Все записи
19:34  /  10.04.18

2339просмотров

Невыносимая сладость харассмента

+T -
Поделиться:

Какой контрабандист додумался провезти через границу этот заморский словесный хлам? Зачем нужно импортировать в словарь современного русского языка непонятное слово «харассмент»? У меня складывается впечатление, что общество корчится в потугах, чтобы родить новое явление, зачатое на стороне. По сути, это подозрительная попытка придать новую форму старому содержанию, переименовать «домогательство», чтобы дезориентировать сознание и навязать новое восприятие. Но, как бы то ни было, в основе феномена – недопустимое, с точки времени общественной морали, поведение мужчин, выраженное в агрессивном сексуальном интересе к женщине, не готовой к сближению.

Несмотря на то, что взаимодействие женщины и мужчины в ситуации домогательства сложно назвать взаимоотношениями в силу отсутствия взаимности устремлений, это контакт, в котором есть две стороны. И, с моей точки зрения, рассуждать о харассменте, пытаясь интерпретировать только мужское поведение, значит, однобоко рассматривать двусторонний контакт. Поэтому мне бы хотелось посмотреть на ситуацию с обеих сторон. 

Прежде чем пойти на риск, осознавая, насколько непредсказуемым может быть субъективное эмоциональное восприятие читателей, насколько легко можно интерпретировать самый нейтральный текст, исходя из индивидуального восприятия, и приписать автору то, что автор не имел в виду, хочу заявить следующее. Я против насилия. Я против харассмента. Но мне кажется, что важно затронуть эту неоднозначную и болезненную для многих женщин тему, чтобы предотвратить беду. Я не ставлю перед собой задачу сформулировать какую-то жёсткую позицию, ни в коем случае не намерена кого-то обвинять или оправдывать. Однако мне как автору предельно важно, чтобы вы вместе со мной задумались о том, что происходит с  взрослыми мужчинами и женщинами, вовлечёнными в такой неоднозначный контакт. И пожалуйста, не воспринимайте этот текст как размышление о насилии в целом. Речь пойдёт исключительно об отношениях, в которых домогательству предшествует, условно, нейтральное общение.

Не задавайте мне вопросов о детях-жертвах и о нападениях на улице. Не спрашивайте о семейном насилии. Я не об этом. Давайте поговорим о том, как общение, которое не предполагало интимности, становится интимным по инициативе одной стороны. О том общении, которое предполагало дистанцию, обусловленную, к примеру, деловыми отношениями, но постепенно приобрело сексуальный характер.

Начну с того, что у любого человека есть личные границы, то есть, особая защитная и адаптационная функция сознания, которая обеспечивает безопасность взаимодействия с окружающим пространством и, в частности, с разными индивидуумами. Граница личного пространства выстраивается на основании представлений человека о себе, на понимании, чем он как личность отличается от других личностей, и на осознании, что для него допустимо, а что недопустимо. Например, если вы считаете себя личностью, для которой литературная речь является значимой ценностью и обязательной составляющей контакта, а ненормативная лексика воспринимается как оскорбительная, в случае употребления собеседником мата вы можете заявить, что для вас такое общение неприемлемо, и вы не собираетесь поддерживать контакт, если оппонент продолжит использовать бранную лексику.

Но вполне возможно, что у вас гибкие границы, и вы лояльны к собеседникам, любящим крепкое словцо, потому что воспринимаете ненормативную лексику не как бранную, а как экспрессивную, то есть, допускаете добавление словесного перца для особого красноречия. Возможно, в этом случае ваша охранная система сработает только тогда, когда ненормативная лексика будет употреблена с очевидной агрессией, на фоне запредельного эмоционального возбуждения собеседника. Тогда вы можете обеспечить себе комфорт, объявив собеседнику, что не готовы общаться в случае потери им эмоционального равновесия.

Границы выстраиваются на основании вашего восприятия, на основании чувств и эмоций, возникающих в процессе взаимодействия. Если вы чувствуете эмоциональный дискомфорт, значит, ваши границы нарушены, и важно восстановить их целостность. Если диалог не выстраивается, и собеседник игнорирует ваши границы, вы можете прервать контакт: прекратить диалог, перестать отвечать на реплики оппонента или отдалиться в пространстве на такое расстояние, которое сделает общение невозможным.

Очень часто приходится наблюдать отсутствие бережного отношения к границам в социальных сетях. Когда бестактные комментаторы начинают оскорблять автора публикации, и автор даёт понять, что ему неприятна словесная грубость, но оскорбления продолжаются, возможны, как минимум, два варианта защиты границ. Можно заблокировать неприятного пользователя этой социальной сети или просто перестать отвечать на его комментарии. Однако некоторые авторы бьются на поле брани до последней капли крови. Такое поведение возможно в двух случаях: или у автора отсутствует осознание своих границ, или, наоборот, автор готов изменять свои границы ради привлечения внимания к своей публикации. Конечно, скандал – один из самых простых путей к популярности в социальных сетях. И в этом случае можно признать, что правила реальной жизни – более жёсткие, и то, что было бы недопустимо в личном живом общении, может оказаться полезным, а потому допустимым, в общении виртуальном. В любом случае, если автор позволяет нарушать свои границы, в этом есть какая-то выгода, осознанная или неосознанная.

