Все записи
12:40  /  22.03.17

230просмотров

Полина ждёт Киру

+T -
Поделиться:

Доктор Полина Степенски стала главным трансплантологом костного мозга Университетской клиники «Хадасса».

Когда говорят про трансплантацию костного мозга, у большинства людей создаётся такое впечатление, что им будут делать операцию, вытаскивать мозг из позвоночника и т. д. Поэтому, это пугает огромное количество людей, им кажется, что их мозг из позвоночника будут забирать и кому-то пересаживать.  Поэтому люди даже не готовы сдать кровь, чтобы быть в базе данных.

Полина Степенски говорит, что в обществе слишком много стереотипов по поводу трансплантации: «Первая пересадка была сделана в Миннесоте в 1968 году. С тех пор в принципе произошёл громадный прогресс, за это получили Нобелевскую премию. Принципы пересадки костного мозга – это те принципы, которые были разработаны в течение последних 45 лет. Пациент, которому нужна пересадка, получает высокодозовую химиотерапию, иногда облучение – когда это необходимо. Мы разрушаем его гематопоэтическую иммунную систему. Находим подходящего донора – в семье или неродственного донора. У донора берём стволовые клетки. Есть два способа. Первый способ классический – это забор костного мозга, совершенно неопасный. Это очень несложная процедура, которая занимает максимум час. Мы берём костный мозг и даём этот костный мозг как инфузию пациенту, и клетки находят сами свой путь в костный мозг пациента. Второй способ – мобилизация стволовых клеток. Мы даём необходимые факторы роста, делаем лимфоферез. То есть, мы делаем ферез стволовых клеток, собираем эти стволовые клетки и даём пациенту. Никто ничего не забирает, нет никаких операций. Пересадка — это простая инфузия стволовых клеток».

- Чем отличается трансплантация костного мозга от переливания крови?

Ой, это совершенно разные вещи. При переливании крови мы переливаем или тромбоциты или эритромассу. Но мы не переливаем стволовые клетки. Трансплантация костного мозга – это трансплантация стволовых клеток. Это совершенно разные вещи. Донор и реципиент должны строго подходить друг другу. Должна быть тканевая совместимость. Мы подбираем тех, от кого можем пересадить. Больной должен пройти подготовку, иначе его иммунная система отторгнет новые стволовые клетки. Пересадка костного мозга – более наукоёмкий и трудоёмкий процесс, чем переливание крови.

- Сегодня, когда люди слышат слово «трансплантологи» или «трансплантация», почему-то, чаще всего, это ассоциируется с криминалом: убили на органы, ворованная почка или что-нибудь ещё в таком духе. Какая регуляция существует в вопросе трансплантации сегодня?

Регуляции очень похожи во всех странах мира: в Европе, в Америке, в Израиле. Регуляции очень чёткие, очень однозначные, очень простые. Прежде всего, у больного должно быть показание для пересадки стволовых клеток. Когда есть показание, мы должны найти подходящего донора. Найдя подходящего донора, следующий этап – дача высокодозовой химиотерапии или облучение. Следующий этап – это дача стволовых клеток. Следующий этап – это период иммуносупрессии и восстановление. Ничего связанного с каким-то криминалом, с какими-то непонятными вещами не существует. Всё очень отрегулировано. Замечательно, что эти правила очень одинаковы и очень похожи в разных частях мира.

 - Я прошу прощения. Я Вам задал вопрос о пересадке костного мозга, а Вы говорите о пересадке стволовых клеток. Это одно и то же?

Да, пересадка костного мозга – это часть пересадки стволовых клеток. Когда мы говорим о пересадке стволовых клеток, это может быть или пересадка костного мозга AS IS, то есть, таким, каким он существует, или это может быть пересадка мобилизованных стволовых клеток, которые мобилизованы в периферическую кровь. Но это гораздо более широкое название, которое включает пересадку костного мозга.

- При каких болезнях только трансплантация может спасти?

Есть группа заболеваний, часть которых – это не злокачественные заболевания, в которых я, в принципе, специализируюсь. Это врождённые генетические заболевания костного мозга – остеопетроз, иммунодефициты. Единственное лечение при этих заболеваниях – это пересадка костного мозга. Это различные заболевания гемоглобинопатии. Например, талассемия. В злокачественных заболеваниях существуют чёткие показания, при которых показана пересадка. Это не всегда изначальные показания. Очень часто мы лечим пациента и только потом обнаруживаем, что ему необходима пересадка. Есть злокачественные заболевания, при которых мы сразу знаем, что единственное лечение – это только пересадка. Но это решение гематологов в начале и в процессе лечения и ведения пациента.

 - Сложно ли найти соответствующего донора?

Мировая база данных – очень большая. Это миллионы доноров. В принципе, это зависит от этнического происхождения больного. Это зависит от многих факторов. Иногда это очень легко. Иногда мы находим донора моментально. Буквально смотрим в базу и находим – если есть очень много доноров, это легко. Иногда это довольно сложно при определённых этнических группах. То есть, это нельзя сказать однозначно потому, что это индивидуально и зависит от типирования пациентов.

- То есть, если человек приезжает в Израиль, Вы можете буквально «выдернуть» донора из любой страны мира.

Несомненно. Мы соединены с международной базой доноров, которая называется Bone Marrow Donor World Program. То есть, мы в принципе видим всех доноров, которые существуют в мире.

 - В Израиле тоже есть Национальный банк…?

Да, это один из самых больших банков в мире. Есть Национальный банк, который называется «Эзер ме-Цион» - он расположен в «Хадассе». «Эзер ме-Цион» - это очень большой банк доноров. В принципе, все наши молодые люди, которые идут служить в армии, практически 100% из них соглашаются быть донорами. И Вы понимаете, что это громадная вариабельность доноров в разных этнических группах, которые существуют в Израиле. У нас очень большой банк доноров, с которым замечательно работать.

- Полина, я знаю, что Вы уделяете большую часть Вашего времени детям. Недавно все мировые русскоязычные СМИ писали о том, что Кира Никифорова едет к Полине Степенски. Каково состояние девочки на настоящий момент?

Я не знаю, что писали в СМИ. Я видела Киру. У Киры болезнь - «остеопетроз». Единственное лечение при этой болезни – это пересадка костного мозга. Мы проверили, у Киры есть потенциальные доноры. Я знаю, что ей нужна пересадка, и как можно быстрее. Это то, что я знаю однозначно. Я знаю, что она должна приехать в какое-то ближайшее время. Точной даты я не знаю. Знаю, что должно быть вот сейчас, когда-то. Потому, что донор есть.