Все записи
17:30  /  25.02.17

1474просмотра

Влияние творчества В. Салтыкова и группы "Форум" на жизнь подростков времен СССР.

+T -
Поделиться:

Лет в 14, а то и чуть раньше, у меня был магнитофон «Электроника 302», на котором по ночам через наушники, укрывшись головой с одеялом, я слушал песни о своей любви.

Любовь моя была совершенно невзаимной, отчаянной и, безусловно, последней. И единственной. И настоящей. Как и у многих, наверное, в 14 лет. Ее звали Наташа, лет ей было тоже 14, а на меня она внимания не обращала. От слова «совсем».

Ну не помогало ничего, ну ничего абсолютно – ни конфеты, которые я мог носить ей килограммами, ни жвачки, ни картиночки с артистами. Конфеты я носил, было, но их поели одноклассники, а ей не досталось, а я стоял, как идиот и ничего не мог сделать, а вот так, чтобы ей в портфель положить – не положил. Испугался. А вдруг засмеется? Картиночки с артистами у меня тоже бывали, но не только у меня одного - «Модерн Токинг» били тогда все рекорды, а вот так, чтобы поразить именно ее сердце…Да и учился я к тому же не очень. И я не знал, что ей предложить.  А что могут предложить своей любви безнадежно влюбленные четырнадцатилетние подростки? Спасти мир? В принципе, мир спасать можно в любом возрасте, только вот – нужно ли это миру? А потом, уже сколько раз подтверждалось – хоть спасай мир, хоть не спасай, а если тебя не любят – то тебя не любят. Поэтому носил открыточки, более не предлагая. Они меня делали модным и чуть увереннее в себе. С некоторых открыточек смотрели зарубежные звезды, с начесами и в остромодной джинсе, но от них толку не было, а с некоторых – улыбался Салтыков, как будто знал отгадки всех загадок  - «Судьба нас в неравном свела поединке, который зовется несчастной любовью. В глазах у тебя равнодушные льдинки, а я задыхаюсь от счастья и боли». И все это игралось в моей голове, когда я провожал Наташу. Модернтокинги пели о любви непонятно, ясно, что о любви, но непонятно, о чем именно, я же искал  конкретики страданий в сладкоголосых выпевах , чтобы было известно, когда плакать и в каком куплете что происходит, и не находил, слишком было все гладенько и ладненько, (Ты мой хлеб, моя соль) а Салтыков пел по русски, и был намного ближе. В нагрудном кармане.

Иногда я Наташу провожал, да. Провожал – это очень сильно сказано, я шел позади нее на пятиметровом расстоянии. Салтыков меня сопровождал – открытку с его изображением Наташа не взяла, он был оставлен мне.  И поэтому мы брели вместе, я был грустен, а он в компании «Форума» - поддерживал, говоря – ну да, вот такая она, Наташа твоя, блин.

По вечерам мои родители смотрели телевизор, а я был обязан лечь спать, категорично и безапелляционно спать, потому что в их глазах я был всего лишь четырнадцатилетним ребенком, которому нужно покупать то портфель, то ботинки, а я просил кроссовки, и мечтал о джинсах, и чтобы быть стройным, со впалыми щеками и взглядом принца, а я был крепким, коренастым и ходил в бокс с 5-го класса. В общем, тогда героев подобного типа еще не придумали, я был не в тренде.

Так вот, они смотрели телевизор, а я укрывался одеялом с головой, и в наушниках, почти не дыша от  неизвестности и  боли, пытался найти ответ на нелюбовь. А Салтыков  мне же рассказывал о том, что происходило со мной – «Белая ночь опустилась, как облако, ветер гадает на юной листве…». И все было точно, как в песне – деревья со свежими майскими листочками, тройка в контрольной по математике, и очень хотелось куда-то уехать! Но самолеты летали тогда не для меня, я был всего лишь школьник.

Во дворе у нас собирались ребята постарше, и сквозь открытую форточку были слышны их мотоциклы, иногда – смех, иногда – драки, а я загадывал – вот я живу на пятом, и она – тоже, но только далеко, жалко, что далеко, «Птица взмахнёт волшебным крылом, и я появленье твоё угадаю, в белую ночь мы с тобою уйдём, куда, я не знаю, куда, я не знаю…»

 

А потом лето стало все ярче выглядывать через май, и на дискотеках в пионерском лагере Салтыков пел уже с другими интонациями – про коней в яблоках, про соседнюю улицу, про замуж за него не выходи, и я  интуитивно понимал, что для каждого жизненного случая бывает своя песня, и не надо их смешивать – и песни, и случаи, и поэтому не танцевал под «Белую ночь», и не просил, чтобы включали,  хранил в тайне свою любовь, не давал ей затереться, как кассете, или выцвести, как обложке.

Ведь то, что дорого – люди обычно берегут, не выставляя напоказ. А только с временем становится понятно, что есть ценность, а что – глупость. Я и берег свои чувства. Чувства были настоящими, а Наташа…Ничего с этой Наташей не получилось, если честно – даже почти забыл, как она выглядела. После школы что-то все разошлись, а там как-то и разбрелись. И не то, чтобы совсем все равно, и не то, чтобы очень жалко, а…Разбрелись, и только песня осталась.

Хорошая, кстати, песня. 

 

PS - Вить, привет)

Комментировать Всего 5 комментариев

Виктор - замечательный, добрый и глубоко интеллигентный человек. Присоединяюсь к привету!))

Эту реплику поддерживают: Сергей Чумаков

Отличный слог! (Только, пожалуй все же "сО временем"? Или тогда размер поменять..?)

Эту реплику поддерживают: Сергей Чумаков

точно, сО временем), это я чего-то тупанул)

Эту реплику поддерживают: Андрей Занин

Новости наших партнеров