Алена постоянно чувствовала себя виноватой. Дома, на работе, в одиночестве. Всех вокруг она ставила на первое место перед собой, и, если у нее не получалось в достаточной мере удовлетворить потребности окружающих и оправдать их бесконечные ожидания, она очень переживала и считала себя недостаточно полноценной и хорошей. А у нее периодически не получалось, конечно. Ведь, это ни у кого и никогда не может получиться. Но тот, кто ощущает собственные границы, ориентируется на себя и не особенно переживает, что не выполнил какую-то программу в глазах окружающих. А Алена очень переживала. И чувство вины стало привычным, буквально "въевшимся" в ее представление о себе.

На работе у нее была начальница-трудоголик, которая хотела видеть такими же всех сотрудников и очень приветствовала, когда люди брали на себя больше обязанностей, чем полагалось. Не просто приветствовала, а достаточно манипулятивно навязывала это. И если Алена по какой-то причине не делала больше нормы, а это случалось, потому что не случаться не могло, девушка сильно себя ругала.

Мама Алены постоянно задавала ей вопросы, когда же дочка наконец выйдет замуж и подарит ей внуков. Она любила без предупреждения прийти в гости в выходной день, когда Алене очень нужно было отдохнуть, и начать рассказывать, куда бы она поставила детскую кроватку в ее доме, неоднозначно намекая. Алена подливала маме чай и вздыхала, опустив глаза. Ведь, в том, что у нее пока нет мужа и детей, тоже совершенно точно она виновата! О том, хочет ли этого всего сама, она не думала вообще. Мама же хочет, у всех знакомых уже давно... значит, так надо.

Это касалось всех сфер жизни девушки. Виновата перед мамой. Виновата перед начальством. Виновата перед неизвестной теткой в общественном транспорте, что прошла мимо и задела. Виновата перед всем миром.

Алена постоянно жила в состоянии слабости. Головокружение и ватность в теле были ее ежеденевными спутниками. А еще недавно появились приступы мигрени. Она пошла к врачу, стала пить таблетки, которые он ей прописал, но общее состояние не улучшалось. Удавалось только купировать на время головную боль. С этими жалобами она пришла на мой онлайн-курс по психосоматике.

У Алены, как и многих участниц моих онлайн-курсов, была явная проблема с границами. Она не чувствовала их и не умела их отстаивать. В результате это привело к таким вот болезненным симптомам.

Я уже много писала про симпатику и парасимпатику, про то, что происходит, если в нашем организме явный дисбаланс в сторону работы симпатической нервной системы. Коротко скажу, что это та система, которая отвечает, в буквальном смысле, за "войну". То есть, если мы в кризисной ситуации, когда нужно напрячься изо всех сил, работает симпатическая нервная система, выжимающая ресурсы из организма. Алена не просто выжимала из себя постоянно огромное количество ресурсов, пытаясь угодить всем, кроме себя. Она еще и старалась не показать виду, что это делает, держа свою роль хорошей девочки-отличницы.

При разговоре с начальницей у нее поднималось возмущение, ей хотелось, на самом деле, кричать и ругаться, когда руководительница требовала выполнения плана сверх нормы. Но Алена считала, что демонстрировать эти чувства нельзя, и прилагала усилия, чтобы их даже самой не замечать. При разговоре с мамой у нее были порывы заплакать от обиды, но это тоже нельзя было показывать, и Алена не показывала. Сдерживала слезы.

Фактически, и начальница, и мама, на Алену нападали. Интуитивно на такие нападения у каждого человека включается инстинкт - убежать или ответить, напасть тоже. Но это нельзя, если ты человек приличный, как Алена, тем более, если постоянно все принимаешь на свой счет и чувствуешь вину. Ей было очень важно держать лицо, не показывать вида, насколько она возмущена всем этим. Внутри буря, а снаружи маска. Нужно огромное мышечное усилие, чтобы удержать эту бурю, не дать ей вырваться. Алена сама даже не замечала, как возмущена, сосредотачиваясь лишь на том, чтобы не показывать вида. Таким образом, ее организм испытывал двойное напряжение - постоянные стрессы, требующие реакции, и постоянное сдерживание этих реакций. Это как одновременно жать на газ и на тормоз в автомобиле. Конечно, организм в какой-то момент дал сбой. Началась слабость, а потом и мигрени. 

