Все записи
16:12  /  13.02.20

229просмотров

Письмо Марии Юдиной В.С.Люблинскому о Локшине (1961 год)

+T -
Поделиться:

Фрагмент письма М.В.Юдиной историку книги В.С.Люблинскому (28.02.1961)

«...Теперь должна Вам сообщить нечто величественное, трагическое, радостное и до известной степени тайное. Слушайте: я написала письмецо – «профессионально-деловое» по одному вопросу в связи с Малером – Шуре Л[окшину], который его знает, как никто. В ответ он написал мне, что очень просит меня повидаться с ним. Я согласилась. Вчера он сыграл мне свой «Реквием», который он писал много лет, вернее «подступал к нему» и бросал и наконец «одним духом» написал его два с половиной года тому назад. На полный текст такового, полнее Моцарта. Что я сказала ему, когда он кончил играть? – «Я всегда знала, что вы гений».

Да, это так и это сильнее многих, из-за кого я «ломаю копья» и равно (теперь) только Ш[остакови]чу (не последнему…) и Стр[авинско]му. Сыграно это сочинение быть не может ни у нас, ни не у нас, что понятно… Это – как Бах, Моцарт, Малер, и эти двое. Он совершенно спокоен зная, что это так и что оно не будет исполнено. Ш[остакови]ч теперь просто боготворит его. Знают об этом немногие. Я прошу сказать только Биме; А[лександра] Дм[итриевна] далека от музыки, с моей точки зрения, она ей, видимо, не необходима и этим все и сказано; ибо искусство чуждо «прохладному» отношению. Это не «вина», а факт, люди и их строй – и должны быть разными.

М[ожет] б[ыть] и никому не надо говорить. – Я рада, что человек осуществил свою задачу, не зря живет на свете, что я не ошиблась, веря в него, и не ошиблась, помогая ему в обычной жизни, и была ему другом в тяжелые дни и часы.

Вот как. Не сердитесь. Не болейте. Сердечно кланяюсь. Не сердитесь. – М В»

Получив это письмо, Люблинский написал Юдиной встречное письмо, где фактически требовал от нее разъяснений. И Юдина ему тогда ответила - ее ответ, содержавший, как я догадываюсь, фамилию источника клеветы, утрачен (!). Надо сказать, что публикуемое письмо сохранилось чудом. Заинтересованные лица его "потеряли" и сумели найти лишь под жесточайшим прессингом Семена Самуиловича Виленского.