Все записи
МОЙ ВЫБОР 17:25  /  3.10.18

3236просмотров

Как мы говорим о сексе

+T -
Поделиться:

Завидую тем, кто вошёл в мир секса. Я в него вступила, вляпалась, встряла и впёрлась. Всё из-за того, что, кроме практики, позволила себе ещё и теорию, точнее, размышления о том, для чего Творец так неравномерно распределил выпуклости и впадины по мужскому и женскому телам. Насколько это было в моих силах, пыталась делать это пристойно. Не зря же на филфаке училась, древнегреческую литературу изучала и с Эросом была в приятельских отношениях. Однако это была не отечественная культура, и пришлось мысленно путешествовать в иную цивилизацию, потому границы я всё-таки где-то утеряла. Мои размышления о половых причудах мироздания оказались востребованы, в основном, в СМИ, где приветствуется эротическое словоблудие и допускается ироническое хулиганство.

Секс – такое удивительное явление! Пожалуй, единственное, которое способно доставлять удовольствие даже в процессе рассуждения о нём. Поэтому о сексе много говорят. Больше мужчины, чем женщины, как мне кажется. Возможно, так происходит потому, что в их словаре больше одобряемых в мужском сообществе слов. В женском словаре слов для обозначения секса, одобряемых самими женщинами, гораздо меньше. Еще меньше слов, которые одобряются мужчинами в женской речи. Мужчины могут использовать ненормативную лексику и огромную палитру слов-заменителей, эвфимизмов, описывая «нормативные» акты сближения с представительницами противоположного пола. Взять хотя бы синонимы к слову «пенис». Как только мужики не называют своего «друга» - «шланг», «сарделька», «хобот», «вертел», «таран», «поршень», «конец», «стержень», «одноглазая змея», «прибор». А в книге Ричарда Херинга «Говорящий член» я нашла эквиваленты и похлеще: «колотушка», «босс», «Элвис», «Колумб», «одноглазый циклоп Полифем», «капитан», «зверь».

Но я никогда не слышала в кругу прекрасных дам ни отборную матерщину, ни хитровыдуманные перчёные словечки, обозначающие телесный контакт или женское «орудие любви». Что выдающегося внесли в этот словарь женщины? Ничего! Наверное, предполагается, что женщинам говорить об этом вслух – неприлично. Любая попытка выйти за рамки допотопного представления о женской свободе слова заканчивается, как минимум, непониманием и осуждением. То есть, занимаются сексом и женщины, и мужчины, а словесно выражать свои впечатления позволительно только тем, кто, по традиции, сверху.

Женщины не говорят о сексе. Мало говорят между собой, ещё меньше – со своими избранниками, и уж совсем неприлично для женщины говорить о сексе с мало знакомыми мужчинами. Это просто фу, как непристойно! И что в результате? Женщины редко рассказывают партнёрам, что им нравится в телесном контакте, как с ними лучше контактировать, чтобы они получали максимальное наслаждение. А может, они и сами не всё знают о своём теле. И если мужчины в основном уверены, что достигли оргазма, хотя чаще всего, это обычная эякуляция, а не оргазм, то женщины не достигают вообще ничего. И продолжают молчать.  Да и какими словами высказать свои чувственные потребности? «Погладь мою вульву»? Мужик, не знакомый с медицинской терминологией, может вообще потерять навигацию на бренном женском теле! Он заблудится, дезориентируется и может попасть совсем не туда. «Поласкай мою киску»? Какой-то зоопарк в клинике для душевнобольных. В этом случае возникает нездоровая предпосылка к тому, чтобы отделить «междуножное животное» от своей личности, чтобы потом свалить на него всю ответственность за последствия некачественного полового контакта: это не я не достигла оргазма, это киска плохо поддаётся дрессировке. В общем, едва женщина раскрывает рот не с оральной целью, тут же создаётся тупиковая ситуация. 

Родной язык нас поставил в неловкую позицию. Для описания огромного мира сексуальных отношений в нашем арсенале есть только анатомические термины, табуированная, она же матерная, лексика, и ещё несколько слов, с помощью которых мы составляем шифровки, как агенты любви под прикрытием стыдливости. Но мне как писателю и публичной личности очень нравится этот квест. Он помогает развивать изобретательность, совершенствует образное мышление, стимулирует использование метафор и вообще дарит радость, даже лёгкое сексуальное возбуждение. Чем легче полёт мысли, чем больше доля юмора в отношении к сексуальности, чем шире границы допустимого у собеседников, тем проще бывает диалог. И всё-таки публичные разговоры о сексе, особенно женские, могут стать не только приятным развлечением, но и причиной эмоционального дискомфорта для мужчин.

Самый странный случай в моей биографии писателя, размышляющего об интимных отношениях, произошёл совсем недавно на радио «Комсомольская правда», где мы с московской соведущей, журналистом Еленой Афониной, ведём программу «Женский клуб».

