Все записи
15:05  /  15.03.20

341просмотр

Три цитаты о Рихтере из последней книги Григория Гордона

+T -
Поделиться:

Три цитаты из последней книги Г.Б. Гордона «Музыкальные лабиринты. Эмиль Гилельс» - М.: Азбуковник, 2020.

Цитата первая (о книге Андрея Гаврилова «Чайник, Фира и Андрей»), с. 340:

«Так выглядит правда из первых рук». (Имеется в виду один эпизод, весьма красноречивый.)

 Цитата вторая, с. 443 – 444:

«Идет 1992 год. В Вене, этой, можно сказать, музыкальной столице, появился очередной номер журнала (не знаю, существует ли он сейчас), публикующего рецензии на новые пластинки (диски). Строгое жюри состоит из маститых музыкантов и критиков. Помимо рецензий , в их задачу входит оценка записей по пятибалльной системе. Так вот, на очереди запись Рихтера : Шопен. Анданте спианато и Большой блестящий полонез. Как вы думаете, какую оценку она получила? Сообщаю: по пятибалльной системе – 1 (единицу), иными словами – кол! И разносную статью в придачу. Вы очень напуганы?

Рихтер еще жив (не очень здоров, конечно(. До того прискорбного дня, когда он покинул нашу грешную землю, еще несколько лет.

Спешу вас успокоить. Решительно никакой катастрофы не произошло, да и следы задуманных происков обнаружить невозможно. Мало ли, ну, по тем или иным причинам исполнение не понравилось, что с того?! Дело обычное. Но в данном случае все иначе. Именно для нас, для нашего слушателя – это потрясение, светопреставление – как поверить! Далеко не случайно, конечно, что на наших просторах нигде и никоим образом ни единого сообщения об этом историческом событии не появилось. И появиться не могло. Ни одна живая душа ничего не узнала. Тем самым всеобщего возмущения удалось избежать. Все осталось на своих местах.

А ведь 1992 год – самый разгар рихтеровских славословий. Впрочем, они всегда держались на только им присущем заоблачном уровне.»

 Цитата третья, с.463 – 465.

 «Итак, нас ждет встреча с Игорем Бэлзой. У него есть большой трехтомный труд – “История польской музыкальной культуры”; третий том полностью посвящен Шопену... Перелистаем создание Бэлзы:

“Наиболее убедительно ощущается это превращение (“экзерсиса” в поэму. - Г.Г.) в гениальной интерпретации Святослава Рихтера, который, с потрясающей силой маркируя басы первого этюда, заставляет воспринимать их как гул набата, на фоне которого “экзерсисные” арпеджии звучат лишь как эхо этих грозных ударов. Если вспомнить, что этюд писался совсем незадолго до начала Ноябрьского восстания, то станет очевидным, что рихтеровская интерпретация...” и т.д.

“К числу наиболее гениальных откровений Святослава Рихтера следует, как нам кажется, причислить исполнение последнего, до-минорного этюда из op. 25. Исполнение это, с небывалой силой показывающее истинный облик композитора, заслуживало бы детального анализа от начала до конца, но это не представляется возможным...”

“...Разве гениальное прочтение Шопена Святославом Рихтером...” ...»   ...

Случилось так, что именно в тот период, когда я еще находился под интенсивным воздействием книги Бэлзы, мой друг – смею называть его так – композитор О.К.Эйгес позвал меня с собой на какое-то мероприятие, посвященное Польше и Шопену... Когда мы прогуливались в антракте, Эйгес неожиданно подтолкнул меня:

- Вон идет Бэлза, пошли, я вас познакомлю.

Познакомил. Бэлза был высокого роста, я смотрел на него снизу вверх. Держался он с достоинством, не без высокомерия. То, что произошло дальше, я не в силах объяснить. Неожиданно для самого себя, движимый какой-то непонятной силой, я вдруг выпалил:

- Игорь Федорович, вы действительно считаете Рихтера самым крупным шопенистом?

Спросил – и перепугался...

Но ни один мускул не дрогнул на его лице, и он ответил, придавая вес каждому слову:

- Я так не считаю. Так считает мой друг Гарри Нейгауз, - (он произносил – Харри Нойхауз).

Все передаю с точностью до любой буквы. Я далеко не сразу сообразил... Как так?! В своей книге автор пользуется чужими мыслями, выдавая их за собственные, да еще он с ними не согласен!»