Все записи
МОЙ ВЫБОР 18:37  /  27.03.19

13358просмотров

Женское счастье - на паузе

+T -
Поделиться:

Фото: Ирина Иванова

 

Совсем недавно я хотела второго ребёнка, несмотря на то, что приближался полувековой юбилей. Знаю много случаев, когда зрелые женщины выходили замуж и рожали естественным образом здоровых детей – это очень вдохновляло. Однако неожиданно мой старый мир начал рушиться. Я пыталась удерживаться за обломки, но эта хрупкая опора не оставляла шансов на спасение. И когда пришло понимание, что прежней жизни уже больше не будет, произошло моё личное крушение.

Не знаю, как назвать это состояние: приближение старости, мудрость, зрелость или осознанность. Оно настигло меня слишком стремительно. Даже в подростковом возрасте перемены не были такими разрушительными. Тело уже начало работу по проведению физиологических реформ, предначертанных природой, а сознание не успевает за этими изменениями и не может перестроиться. Мне сложно привыкнуть к тому, что моя плоть уже никогда не будет прежней, и сложно принять эту данность.

Сначала казалось, что это смертельная катастрофа. Была даже минута слабости, когда пришла грешная мысль, что очень скоро всё кончится. Но именно в тот момент, когда безысходность казалась такой близкой, вдруг забрезжил свет в конце тёмного тоннеля. Когда кажется, что если не вся жизнь, то какая-то значительная часть жизни кончилась, возникает очень сильное сопротивление и зарождается огромное желание жить! Нет, это ещё не всё! Это не конец!

Первая опора, за которую я схватилась обеими руками – это здоровье. Конечно, это весьма не стабильное состояние, и к пятидесяти годам в моих внутренностях ничего не обновилось. Тем не менее, запасов жизненных сил у меня вполне достаточно: сердце бьётся, почки работают, кровь течёт по сосудам. Это неплохое основание для того, чтобы поддерживать уверенную активность. У меня есть две здоровые ноги. Вот эту самую настоящую опору, без всяких метафор и образов, я вдруг начала ощущать по-новому, с огромной благодарностью.

Возможно, вы удивитесь, но осознанное хождение, перенесение тяжести тела с одной стопы на другую и такое же осознанное прикосновение к земле – это одна из лучших практик, которые помогают найти в себе дополнительные ресурсы для жизни в период кризиса. Если у меня случается хмурое настроение, и возникают сомнения в ценности сегодняшнего дня, я предаюсь целительной ходьбе и начинаю ощущать себя живой. Каждый мой шаг – это подтверждение того, что я есть, я существую. Я опираюсь на землю с предельным доверием, и земля откликается стабильной поддержкой.

Вторая важная опора – это близкие люди. Много лет я жила в нервной суете. Куда-то бежала, за чем-то гналась. А в середине столетия вдруг поняла, что рядом со мной очень мало тех, кто по-настоящему близок, кто готов разделить радости и горести, к кому всегда можно прийти, чтобы согреться душой. И тогда возникла потребность окружить себя людьми, контакт с которыми помогает поддерживать огонь в очаге взрослой жизни. Особенно ценными стали старые связи, которые возникли ещё в юношестве. Видимо, потребность опереться на старые привязанности возникла не у меня одной. К моему изумлению, активизировались одноклассники и начали общаться, так, будто мы все только что расстались. Я начала чаще звонить давним подругам – просто так, без повода. И в этом задушевном общении можно найти очень много энергии, которая помогает вращать колёса зрелой жизни. К печали, нас становится всё меньше с каждым годом. Ровесники стали всё чаще уходить из жизни, не прощаясь, нежданно. И оттого ещё острее переживается близость тех, кто остался здесь.

Третья опора – это новая форма материнства. У меня поздний ребёнок, поэтому наши переходные возрасты совпали. Совсем недавно он нуждался во мне, а теперь с каждым днём у него возникает всё больше потребности в самостоятельности. Мой ребёнок постепенно отделяется и отдаляется от меня, и важно поддержать этот процесс, чтобы он стал настоящей целостной личностью. И если прежде материнство занимало значительную часть моей жизни, то теперь оно становится ненавязчивой поддержкой по требованию.

Иногда вижу, как мамы, которые так же, как и я, теряют старые опоры, хватаются за материнство, как за соломинку, и превращаются в назойливых опекунов. Я понимаю, что эта чрезмерная забота – тщетная попытка продлить детство, доказать свою значимость для взрослеющего ребёнка, попытка сохранить прежний смысл жизни. Но это просто спасение себя, которое может разрушить целостность личности сына или дочери. Эгоистическая преданность отжившей форме материнства не приносит настоящего удовлетворения. Дети всё равно повзрослеют и будут самостоятельными. Разумеется, если матери не задушат их своей слепой заботой.

Но есть одна опора, которая подверглась значительной трансформации, такой радикальной, что пока я не решаюсь использовать её для того, чтобы ощутить свою устойчивость. Это отношения с мужчинами.

Раньше всё было понятно, потребности совпадали. Теперь я осознаю, что с возрастом меняются ценности. И то, что казалось важным в молодости, теперь становится незначительным. Тело становится менее горячим, но более чувствительным. И теперь хочется не бурных страстей, а надёжного стабильного тепла, основанного на глубокой душевности, искренности и эмоциональности. Но если раньше совпадения устремлений были легко достижимы, то теперь войти в резонанс с мужчинами становится всё труднее и труднее. Во-первых, потому, что ровесники избегают признания таких же перемен и пытаются обмануть время, вступая в связь с очень молодыми женщинами. Некоторые формы мужского бегства от старости обнаруживают обычную трусость. И действительно, нужна немалая смелость, чтобы признаться самому себе, что зрелость неизбежна, что за зрелостью придёт старость, а потом жизнь кончится.

А во-вторых, даже если потенциальные избранники допускают близкие отношения с ровесницами, то всё равно культивируют ценности, характерные для молодых мужчин. Общаться со стареющими мальчиками – не самое большое удовольствие для женщины, у которой есть достаточно мужества, чтобы признать неизбежность грядущей старости и не быть инфантильной старушкой. Поэтому пауза в близких отношениях более предпочтительна, чем общение, не наполненное смыслом, который важен и нужен именно сейчас, который соответствует богатству моих лет.

Возможно, кому-то из читателей моя откровенность покажется печальной. Да, я испытываю печаль, расставаясь с частью прошлого. Однако я с оптимизмом смотрю в будущее, потому что знаю точно, что там меня ждёт счастье. Оно будет новым, другим, не таким, которое я уже знаю. Но это будет настоящее зрелое счастье, которое уготовано каждому, кто по-настоящему любит жизнь и принимает её во всей полноте – от самого начала до самого конца.