Все записи
МОЙ ВЫБОР 20:24  /  5.06.19

3651просмотр

Я люблю тебя до смерти... и после

+T -
Поделиться:

Просыпаюсь от нехватки воздуха и жадно дышу ртом. Во сне ты живой, и я ощущаю катастрофическое счастье пребывания на твоей орбите. У меня перехватывает дыхание – и я просыпаюсь. В этом переходном состоянии от сна к бодрствованию смерть ближе всего, потому что я опять не понимаю, как дышать без тебя. Несколько минут уходит на то, чтобы обыденный физиологический процесс совершался без принуждения. Сначала приходится делать осознанный вдох животом, иначе диафрагма блокируется, дыхание замирает, и я не дышу в полную силу, а значит, не позволяю жизни естественно функционировать во мне. В этот момент я продолжаю жить с тобой. А ты умер.

Наверное, я уже никогда не приму, что мы не вместе. Просто признала факт, что мы не можем общаться, как прежде. Когда умерла моя мама, а я не могла объяснить нашему шестилетнему сыну, что произошло с его бабушкой, мне помог знакомый врач, живущий в Америке. Он поговорил с ребёнком по скайпу и сказал так: «Ты меня видишь? Я существую! К сожалению, я не могу сейчас обнять тебя, но это не значит, что меня нет. Просто мы с тобой можем общаться только в такой форме. Твоя бабушка тоже существует для тебя. Но, к сожалению, она не может тебя обнять и даже поговорить с тобой по скайпу. Но это не значит, что её нет». Так я поняла, что смерть - не повод для разрыва связи.

Мои мать и отец всегда будут живы в моей памяти, я всегда буду их дочкой. И это ощущение метафизического контакта с родителями и всем родом даёт мне силы. Семейная система – это мощная эмоциональная опора, без которой немыслима целостность личности. Понимание традиций семьи даёт сильный импульс к развитию и личностному росту. Моя бабушка стала вдовой раньше, чем я. А мама – намного позже. Вдовство – это одна из моделей моей семейной системы. Если бы я знала об этом раньше и начала работать с этой проблемой, возможно, я бы не встретила тебя. Оказывается, мы выбираем друг друга не случайно. Остаётся мучительный вопрос: изменилась бы история, если бы я начала менять паттерны поведения, когда мы уже были близки, но ты ещё был здоров?

Связь с родом и повторение моделей поведения мне вполне понятны. Связь с любимым мужчиной – гораздо сложнее для понимания. Ты не являешься частью моего рода, но остаёшься моей эмоциональной опорой долгие годы. Тебя нет, но ты есть. Мне приходится учиться с этим жить. Хотя не всегда получается блестяще.

Я впервые ощутила состояние женской любви рядом с тобой. Наверное, потому что долго ждала и копила силы, всё досталось тебе одному. Потому и связь такая прочная. Благодаря этой связи я осознала нечто важное:  полноценное принятие любви и смерти не зависит только лишь от одного нашего желания, оно зависит ещё и от внутренней готовности, от зрелости. Любовь и смерть невозможно отменить, невозможно приказать себе любить или не любить, жить или умирать, невозможно усилием воли прекратить любовь и смерть. Это два природных явления, две энергии, которые поддерживают жизнь. Ты научил меня любить. Ты научил меня принимать смерть. Ты научил меня опираться на тебя и в жизни, и за её пределами.

Первый опыт любви и смерти я пережила рядом с бабушкой. Несколько последних часов, когда сознание уже отключилось, я была с ней. Теперь мне кажется, это было самое важное, что моя любовь могла сделать для её любви – помочь уйти. Я держала её за руку и повторяла, как мантру: «Не бойся, я с тобой. Иди туда, на свет. Всё будет хорошо. Не беспокойся за нас, мы выдержим. У нас тоже всё будет хорошо». Она просто перестала дышать, и слезинка выкатилась из её глаз. Говорят, это физиологическое явление, но я уверена, что бабушка всплакнула перед расставанием. Может быть, это была слеза облегчения и радости. Мне очень хочется в это верить.

Ты не был покорным. Это был противоестественный уход в битве за жизнь, поэтому твоя агония была такой долгой, страшной и мучительной. В ней не было слёз, было отчаяние на грани. В тебе оставалось столько силы! И пока ресурсы не иссякли, ты сражался за каждую секунду. А мне было нечего тебе сказать, кроме «пожалуйста, живи». Я тебя не отпускала. Я держала тебя, как могла – руками, полными нежности, горячими губами, криком и рыданием. И мне очень хотелось умереть рядом с тобой, чтобы не видеть жизнь, какой она может быть без тебя. Но смерть невозможно оспорить.

Уход мамы был третьим в этой череде потерь. Я стала опытным провожатым. Мама затихла и погрузилась в небытие – или в другое бытие. Её уход был самым лёгким. Я провела с ней в больнице несколько суток. Незадолго до конца я задремала, и медсестра, случайно заглянувшая в палату, прикоснулась к моему плечу: «Мама уходит, попрощайся с ней». Как я благодарна судьбе, что не пропустила этот последний момент! Отдать последнюю земную любовь самым близким – это так важно! А потом наступает ещё более важная часть отношений – любовь после смерти. И это какое-то особое состояние, даже искусство, которому можно учиться бесконечно и совершенствоваться до конца дней. То есть, до того момента, когда эта любовь сможет вновь прикоснуться ко всем ушедшим – уже в другой форме бытия.

Проводив вас, я стала сильнее. Возможно, потому, что вы молитесь за меня там так же, как я молюсь за вас здесь. И вот парадокс: чем богаче опыт переживания утраты близких, чем ощутимее сам феномен смерти всей органикой тела, тем сильнее и ярче становится жизнь, тем больше в ней любви. Наверное, это следствие диалектического баланса: чем больше энергии на той стороне, тем больше противовес на этой.

Просыпаясь от нехватки воздуха, я жадно дышу ртом. Я хватаюсь за жизнь лёгкими, сердцем, каждым органом и всей системой. Жить без тебя по-прежнему невыносимо. Но даже в этой невыносимости есть и смысл, и глубинная мудрость, потому что она приводит в движение мою любовь, а значит, позволяет мне оставаться живой.

Я не знаю, кто будет со мной рядом, когда я буду завершать свой путь. Не сейчас. Надеюсь, не скоро. Но мне бы очень хотелось, чтобы и меня кто-то держал за руку со словами «не бойся, я с тобой», и чтобы на том конце пути меня обязательно встретил ты. Я верю в круговорот любви в природе и продолжаю любить тебя –  до смерти.

Комментировать Всего 10 комментариев

Лиза, браво! Мощный, умный, эмоциональный текст. Любовь и смерть действительно невозможно, или почти невозможно, взять под контроль, но мы всю жизнь пытаемся так или иначе это делать. В Вашем тексте, как я его прочитал, есть одна фундаментальная идея - несмотря ни на что, мы не принимаем смерть "до конца", хотя и знаем о ней... Любовь - она и есть это неприятие смерти "до конца", пожалуй, самое загадочное в человеческой природе.

Эту реплику поддерживают: Елена Проколова

Аркадий, спасибо огромное за отклик! Мне очень приятно и лестно, когда Вы читаете мои публикации! И особенно приятно, что отзвались именно сейчас, потому что тема смерти, точнее, философия смерти, обсуждалась недавно под Вашей публикацией. 

Мне пришла в голову одна мысль, которую, возможно, не все читатели смогут разделить. Не случайно Фрейд писал о противостоянии либидо и мортидо. Возможно, это и есть главный движущий инструмент трансформаций. И "на этой стороне" сложно полностью принять смерть, потому что может сработать второй закон диалектики, и количество перейдёт в новое качество. 

Одно из самых больших потрясений моей жизни - сцена прощания бабушки со своей младшей родной сестрой, Елизаветой Павловной Питеркиной, ушедшей в 85 лет. Бабушка подошла к гробу и спокойно, как будто разговаривает по телефону, сказала: "Ну, прощай, Лиза". Она не плакала и после похорон жила, как будто ничего не случилось. Но через два года её самой не стало. И я поняла, что в этом возрасте, когда жизнь, какой бы долгой она ни была, уже движется к завершению, начинает срабатывать второй закон диалектики. 

Остаётся ещё один вопрос: когда смерть доходит до предела, она переходит в жизнь? Или диалектика актуальна только здесь, а там все законы отменяются?

Думаю, просто в этом возрасте, Вашей бабушки, восприятие близости смерти и ухода воспринимается иначе, чем в более раннем возрасте. Ваша бабушка проводила сестру так, словно посадила ее в поезд, зная, что скоро сама в него сядет. Это не про смерть, это про скорую встречу - их обеих. Это не описать словами, впрочем, можно попробовать...

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

Абсолютно согласна! Есть такой чувственный опыт, который не всегда точно облекается в слова. Скорее, это даже сверхчувственный опыт. Я глубоко убеждена, что мы все сохраняем связь с другой частью бытия. Но не всегда сознание готово это допустить здесь и сейчас, потому что подобное переживание может оказаться непереносимым или значительно повлиять на сегодняшний выбор. 

 Меня удивило, что все мои уходившие близкие просили отпустить их домой. Я не сразу поняла, о чём были эти просьбы. 

Эту реплику поддерживают: Елена Проколова

Я тоже в этом убежден, и судя по всему - это просто так. Исследования голландского хирурга Пима ван Ломмеля, а это очень даже научный подход, убеждают, что мир "там" существует, но описать его в терминах этого мира плохо получается. Смерть - это не конец всего, это поезд, который не знает движения в обратном направлении.

Почему-то подумалось: жизнь - это метро. А смерть - отдельная, выделенная, секретная линия

P.S.

Пост потрясающий!

Эту реплику поддерживают: Лиза Питеркина

Лена, благодарю за отклик! Метафора потрясающая! Почему-то сразу подумалось, что эта тайная ветка метро - единственная и бальше она не разделяется на два пути: для тех, кому в тупик, и для тех, кому ехать бесконечно. Меня не убеждают страшилки про ад и рай. Наверняка таи всё не так устроено... 

Эту реплику поддерживают: Елена Проколова

Мне представилась такая тайная ветка метро.

Кто-то выйдет на станции "Рай" или "Чистилище", где его судьбу будет решать компетентный совет.

А кто-то снова родится в новом воплощении. Некоторых будут ждать в "Аду", где они превратятся в букашек-таракашек-кошек-собак.

А те, кто прожил свою жизнь максимально полно, сойдет на станциях "Параллельный мир" или "Другая планета"..

А потом поднимется на экскалаторе и привет!

P.S.

Это может быть не только метро, но и автобус, поезд, самолет

Мне очень нравится этот образ! И ещё есть ощущение, что поезд равно двигается и не двигается. Это какое-то бесконечное движение в одной точке. Где-то же должна быть граница, соединяющая два мира, через которую происходит контакт! Наверняка Вы об этом знаете больше многих... Мне так кажется. Я почему-то так чувствую.  

Как это точно. Любовь после смерти...