Представьте, что просит вас о помощи человек, и вы беретесь помочь. Но в какой-то момент начинаете чувствовать сильное раздражение. Чем больше вы помогаете, тем больше вашего участия требуется. Потом вы просто начинаете тонуть в проблемах и переживаниях человека. А когда пытаетесь переключиться на свою собственную жизнь, то вас обвиняют в ужасном эгоизме.

Или, наоборот, человек - сама кротость и любезность. Вот только вы, находясь рядом, почему-то чувствуете себя каким-то грубым монстром. Тонкий намек на то, что ваша помощь недостаточно полноценна, едва заметный упрек с помощью, например, демонстрации собственных стараний для других или для вас же... Вроде, вежливо и с улыбкой, а вам так паршиво. Становится неловко за свое поведение, за свои желания, за себя вообще.

 

В обеих ситуациях человек создает у вас ощущение, что вы недостаточно для него сделали, ему нужно еще и еще, а вы чувствуете то вину, то стыд, с помощью которых человек вами и управляет. Чтобы вызвать у вас эти чувства, он использует множество вариантов поведения, и поведение это манипулятивное.

 

Я, конечно же, говорю о жертвах. О тех, кто привык быть обделенным, о тех, кому все должны. О тех, кто всегда ведет себя "правильно", пренебрегает своими интересами ради других, но эти старания никто, кажется, не ценит... О тех, кто, в конце концов, не говорит о своих желаниях прямо, а манипулирует другими, заставляя их делать то, что он хочет.

 

Какое-то время назад я поняла, что в основе жертвенного поведения лежит феномен властности. Именно невероятная властность заставляет человека

 

жертвовать своим благополучием, здоровьем и даже жизнью, лишь бы все было "по его". Обвинять, что не ценят, требовать, чтобы помогали - явно или неявно. Наделять окружающих ролями агрессоров и спасателей.

 

Властность жертвы - это огромная "голодная" воронка. Она "засасывает" и саму жертву, и всех вокруг. Что этой воронке надо? Почему ее никак нельзя "насытить"? Я думаю, что тут есть какая-то конкретная потребность, но то, что постоянно забрасывают в воронку, никак не может удовлетворить ее раз и навсегда.

 

Формируется такое поведение и отношение к миру, конечно, в детстве. Ребенок живет в обстановке тотального невнимания к его внутреннему миру. Взрослым не до этого. Мама постоянно в мыслях, с кем загулял "этот козел" папа, на работе он или "с той сучкой". Бабушка "ловит" дедушку, чтобы он не ушел в запой. Дедушка и папа, соответственно, пытаются ускользнуть из-под контроля женщин. Вся семья в постоянной тревоге, в ссорах, все друг на друга давят. Понятно, что в такой атмосфере никому нет дела до переживаний ребенка. Притом, что и мама, и бабушка могут быть очень заботливыми - накормят, умоют, погуляют, спать положат. И со стороны семья может казаться любящей и дружной. Но на самом деле это среда "человек человеку - волк". У каждого в семье есть ощущение тотального одиночества и неуслышанности. И, возможно, все члены этой семьи даже не знают, что бывает как-то иначе. А малышу очень страшно. Очень. Нет надежности,опоры, стабильности. О какой стабильности может идти речь, если завтра кто-то может уйти к другой, умереть под забором, или вообще все друг друга поубивают? Все живут одним днем, в плохом смысле этого слова.

 

Но однажды ребенок получает травму или заболевает. И атмосфера в семье вдруг волшебным образом меняется. Малыш оказывается в центре внимания: все к нему добры, переживают за него, спрашивают, как он себя чувствует, и по очереди дежурят у постели. Вместо того, чтобы задерживаться на работе, папа садится читать малышу книжку. Дедушка приносит игрушки. Мама с бабушкой измеряют ребенку температуру, трогают лоб и готовят вкусные пирожки. В эти моменты тревога у малыша снижается, ему становится хорошо. Он чувствует себя нужным.

 

Вот так и формируется цепочка: с тобой считаются, тебе уделяют внимание, тебя ЛЮБЯТ, когда ты заболеваешь. А в обычном, нормальном состоянии ты как будто не имеешь значения, "тебя нет". И ситуация с болезнью - это один из вариантов. В каких-то семьях таким образом "работает" истерика, в каких-то, наоборот, поощряется, когда ребенок "не отсвечивает", сидит тише воды, ниже травы.

 

Какую бы стратегию ни выбрал ребенок, он будет уверен, что “просто так” никто не будет учитывать его интересы и потребности. За то, чтобы обратили на это внимание, придали значение, нужно бороться разными способами. Ребенок учится открыто нападать или манипулировать, интриговать. Он учится захватывать власть. И постепенно становится “профессиональной жертвой”.

Продолжение.