Сначала всё шло чинно-блинно, поминали всуе мошонки и груди, оставаясь в рамках анатомической терминологии. Ни «сися», ни «пися», всё по-взрослому! Кстати, эти образцы инфантильной лексики в речи взрослых людей кажутся мне не очень здоровыми. Если вы не носите тайно памперсы для младенцев, откуда в вашем нижнем белье берутся атрибуты довербального периода? Лексика любого человека – это ведь отражение состояния его сознания. Страшно представить, что творится в голове у здоровенного мужика, которому перевалило за полвека, если у него в боксерах, семейных труселях или стрингах мирно покоится недоразвитый кусочек плоти, скромно намекающий на половую принадлежность! И вообще непонятно, почему орган, который используется для полового акта, обозначается словом, подчёркивающим функцию мочеиспускания? К слову сказать, разговорный вульгарный глагол «ссать» в переносном смысле означает «бояться». Не потому ли слово «пися» используют владельцы взрослых гениталий, в глубине души сомневающиеся в своей половой состоятельности и боящиеся быть взрослыми, точнее, зрелыми? Очень смешно, на мой взгляд, выглядят женщины в возрасте менопаузы, которые продолжают играть развратных девочек дошкольного возраста с писей между увядающих бёдер.

Ну да ладно, сейчас речь не о детских гениталиях между взрослых ног. Расскажу вам, что стряслось на радио! Итак, шёл прямой эфир «Женского клуба». Обсуждали агрессивное поведение молодых женщин, назвавших себя феминистками и решивших расправиться с мужчинами, широко расставляющими ноги в городском транспорте. Фемины щедро лили на открытую мужскую промежность раствор хлорки. Надвигался звонок эксперта-сексолога, который смог бы поделиться научной интерпретацией такого поведения представителей сильного пола и хоть как-то объяснить естественные причины открытой сидячей мужской позы.

Когда речь идёт о публичном унижении с сексуальным подтекстом, у меня разверзается вулканическое жерло, и  раскалённая словесная лава льётся с неистовой силой. Рот – вообще самое нестабильное и беспокойное моё место. Эта часть тела не всегда эффективно управляется моим мозгом, когда речь заходит одновременно о мужчинах, раздвинутых ногах и женщинах, проливающих на них жидкость. Согласитесь, такое поле для эротической фантазии! В общем, дабы предотвратить моё неоднозначное словоизвержение, нужен был крутой специалист по нездоровым комплектам голов и головок, готовый прокомментировать это безобразие.

Случилось непредвиденное! Эксперт категорически отказался выходить в прямой эфир, несмотря на предварительную договорённость с редактором. Он объяснил это тем, что мы с Леной - скабрёзные радиоведущие. Дескать, не место ему рядом с теми, кто вольно рассуждает про эрегированные пенисы и хлорированные мошонки.

Что возмутило специалиста, который в силу особенности профессии спокойно слушает запредельные откровенности пациентов о сексуальных девиациях и половых расстройствах, остаётся тайной. Не хочется думать, что мы с Леной отобрали кусок хлеба у хорошего человека, лишив его свежей версии теории полового поведения. Ещё меньше хочется верить, что мы смутили сексолога своими языками даже больше, чем иные женщины - вагинами.

Конечно, как ведущая эфира, ответственная за всё происходящее в нём, я смутилась. И честно говоря, мне пришлось усилием воли сохранить ироническую интонацию и довести эфир до победного, просите за двусмысленность, конца. Я довела – и осталась довольна. Что бы и кого бы я ни довела, а довести хоть до чего-то, особенно мужчину – дело чести для женщины.

Наверняка разгадка этой тайны кроется именно в покушении женщины на мужскую территорию. Возможно, корни этого непринятия женских публичных откровенных разговоров о сексе – пресловутый феминизм, раздражающий патриархально настроенных мужчин. Только не то нездоровое в психоэмоциональном смысле поведение, на которое наклеивают ярлык феминизма, оправдывая свою личную агрессию в адрес конкретных мужчин, а зрелые и осознанные поступки, ведущие к выравниванию прав мужчин и женщин на реализацию в социуме. В данном случае феминизм – право свободно говорить о сексе и называть всё своими именами, в крайнем случае – эвфемизмами.

В общем, считаю, что радиопрограмма нам с Леной удалась. Скоро мы вновь выйдем в прямой эфир. И я буду говорить публично о сексе и отношениях, пока у меня будет хоть какая-то трибуна. Я умею, хочу и люблю это делать. Самое главное – уж я-то найду слова! А не найду, так придумаю! И меня не останавливает вероятность, что кто-то из мужчин назовёт меня скабрёзной. Ведь свобода быть искренней и откровенной - это право современной женщины!

"Скабрёзный" эфир с видеорядом здесь: