Все записи
МОЙ ВЫБОР 17:38  /  5.11.19

961просмотр

Вы когда умрете?

+T -
Поделиться:

Признание смертности как фактор счастливой жизни

Я впервые столкнулся со смертью в возрасте трех лет, тогда же, когда и большинство людей, согласно исследованиям. Почти на моих глазах мотоциклист сбил пожилую женщину – погибли оба. И хотя умерли два совершенно незнакомых мне человека, тот ужас был так силен, что я отчетливо помню его до сих пор – металлический привкус во рту и состояние психологического оцепенения.

Сам факт собственной смертности отравляет нам существование. Когда он напоминает нам о себе через смерти других людей, мы неизменно огорчаемся, даже когда гибнут посторонние. Жить с постоянным ощущением конца невыносимо, и наш разум находит ловкие увертки, чтобы вытолкать из себя этот ужас. Полный список распространенных уловок вы найдете в любом учебнике по психоанализу, но самая распространенная – отрицание собственной смертности. Мы убеждаем себя, что смерть – это то, что бывает с другими. Что с нами этого не случится. Мы превышаем скорость, курим и не следим за своим здоровьем, прекрасно понимая, на сознательном уровне, чем это может закончиться. Потому что на подсознательном мы верим, что мы – исключение. Это вполне естественная защита, мастерить такие наш разум умеет превосходно.

О том, что страх смерти может быть основой для конструктивной мотивации я узнал много лет назад из книг знаменитого психоаналитика Ирвина Ялома «Экзистенциальная психотерапия» и «Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти». Сразу после прочтения они меня напугали. Во-первых, потому, что вдребезги разрушили мою удобную, уютную защиту, с которой я прожил более тридцати лет, с того самого случая с мотоциклистом. Я уже не мог потом верить в ту чепуху. Во-вторых, потому, что слово «смерть» встречалась там на каждой странице, и это не добавляло оптимизма. Тогда я был моложе, а в молодости отрицать что-либо или верить во что-то куда легче, и я идеи Ялома отторг, хотя и не забыл. Лишь постепенно я начал понимать, что он имел в виду.

Ялом много работал с раковыми больными, уже столкнувшимися с осознанием неизбежного. Он заметил, что, пройдя все стадии кривой Кюблер-Росс – шок, отрицание, гнев, торг и так далее, многие больные неожиданно приобретают невиданную мотивацию к жизни. Они стремятся прожить то, что им осталось, с пользой, максимально полно. Некоторые из них признавались, что качество их жизни после диагноза парадоксальным образом становилось лучше – они меньше беспокоились о ерунде и занимались тем, что действительно важно.

О том же говорил Стив Джобс в своей знаменитой Стэндфордской речи. Осознание собственного заболевания подстегнуло его мотивацию. Джобс утверждал, что каждое утро, глядя в зеркало, он спрашивал себя – прожил бы он этот день так, как было запланировано, если бы знал, что этот день последний. 

Но нужно ли обнаруживать у себя рак, чтобы осознать собственную смертность? Ялом в своей книге цитирует Монтеня: тот говорил, что окна писателя должны выходить на кладбище, это делает мысль отчетливее. Помнить о смерти, memento mori. В Древнем Риме эта фраза произносилась во время триумфального шествия римских полководцев, возвращающихся с победой. За спиной военачальника ставили раба, который был обязан периодически напоминать триумфатору, что несмотря на свою славу, тот остаётся смертным.

Я не триумфатор, но тоже помню о собственной смертности. Продолжительность жизни растет, но так или иначе я вряд ли проживу сильно больше 100 лет, хотя я из рода долгожителей, наследственность хорошая. Но даже если и проживу, то очевидно, что качество этой жизни будет другим. Медицина развивается семимильными шагами, но вряд ли у меня будет больше энергии и мотивации в 90 лет, чем сейчас. Я для себя установил отметку – 80. До 80 лет я должен жить полно, энергично, созидательно и счастливо. Это не означает, что потом все станет наоборот. Посмотрим, как все сложится. Но до 80 надо жить в полную силу.

Каждый день я делаю запись в дневнике, отмечая, сколько дней мне осталось до 80-летия. На момент написания этих строк это 12.418. Я делаю это для того, чтобы напомнить себе – нужно постараться прожить каждый из этих 12 тысяч с чем-то дней максимально полно. 

Кому-то это кажется ужасным. Напоминать себе ежедневно о смерти – кошмар, бррр. Лучше жить припеваючи, выжимать все, что возможно, из сегодня, наслаждаться! Жить здесь и сейчас! 

Но почему осознание собственной смертности должно мешать наслаждаться? Наоборот, оно помогает, и еще как. Во-первых, благодаря этой привычке я давно принял факт собственной смертности, и он перестал меня шокировать. Да, жизнь устроена так, что в какой-то момент она кончается. Могу ли я это изменить? Боюсь, что нет. 

Во-вторых, наблюдение за тем, как быстро утекают дни, порождает мотивацию проживать их полнее. Ведь их осталось так мало! Пусть большие цифры (12 тысяч) нас не обольщают, ведь прожил-то я уже более 16 тысяч. И пролетели эти 16 тысяч очень быстро, а оставшиеся 12 тысяч пролетят еще быстрее.

Наоборот, отрицание своей смертности – это пребывание в удобной, но лживой иллюзии. Старость все равно наступит, сердце все равно когда-то остановится, но, отрицая это, мы рискуем растратить драгоценное время на пустяки. Ведь отрицание собственной смертности – это убежденность, что впереди бесконечность. Что можно все еще успеть. Пусть весь мир подождет. А это – верный путь беспечно забыть о чем-то важном, или отложить его «на потом». 

Обратный отсчет дней стал важным элементом моей личной стратегии. Это помогло мне сфокусироваться на самом главном, и постепенно отказываться от всего, на что не стоит тратить время. Это позволяет точнее выставить приоритеты. Готов ли я тратить драгоценные дни на то, чтобы просто заработать еще один рубль? Чтобы провести их за нелюбимой работой? С неприятными людьми? И наоборот – как сделать так, чтобы львиная доля оставшегося времени была потрачена на что-то важное: на любимую работу, на дорогих мне людей, на любимые дела, просто приносящие радость и удовольствие.

Все это – элементы моей личной стратегии. О личной стратегии человека я пишу в блогах, в подкасте «Стратегия жизни» и на канале YouTube «Личная стратегия». А в январе в издательстве ЭКСМО выйдет моя книга о личной стратегии.