на spicy-диковинку.

С режиссурой всякое бывало, но людям нравилось. На сцене «Луны» блистали Анатолий Ромашин, Елена Кондулайнен, Евгений Стычкин, Дмитрий Певцов, в роли Пятницы выходила 20-летняя Чулпан Хаматова, в «Губах» играла обольстительная Анастасия Стоцкая, в «Лиромании» – Валерия Ланская, а в «Ночи нежна» – Елена Захарова, которую до сих пор можно увидеть в этом спектакле.

А смелую версию «Ромео и Джульетты», которую я смотрела более 10 лет назад, ставила болгарская режиссер-авангардист Лилия Абаджиева, и тогда пьеса носила подзаголовок «Любовное стремление, в котором абсурд, надежда и смерть меняют свои реплики». Играл золотой состав театра – Максим Щеголев, Иван Складчиков, Андрей Пурчинский, Алексей Секирин, Дмитрий Новицкий, Евгений Коряковский. На Коряковского в роли Джульетты просто молились – писали о нем на форумах, а поклонники (поклонницы, если быть точнее) заваливали цветами и устраивали овации. Можно было бы пофантазировать, почему так – но, пожалуй, не буду. 

В финале красивые юноши плескались в импровизированном мини-бассейне, а оглушительные потоки воды – будто это разверзлись хляби небесные – сбивали их с ног и очищали от убийств, совершенных на протяжении полуторачасового спектакля.

 

Потом спектакль сняли, долгое время он не числился в репертуаре театра. А буквально недавно вернули, причем обновленным – такое бывает редко, фактически феномен. Вдохнуть новую жизнь, когда все меняется так скоропостижно и никто уже не чинит даже вещи, задача не из простых.

Говорят, репетировали в условиях секретности, в сжатые сроки. Получилось лучше и острее, злободневнее и провокативнее. Абаджиева, явно почувствовав пульс времени, обновила спектакль, включив в него визуальные техники, 3D- экраны с проекциями и – куда без этого – новые смыслы. Жанр и форма спектакля, заявленного как «вне времени и пространства», ровно такими и получились – универсальная история любви, как шекспировская (каноническая трагедийная), так и история миллионов разных «Ромео» и «Джульетт» нашего времени. Во фрагментарных, скетчевых сценах появились накал и ярость – режиссер предложила посмотреть на то, как могла бы сложиться история любви шекспировских героев (сегодня их играют Артур Сопельник и Семен Литвинов), через сотни лет, в наше время. Были бы они счастливы? Спасла бы их Алхимия любви? Кстати, под таким подзаголовком – модно, с хештегом – и появился спектакль на афише театра. Любопытно, что если бы я не знала режиссера-постановщика, то запросто могла бы подумать, что это спектакль «нездешний» – по сути он мало чем отличается от европейских постановок, включающих в себя эклектику и уютно чувствующих себя в гротеске и клоунаде, чистой драме и философских монологах, театре теней и эффектных постановочных шоу.

Интересно, что методика обновления в «Театре Луны» становится стандартной практикой. Чертовски интересный подход – будто бы, посмотрев на сделанное сквозь призму прожитых лет, режиссер решает провести работу над ошибками… Словно написать новую литературную редакцию.

Вторым спектаклем, на котором я внезапно оказалась, была «Королева» по Александру Дюма. В этот раз под «премьерой» скрывалась «Нельская башня» режиссера Дарьи Поповой, которую я видела несколько лет назад еще с томной Анной Тереховой в главной роли. Королеву Маргариту Бургундскую, сгорающую от страстей, в новом составе сыграла Дарья Цыпляева и это, пожалуй, одна из центральных ролей в ее актерской карьере. Смена названия перефокусировало внимание именно на ее героиню – главным стало вовсе не нашумевшее «дело Нельской башни» с оргиями и прелюбодеяниями, а образ женщины, коварной и растерянной перед лицом судьбы.

Что совершенно поразило меня, так это то, как в новой редакции изменилась динамика спектакля – из растянутой она превратилась в вихревую, а те сцены, которые были лишними, наконец исчезли. Добавились сценические бои (благодаря профессиональным фехтовальщикам, которые консультировали актеров), аутентичная музыка и средневековые танцы – а стильное сценографическое решение с декорацией-трансформером вывело спектакль на новый уровень. Совершенно неожиданный от театра, который я знала много лет и который совершенно перестала узнавать сейчас.

Не проследила, если честно, с чего начались преобразования (может быть, с прихода Айрата Тухватуллина на должность директора, а может обновления и ребрендинг зрели в театре давно), но, мне кажется, что номинально все изменилось с появления в репертуаре двух мюзиклов – сначала «Чайки» с Никитой Пресняковым в роли Треплева (быстро сошедшей из репертуара), а затем и «Маяковского» режиссера Александра Рыхлова, о котором мне рассказал мой хороший друг Саша Кушнир. «Это прорыв! Иди и смотри», – сказал он настоятельно, позвонив после какого-то из показов. И я отправилась смотреть «городской мюзикл» с поэтическим баттлом. Помимо нестыдных спецэффектов и музыкальной составляющей, были отличные актерские работы Андрея Школдыченко (играющего Маяковского) и Дмитрия Новицкого в роли Северянина, а Янина Мелехова, которую я открыла в фильме Грачевского «Между нот», старательно вела женскую партию – в роли Лили Брик.

«Театр Луны» как-то изменился», – подумала я тогда. И очень много думала о попадании в тренд, когда на днях посмотрела в Театре мюзикла расхваленные «Сны Босха» канадцев, которые тоже представляют из себя смесь видео-инсталляций, шоу и классического театра. Свежо и дерзко – ровно такие задачи и ставит сегодня перед собой искусство. Ровно такие задачи более двадцати лет и ставила перед собой «Луна» – и кажется, наконец, нащупала свой путь.

Неизвестно, куда он приведет, но одно знаю точно – когда я вижу, как обновляется мое прошлое, это магическим образом влияет на мое настоящее. Интересная игра.