Все записи
13:10  /  7.12.17

326просмотров

Как рассказать ребенку, что он болен СПИДом? - 2

+T -
Поделиться:

Доктор Дина (Диана) АвербухЧасть вторая.

Продолжение беседы с доктором Диной Авербух.

- Я знаю, что Ваш уникальный подход вызывал огромный интерес у людей из разных стран. Вы делились опытом с зарубежными коллегами?

- По линии Минздрава приезжали группы (они и сейчас приезжают) и мы проводили каждый год образовательные дни по теме «Многопрофильный подход к детям и подросткам с ВИЧ». В один из таких приездов меня пригласили читать лекцию в Хайфе по линии Минздрава. Там был человек, который позже возглавил ЮНЭЙДС в Российской Федерации. Он пригласил меня представить наш центр на международном съезде в России. Я презентовала наш многопрофильный подход, и председатель этого съезда профессор Евгений Евгеньевич Воронин очень заинтересовался. После этого он пригласил всю нашу команду – соцработника, Эстель, психолога и меня – работать с его коллективом. Евгений Евгеньевич Воронин – совершенно невероятная, замечательная личность, руководитель Республиканской инфекционной клинической больницы Минздрава России, центра по оказанию помощи ВИЧ-инфицированным беременным женщинам и детям, расположенной в Санкт-Петербурге. Центр занимается лечением детей с ВИЧ-инфекцией по всей Российской Федерации. В этом центре составляют методические рекомендации для всей РФ, посещают другие центры и пр. Один раз в два года профессор Воронин организовывает такой съезд и приглашает специалистов из-за рубежа. В его клинике в Усть-Ижоре под Санкт-Петербургом был детский дом – дети, которых никто не хотел лечить без родителей, профессор Воронин принимал их со всей России.

- Воронин пригласил вас работать с его коллективом?

- Его интересовал вопрос раскрытия статуса ребёнку. В центре Воронина были и подростки, и сотрудники центра не знали даже, как с ними говорить про СПИД, половое воспитание и пр. Они абсолютно не знали, как к этому подойти. В России не особенно любят говорить о половом воспитании, особенно в такой ситуации. И мы приезжали тогда вместе несколько раз, это был очень хороший проект. Кстати, российские СМИ писали о нашем совместном проекте. Россияне были очень благодарны нам за сотрудничество, знания.

Мы работали с коллективом, инструктировали сотрудников – как работать в команде. Мы работали с детьми. Поскольку я говорю на русском, Евгений Евгеньевич пригласил меня и нашего психолога. Он был первым, кто пригласил психолога в свою команду, в России это не было принято.

То есть, в России сегодня работают по израильской модели, разработанной в «Хадассе»?

 - Практически, да. Мы обучили их нашему методу, нашему подходу. И когда мы только начали работать вместе, мы делали раскрытие статуса – вместе. А когда вначале это делается вместе, психологу было легче продолжить самостоятельно. Это был очень успешный проект.

- Кто-то поддерживал Ваш проект?

- Да, наше консульство в России. Мы давали лекции в университетах, нас приглашали в разные учреждения.

- Как долго длился Ваш проект?

- Проект с Ворониным длился несколько лет. По его инициативе был создан в России первый реабилитационный центр для детей с ВИЧ-инфекцией. - Это очень замечательно, так как в России совершенно другой подход, насколько я знаю. - Профессор Воронин искал, где набраться опыта, и я предложила ему больницу «Алин» - замечательная больница. Евгений Евгеньевич приехал сюда, я познакомила его с гендиректором этой больницы доктором Морит Беэри. Профессор Воронин был совершенно поражён и восхищён больницей. После этого он снова пригласил меня и нашего психолога читать лекции на очередном таком съезде, на котором я была в первый раз. В конце концов, профессор Воронин открыл этот первый в России реабилитационный центр и пригласил израильского консула на открытие. Консул разрезал красную ленточку.

- Чему ещё Вы научили россиян?

- Наш психолог использует особую технику песочной терапии: ребёнок строит из песка, создаёт разнообразные картинки. Даже невербальный ребёнок. По этим картинкам всплывали совершенно невероятные истории, благодаря тому, что наш психолог анализирует рисунки на песке. Профессор Воронин прислал мне фотографии, на которых были зафиксированы наборы для песочной терапии. Они работают по нашей модели.  

- А что, можно узнать что-либо о ребёнке по его рисункам на песке?

- Вы не поверите, сколько всего можно узнать. У меня есть лекции об этом. Могу показать картинки этой истории – просто невероятно!

- А как насчёт повышения квалификации в «Хадассе»?

- К нам приезжают обычно раз в год (так было, по крайней мере, до настоящего времени) группы из Азии, Африки, Восточной Европы и России именно для обучения нашему опыту. Мы проводили однодневные учебные дни, и каждый участник нашей команды читал им лекции по своему профилю: не только я, но и медсестра, социальный работник, психолог – со всех сторон, как это делаем мы. 

Новости наших партнеров