Все записи
19:50  /  17.03.17

3989просмотров

В Шоколаднице. Из подслушанного.

+T -
Поделиться:

Недавно сидел в Шоколаднице, а там две дамы...Ну как дамы - почти еще барышни, гладенькие, немного тощенькие, модненькие, шарфики, все такое. Планшетики разложили, телефончики. И одна рассказывает:

 - Знаешь, когда я была маленькая, я ведь все уже знала заранее, вернее - чувствовала. Меня папа водил по разным местам - он же все знакомился, чтобы жениться, и меня с собой брал - наверное, чтобы сразу обозначить круг обязанностей претенденток, а я молчала и ела только мороженое. Так вот, мы ходили по разным местам, всяким типа кафе, и что удивительно - места разные, а мороженое было одинаковым, шарики, или белые, или белые и шоколадный. И музыка была одинаковая, но я ее не помню, помню, что одинаковая. И еще стены в этих заведениях были одинаково декорированы - снопы и космонавты, выложены мелкой плиткой. Снопы и космонавты, космонавты и снопы. И вот что я заметила - в центре Москвы, в таких старинных как бы особнячках - снопы на стенах были выложены с любовью и подробностями - они могли быть перевязаны ленточками, украшены дополнительно венками, иногда попадались серпы, иногда - звездочки. Но звездочки не страшные, а бежевые такие, с толстенькими краями. Иногда из снопов выглядывал василек, а венки были составлены из дубовых листьев, немного подсохших, но все равно красивых. И совсем уж редко, но все же были довольно красивые улыбающиеся жницы - без животов, с длинными ногами и в платочках.

В заведениях помоложе снопы чередовались с космонавтами. Космонавты были на одной стене, а снопы - на другой. И снопы были победнее, попроще, без ленточек и без венков, зато побольше объемом и поярче. А космонавты все были в шлемах, и куда-то шли, взявшись за руки, товарищи по космосу и с антеннами. Жницы стали пострашнее - коротконогими, животастыми и в нелепых фартуках. Хочешь - жница, а хочешь - повариха. Жена космонавта. Но скорее мать.

В кафешках еще новее, более окраинных, снопы были почти схематичными. И космонавты тоже. То есть угадывается сноп, угадываются космонавты, но у них уже нет цели, они просто есть, и все. И большие, во всю стену. И бессмысленные. И снопы тоже гигантские. И ядовитых цветов. 

А потом папа поехал знакомится в какой-то перспективный на тот момент городок, и там в ресторане снопы были вообще примитивно-кубическими, а космонавты - квадратными фигурами, уже не в космосе, а между окнами, и даже не было синевы фона, а так, волнистая линия - то ли космонавты , то ли водолазы. А жница была совсем уж не алле, зато с орденом. И тоже квадратная, как и все. Не выбилась из общего стиля. 

И в этом ресторанчике очередная желающая замуж, очень умная на самом деле - подарила мне альбом с коллекцией открыток. А мне же никто из них ничего не дарил, а эта подарила. И я ела мороженое, и рассматривала открытки. Богатейшая коллекция! Сначала шли новогодние открытки, годов так, наверное, сороковых или пятидесятых - там в адресах столяла улица Максима Горького, или 25 лет Октября, но дело не в этом. Там почерки были у людей с завитушками и подробное описание житья-бытья, и рисунки были чудесные - белочка с выражением лица несет мешочек с орешками, а красивые дети в красных галстуках танцуют вокруг богатой елки, понимаешь - во всем был смысл! Елка, дети, белочка, мешочек орехов, таинственные шары в ветвях, и еще игрушки - тоже в ветвях - балерина, кузнец, птицы. И все это было тщательно нарисовано - и интересно смотреть, и интересно читать!

А потом были другие открытки - и с космонавтами, которые сначала летели по черному небу и несли елку со звездой, и тонкая ветка мимозы, или подснежники - это 8-е марта, ага, такие зачатки бутонов, а вокруг - грязь и холод и немного снега, такая вот любовь, то ли ранняя, то ли безнадежная, и понятно, чем кончится - пчел еще нет, чтобы это опылить, а когда пчелы появятся - то будут другие цветы, а эти...этих уже не будет. И всякие предгрозовые зловещие поздравления с ноябрем - на фоне пожарно-багрового горизонта три черные трубы, из них валит черным дым, и идут матросы чеканным шагом, и у них у всех абсолютно ацтекское выражение лица, или какие были лица у этих древних майя, которые поклонялись смерти? У них одинаковые квадратные некрасивые штаны, руки, заточенные под убийство, и в руках - оружие - винтовки и штыки, штыки и винтовки, и они идут беспощадно и никуда не свернут, потому что они видели только черный дым, черные трубы и багряный горизонт, кровавая каша. И с этим тоже поздраляли, представляешь? 

Потом на открытках появились хиппующие дед Мороз и Снегурочка - она в короткой юбчонке, или в коротеньком платьице, и в сапогах, и в короне, но такая...Не секси, короче. Корона набок, волосы растреплены, радуется! И дед Мороз - возрастной, но под кайфом, сразу видно - мешок развязан, игрушки валятся из него, а они такие вдвоем шагают по сугробам и хоть бы что. А зайчик из леса с изумлением на все это смотрит с пенечка. А им пофиг, что из мешка половина подарков вывалилась - им хоть лес, хоть не лес, главное - Новый год!

А потом я поняла, вернее - почувствовала - этому всему придет крах. Потому что на открытках стали уже не рисовать, а просто фотографировать  - поставят кривенькую белочку, сделанную из кусочков...дерева, наверное, и еще чего-то пластмассового, и она деревяшкой стоит под искусственной елкой, на которой лежит вата - типа снег, и около белочки - стеклянное некрасивое яблоко. И вот вам Новый год, как говорится. Отмечайте. 

И почерки стали у всех плохие, такие...Ляп-ляп, с претензией на начальственность. И короткие тексты, и убогие поздравления, и никто не передавал приветов и перестали кланяться и справляться о здоровье.

А венцом коллекции были открытки с бутылкой плохого шампанского и бокалом, пустым. Тоже фотографии предметов. А под бокалом лежала конфета, яблоко, а над бокалом висела щетинистая ветка с одинокой игрушкой, таким круглым шаром. И шар занимал почти всю фотографию, такой убогий бордовый шар.

И тут я окончательно поняла, что все разваливается. Шампанское закрыто, бокал - один, конфета жуткая. Елки нет, а есть ветка в вазе. И даже ветку никто не захотел украсить, а нашли такой шар...Сдержанный, чтобы сильно не смущать никого, и повесили. Не стали устраивать праздник. Состарились. Поэтому и снопы и космонавты становились все проще и проще, а жницы - страшнее. Когда все старые, разве кому охота рисовать? Или придумывать?  Или танцевать? А молодым неинтересно рисовать снопы, им что-то другое интересно. А можно - только снопы и космонавта. Увы. Поэтому рисуют старики. Потом они умирают. Мужчины вообще живут меньше. Остаются старухи. Жница на стене. Орден на груди. Туфель нет, есть - грозовой октябрь, который отмечают в ноябре. А потом - одинокий Новый год. И некому открыть шампанское.

По моему, папа на ней не женился. А жаль, наверное.

Комментировать Всего 5 комментариев

Монолог Вы, похоже, сам сочинили - очень уж он литературственный. Все равно текст хороший!

Эту реплику поддерживают: Сергей Чумаков

что-то сочинил, но очень много не написал. ) 

скорее, уменьшил драматический накал. )

Новости наших партнеров