Что происходит с нами, когда мы так делаем? Тело требует действий, сердце стучит очень сильно, а мы сжимаем ребра и диафрагму, чтобы не дать волю импульсам, не затопать ногами в ярости, не закричать и не зарыдать. Ведь нужно "сохранить лицо". Поэтому дышим поверхностно, чтобы незаметно было наше волнение. И получается, что процессы в организме разогнаны по полной программе, и это требует много кислорода, а поступает его мало, потому что дыхание у нас неглубокое, ведь мы пытаемся себя сдержать, не дать истинным чувствам вырваться наружу. Вот тогда и начинает кружиться голова, вот тогда и происходят срывы. А если такое психическое состояние постоянно, неудивительно, что человек, который подвергает себя им, чувствует перманентную слабость и испытывает различные боли, мигрени, головокружение.

К сожалению, подобное происходит у многих. Очень часто мы сильно напрягаемся в ответ на нарушения наших границ, но, поскольку не умеем их отстаивать, из гордости, чтобы "держать лицо", гасим свои порывы ответить, и организм напрягается в два раза сильнее - чтобы разогнаться и одновременно погасить порыв. В таких ситуациях может быть выражена совершенно разная симптоматика - полуобморочные состояния, панические атаки, тахикардия, потоотделение или головокружения, слабость и мигрени, как у Алены. 

Границы - это не просто какое-то психологическое понятие. Умение остаивать их - это регуляция на уровне тела. В здоровой ситуации человек учится этому еще в детстве. Но если ребенок живет в условиях игнорирования его потребностей, когда его чувства не замечают, когда его стыдят и винят за естественные проявления, это приводит к расколу между потребностями тела и мыслями. Маленький ребенок говорит: "Я хочу пить!" "Я хочу есть!" "Я хочу поиграть!", а родители отвечают: "Мало ли, что ты хочешь!", "Перехочешь!", "Потерпи!" Или, например, требуют, чтобы ты дал свою игрушку постороннему мальчику или девочке, потому что нужно же быть хорошим нежадным человеком. Это и есть обучение игнорированию границ и потребностей тела. Из-за этого мы просто не умеем защищать их. И заболеваем.

Все эмоции "живут" в теле. И если мы не умеем различать их, то тело сигнализирует нам о нарушении границ болезненными симптомами. 

И все эти болезненные симптомы - панические атаки, головокружения, и так далее - это проблемы СЕПАРАЦИИ, то есть, отделения от родителей. Страх сепарации, это когда, несмотря на то, что давно живем самостоятельно, мы все еще пытаемся быть хорошими для папы или мамы, поэтому мы будем стараться угодить начальнице, требующей переработок, мы будем чувствовать вину перед мамой за то, что до сих пор не родили ребенка и вообще не замужем или не так воспитываем своих детей. Мы будем жить по чужим правилам и переживать, если их выполнение у нас не очень получается. Мы будем мчаться, куда нам укажут, не особенно задаваясь вопросами, нужно ли нам это. Пока не скажем сами себе: да, мама, я тебя, конечно, люблю,  но жить буду своей головой!

Симптомы вегето-сосудистой дистонии всегда связаны с сепарационными страхами. И на курсе по психосоматике я посвящаю этой теме большой кусок времени. Как перестать быть "хорошей девочкой" или "хорошим мальчиком" для других и стать хорошим для себя. Привести свою жизнь в свой темп, перестать чувствовать вину и позволять другим руководить мной, отстаивать свои границы.

У многих получается. Алена рассказала на одном из вебинаров, как, сама от себя не ожидая, поставила на место водителя переполненной маршрутки. Тот проехал нужную остановку, и девушка возмутилась. Водитель хамовато ответил: "Говорить надо громче! Тогда и проезжать остановки не будете!" На что Алена парировала: "А вы не набивайте маршрутку, как консервную банку, тогда будете слышать, что вам говорят!"

Я порадовалась за Алену - она во время курса начала чувствовать и отстаивать свои границы. По ее словам, слабость она пока еще ощущает, но вот мигрени не было давно. Думаю, что, если так дальше пойдет, она перестанет стараться соответствовать представлениям начальницы, мамы и всех остальных, ее симптомы постепенно пройдут совсем.

Записаться на мой курс по психосоматике можно по ссылке