Что-то похожее происходит во время контакта мужчины и женщины. Это контакт двух границ - вне зависимости, осознаны они или не осознаны. Если возник конфликт, значит, форма границ не совпала, и прилегание не плотное, а потому и нет качественного контакта. Как это может проявляться? У одной из сторон границы проницаемы, их легко нарушить без опасения получить отпор. А другая сторона чувствует эту проницаемость или вовсе не чувствует границ оппонента, и потому вероломно вторгается в его пространство. И, как правило, два участника контакта притягиваются именно потому, что у обоих – проблемы с границами.

Есть довольно простая и понятная формулировка, которая помогает разобраться, где проходит эта психологическая грань. Достаточно ответить самому себе на вопрос: что для меня приемлемо и допустимо, а что неприемлемо и недопустимо. Осознание своих пределов помогает сформировать систему вербальных и невербальных сигналов, соответствующих нашим индивидуальным рамкам. То есть, если для женщины недопустим флирт на работе, она, подаёт соответствующие сигналы. Во-первых, одевается так, чтобы не провоцировать мужчин, во-вторых, излучает категорическое «нет» тоном речи, жестикуляцией, походкой и всеми остальными инструментами взаимодействия. Это совершенно не означает, что у неё отсутствует либидо. Просто в деловом общении у неё чёткие границы, обозначающие конкретную форму «деловая женщина». За пределами работы она может флиртовать, одеваться призывно и всячески демонстрировать готовность к сексуальному контакту. И тогда форма границ подскажет окружающим, что за пределами работы она - «женщина в поиске», например. Стоит перепутать границы, соответствующие разным ролям, и вот уже на службе – «женщина в поиске», а на вечеринке – «деловая женщина».

Достигнет ли женщина с нечёткими границами успеха на службе и в личной жизни, вопрос непростой. Всё зависит от окружения. Если, к примеру, работодателю нужна «женщина в поиске», а не специалист с определённой квалификацией, может быть, и достигнет. Будет ли при этом женщина в полной мере удовлетворена своей жизнью, неизвестно. Однако вернёмся к теме харассмента. Теперь мне придётся задать читателям вопросы, ответов на которые у меня нет. В каждой конкретной ситуации ответы могут быть разными, и мне бы хотелось уйти от однозначности и обобщений.

Давайте просто задумаемся без попыток кого-либо обвинять. Если мужчина домогается женщину, скорее всего, он же не сразу говорит: «Сударыня, снимайте трусы, давайте приступим к половому взаимодействию и соединимся гениталиями на взаимовыгодных условиях»! Скорее всего, его намерения как-то начинают проявляться в его взгляде, жестах, голосе - задолго до начала активных или агрессивных действий. Если возникают самые смутные подозрения и предположения, что есть опасность вторжения в личное пространство, почему женщины не обозначают свои границы? Ведь есть же вполне корректные, вежливые и не оскорбительные для мужчин формулировки! «Для меня такой тон в деловом общении недопустим». «Для меня неприемлемы намёки на сексуальные отношения в формате делового сотрудничества». Огласить зону пролегания границ можно задолго до того, как мужчина полезет под юбку. Но получается, что женщины сначала подпускают противника предельно близко, а потом включают охранную сигнализацию, чтобы обратить внимание общественности на случившийся прецедент.

С другой стороны, у меня возникает вопрос о мужском поведении. Почему мужчина счёл допустимым сексуальный натиск? Он вообще не понимает, где проходит граница собеседницы? Ему плевать на то, что для неё недопустимо и неприемлемо? Или граница настолько нечёткая, что её очень хочется проверить на проницаемость и экспериментально выяснить, что же всё-таки уже нельзя? Мне иногда кажется, что женщины, так рьяно обвиняющие мужчин в домогательствах, по каким-то неведомым причинам сами вносят вклад в то, что с ними происходит. Почему-то они допускают повышенный мужской интерес, доводя контакт до тонкой грани между сексуальным заигрыванием и насилием. Несмотря на цинизм формулировки, возможно, иногда есть подсознательная потребность или скрытая выгода в том, чтобы стать жертвой. Иными словами, в этом мазохизме кроется удовольствие, которое очень страшно признать. Как можно самой себе сознаться в том, что неприятное в общепризнанном смысле действие имеет отвратительную притягательность?! Вот потому и возникает странное поведение «стой сюда – ходи обратно» или «посмотри, как я хороша - не смей меня хотеть». От таких двойных посланий и впрямь легко сойти с ума!

Чтобы у вас не возникло ощущение, что я теоретизирую на пустом месте, и мои умозаключения не имеют опоры на личный опыт, готова сделать предельно откровенное признание. Я была и жертвой домогательств, и жертвой насилия. И абсолютно точно знаю, что в то время у меня не было чёткого ощущения и осознания своих границ. Я двигалась, как жертва, говорила, как жертва, дышала, как жертва… Кто несёт ответственность за то, что со мной случилось? Оставлю и этот вопрос без ответа…