Все записи
11:53  /  16.08.17

779просмотров

Сердце ребёнка

+T -
Поделиться:

Профессор Эльдад ЭрезПроф. Эльдад Эрез заведует подразделением детской кардиохирургии при отделении торакальной хирургии университетской клиники «Хадасса» в Иерусалиме. Специализируется на исправлении сложных врождённых пороках сердца у детей и взрослых. Профессор Эрез оперировал иракскую малышку Марьям Мансур и кипрского младенца Василиса. Он считает, что сердце ребёнка – это большой и серьёзный вызов для всех. Именно поэтому он стал детским кардиохирургом.

Профессор Эрез рассказывает: «Я занимаюсь в основном исправлением врождённых пороков сердца, независимо от возраста. Это может быть новорожденный, который сегодня появился на свет, и весит 2 килограмма, или человек в возрасте 80 лет, который страдает от врождённого порока сердца, который никто никогда не лечил. Любая жизнь – это целый мир – это успех всей семьи, не только врачей и медперсонала. А больное сердце ребёнка – это большой и серьёзный вызов для всех».

 - Скольких таких вызовов Вам довелось принять?

Тысячи, если не десятки тысяч. Лечение, например, новорожденного с пороком сердца, который ещё не адаптировался к жизни вне чрева матери, отличается от лечения ребёнка 5-6 лет и подростка. У каждой возрастной группы есть свои особенные характеристики. Поэтому, кроме проблемы в самом сердце, в процессе лечения, необходимо заняться и другими вопросами. В этом заключается уникальность лечения ребёнка, в отличие от других областей.

 - Сколько врачей принимают участие в операции?

Это очень большая команда, в которую входят несколько хирургов, детские кардиологи, специализирующиеся на врождённых пороках сердца, которые ставят диагноз, дают оценку состоянию ребёнка до и после операции с помощью эхокардиографии, шунтирования, если понадобится, МРТ – все возможные оценки ситуации, связанные с операцией. В команду также входят врачи интенсивной терапии, с соответствующей специализацией, детские анестезиологи, врачи-специалисты по неонатальной интенсивной терапии, которые участвуют во всех операциях на младенцах. Иногда у детей обнаруживаются различные синдромы, поэтому мы привлекаем дополнительных специалистов – нейрологов, общих хирургов – в зависимости от того, какие сопутствующие диагнозы или проблемы существую у пациента.

 - Какую лепту внесла «Хадасса» в детскую торакальную хирургию?

Мы стараемся исправлять пороки сразу же, как только они обнаружены и избегать паллиативных операций. Паллиативные операции не решают проблему в сердце ребёнка, они позволяют ребёнку вырасти и достичь достаточного для исправления порока возраста. Это создаёт ситуацию, в которой ребёнку делают несколько операций, что повышает риск, а также ребёнок дольше живёт со своей основной проблемой. Мы, в «Хадассе», применяем иной подход: исправить порок как можно раньше. Мы очень серьёзно относимся к сложности каждого порока и состоянию ребёнка, но по мере возможности избегаем отсрочки, операций, которые позволяют ребёнку жить до исправления порока, но повышают общий риск, связанный с решением проблемы.

 - Вы выполняете и внутриутробные операции на сердце?

Сегодня не так уж и много пороков можно исправить в процессе беременности. Тем не менее, есть несколько вещей, но они ещё не доказали свою эффективность. Это сложные операции, которые мы делаем крайне редко. Чаще делаем их в первые часы после рождения ребёнка.

 - Какими техниками, технологиями Вы пользуетесь во время операций?

Каждая техника, каждая технология, которые мы используем, приводится в соответствие  с размером ребёнка. Мы оперируем очень маленьких детей. Самый маленький из них весил 400 грамм (!), поэтому мы используем соответствующие инструменты. Они также должны соответствовать степени сложности операции. Мы используем самые современные технологии в мире.

 - Каковы шансы на успех Ваших операций?

Можно условно разделить все врождённые пороки сердца на две группы. В первой, порок в сердце можно исправить, и сердце ребёнка будет работать как наше, как обычно. В этой группе риск для жизни в процессе операции составляет 1%-1.5%. Эта группа находится в «хорошем» состоянии. К группе в менее «хорошем» состоянии относятся дети с врождённым пороком, который невозможно исправить. Их сердце невозможно сделать таким как наше, но можно провести серию из трёх операций, после которых ребёнок сможет расти и развиваться, а женщины даже могут рожать. При этом у этих людей никогда не будет «нормального» сердца со всеми составляющими и нормальной физиологической системы. В этой группе процент риска для жизни ребёнка немного выше – от 8%-10%.

 - Сколько операций выполняют торакальные хирурги в «Хадассе» в течение года?

От 200-250 операций на сердце.

 - Сколько врачей сотрудничает в Вашем отделении? Какие у них специализации?

У нас есть специалист, оперирующий лёгкие. Мы сотрудничаем и выполняем операции на лёгком и на трахее у детей. У нас есть специалисты, оперирующие на аорте и специалисты, использующие вспомогательные устройства – технологические приборы при сердечной недостаточности. Обычно они поддерживают сердце пациента, ожидающего пересадку. У нас также есть специалист, занимающийся коррекцией клапанов.

 - Вы лечите зарубежных пациентов? 

С тех пор, как я начал работать в «Хадассе» (2011), мне довелось лечить 50 пациентов из-за рубежа. До того я учился и работал в США.

 - Можете рассказать о каком-либо случае из Вашей практики?

История с Василисом. Ребёнок из Кипра родился с транспозицией магистральных сосудов – врождённым критическим пороком сердца, при котором наблюдается аномальное отхождение аорты от правого желудочка, а лёгочного ствола от левого желудочка. Аорта, отходящая от правого желудочка сердца, несёт венозную кровь, которая, пройдя по артериям, капиллярам, венам, вновь возвращается в правое предсердие и правый желудочек. Лёгочная артерия несёт кровь из левого желудочка в легкие и обратно в левое предсердие. Таким образом, большой и малый круги не сообщаются друг с другом. В большом круге кровообращения циркулирует венозная кровь, не обогащённая кислородом. Такое состояние несовместимо с жизнью. У Василиса кровь не обогащалась кислородом, поэтому мы организовали срочную операцию – экстренную доставку санитарной авиацией с последующей коррекцией врождённого порока. Мы действовали очень быстро, чтобы доставить малыша из Кипра в Иерусалим, прооперировать его. К моей радости, операция увенчалась успехом.

  - Вы учились и работали в США, а по возвращении приземлились в «Хадассе». Почему?

 Потому, что «Хадасса» - это самое лучшее медицинское учреждение в Израиле. Врачи «Хадассы» сочетают исследовательскую деятельность – фундаментальные и медицинские исследования – с их клинической работой. Расстояние между лабораторией и ежедневными реалиями очень короткое. Здесь находится крупнейший университет со старейшей школой медицины в Израиле и на Ближнем Востоке. Всё это делает «Хадассу» одной из ведущих клиник.