Все записи
МОЙ ВЫБОР 16:43  /  7.10.18

7895просмотров

Об эротическом словаре, свободном сексе и любви

+T -
Поделиться:

Чем мы только не занимаемся в постели! Трахаемся, тюмкаемся, пердолимся, пипиримся. Какие действия и ощущения скрываются за этими словами-заменителями, эвфемизмами, одному Эросу известно. И то вряд ли старик догадается, что «драть» и «пороть» теперь означают не только акт насилия, но и сексуальный контакт.

Конечно, в любом половом акте есть элемент агрессии. Ведь это всегда вторжение мужчины в самые интимные границы женщины. В нём есть завоевание, овладение и победа, поэтому глагол «взять», обозначающий мужское поведение по отношению к женщине, тоже вписан в современный эротический словарь. А вот слова «спать» и «переспать» кажутся не столь точными применительно к сексуальной активности. Или они стыдливо снимают ответственность с половозрелых партнёров, которые прикрывают фиговым листком невинности свою инфантильность и отсутствие эмоциональной зрелости. А может, выражение «они спят вместе» подчёркивает длительность совместного времяпрепровождения любовников и не случайность их сближения.

В общем, эротическая лексика, обозначающая половой акт – это всегда шифровка без кода. В словари литературного русского языка такие слова не входят. Для них было создано отдельное словарное пространство – словари вульгарного языка, словари русского мата и словари ненормативной лексики. В любом случае всё выглядит так, как будто в языке культурного человека слов, обозначающих интимные отношения, вовсе нет.

Вспоминается детская песенка, в которой родители запретили девочке употреблять слово «жопа», и в детском сознании героини возникает неразрешимое противоречие:

Вижу четко, вижу ясно,

Ну какой же тут секрет!

Ведь такого не бывает:

Жопа есть, а слова нет...

С такой картиной мира девочки и мальчики приходят во взрослую жизнь, где возникает множество сексуальных потребностей, для которых не находится нужных слов. А все лексические образцы, которые удаётся по сусекам наскрести из разговоров с ровесниками и фильмов для взрослых, обнаруживают оттенок вульгарности или агрессии. Вот так мы этим и занимаемся: в основном трахаемся. Эквивалент «заниматься любовью» выходит из моды, становится признаком принадлежности к той уходящей культуре, когда пердлолиться можно было только с кандидатом в мужья.

Так что же происходит с нами, простыми пользователями половой сферы, говоря современным сленгом, юзерами секса? Конечно, безусловное завоевание социума – право на свободные отношения, на то, чтобы распоряжаться своим телом по собственному усмотрению. Особенно важна эта свобода для женщин, которые постепенно вырываются из оков патриархальных традиций. Только почему-то некоторые барышни, присвоившие себе гордое звание феминисток, не слишком озаботившись знакомством с научной основой явления, начали ратовать не столько за свободу выбора и за право на личную ответственность в отношениях, сколько за свободу тела от головы. Точнее, за отделение своей вагины от индивидуальности личности, включающей сознание, эмоциональную сферу и духовность.

Возможно, тот вульгарный псевдофеминизм, о котором сейчас так много пишут прогрессивные фем-блогеры – это просто психологическая защита, способ адаптироваться в социуме после эмоциональных травм, полученных в сфере отношений мужчин и женщин. Проще говоря, если у женщины случился повторяющийся печальный опыт в женско-мужских отношениях, она объясняет это не тем, что с ней что-то не так, а тем, что социум недостаточно совершенен. Это самая простая защита – взвалить всю ответственность за свои неприятности на окружающих, особенно на мужчин. «Мужики не те» - вот лозунг псевдофеминисток. Ещё твёрже женское алиби, если так называемая феминистка начинает обвинять не всех мужчин подряд, а конкретно российских. Дескать, там с мужиками хорошо, где нас сейчас нет.

Однако корни такого токсического контакта с миром мужчин уходят глубоко в эмоциональную сферу женщины, в неспособность и неготовность пережить свои личные травмы и драмы, в отвержение и избегание здоровой близости с мужчинами. Ведь здоровая близость предполагает не только «дружбу организмами» и купаж выделений из половых желез. Здоровая близость – долгое и постепенное познание индивидуальности избранника на эмоциональном и духовном уровне. Это сложный процесс, требующий зрелости и ответственности. Это готовность выдерживать возбуждение, не снимая трусов, ради переживания уникальных состояний, доступных взрослому человеку. Подросток, которого накрыло половой чесоткой, не может справиться с мощной физиологической потребностью избавиться от междуножного зуда. Взрослый человек с достоинством и уважением к партнёру спокойно выдерживает состояние на грани извержения вулкана.

Получается, трахающиеся и пердолящиеся активисты эротического движения «Сунул – вынул» - это просто эмоционально незрелые личности, подростки с несоответствующими их задержкам в эмоциональном развитии данными паспорта. Как говорила моя мама, «сзади - пионерка, спереди – пенсионерка». Престарелые пионерки верны заветам коммунизма. Во-первых, их тело доступно множеству разных мужчин и обретает черты общественной собственности, как общественный туалет, куда можно сходить по нужде. Захотела секса – дала. Во-вторых, их призыв и отклик «Будь готов – всегда готов!» до сих пор звучит под барабанную дробь. Точнее, под фрикции ритуального траханья. Ничего общего ни с сексуальной близостью психологически зрелой личности, ни с принципами здоровых отношений мужчины и женщины, это не имеет.

Отделение тела от личности во всём многообразии эмоциональности и духовности – это сдача тела в аренду на время полового акта. И такое предательство самого себя возможно только при категорическом игнорировании своих настоящих личностных потребностей. Или это следствие снижения потребностей личности до животного уровня. Однако нет смысла убеждать псевдофеминисток, что равенство мужчин и женщин – вовсе не в их праве совать, куда хочется, и давать, когда чешется. Это право обоих полов на равное уважение к личности другого и на выравнивание возможностей для личностного роста и развития. Равнять пенис и вагину на основе феминизма – это сущий бред. Или сучий…

Повышенная сексуальная активность свободных женщин, ратующих за независимость своей промежности – печальный симптом неудовлетворённости. Только речь вовсе не о нимфомании, не о сексуальной ненасытности и неуёмной половой силе, а о подавленной эмоциональности, травмированной психике и неспособности сближаться по-настоящему, глубоко и надолго. Такой свободный секс – симптом огромного эмоционального голода, который игнорируется личностью. Потребность в эмоциональном принятии подменяется сексуальной деятельностью. Это не жажда свободы, не борьба за право на секс без обязательств, а нездоровое инфантильное бегство от признания  своей настоящей проблемы, от ответственности за выбор, за отношения, за последствия своих действий в паре. Это неспособность на взрослые серьёзные чувства и обесценивание значимости любви. И уж точно такая половая распущенность никакого отношения к настоящему феминизму не имеет.

Так что же делать с эротическим словарём? Как ввести в него понятия, которые потом материализуются в жизни? Наверняка, слова «совокупляться» и «сливаться в экстазе» подойдут не всем. В них есть что-то антикварное и раритетное. Но можно ввести в употребление несколько новых элементов: соединяться, сближаться сексуально или телесно. Как ни печально, но эротический словарь – не пенис, который можно ввести, куда попало. Чтобы слово прозвучало, прежде всего, к этому должно быть готово сознание. Когда в сознании рождается опыт и чувство, возникает соответствующее слово. А чем занимаетесь вы? Трахаетесь? Пердолитесь? Любите?