Все записи
13:28  /  12.12.17

821просмотр

Девочка и ВИЧ

+T -
Поделиться:

Доктор Дина Авербух. вторая справаМы продолжаем беседы с доктором Диной Авербух. Часть первая здесь. Часть вторая здесь. Часть третья здесь.

Специалист по детским инфекционным заболеваниям Дина (Диана) Авербух репатриировалась в Израиль в 1990 году из Куйбышева (Самары), закончив 4 курса мединститута. Училась на медицинском факультете Еврейского Университета в Иерусалиме. В «Хадассе» возглавляет Центр исследований и лечения врождённого ВИЧ.

Можете рассказать об одном случае из Вашей практики?

- Есть случай, не единичный, о невербальном ребёнке с ВИЧ-инфекцией. Девочка 9 лет была диагностирована с ВИЧ, ни мать, ни кто-либо другой об этом не знал. Девочка пришла к нам с тяжелейшей инфекцией, нетипичной. Она не относилась ни к какой группе риска. Решили проверить и обнаружили у неё ВИЧ. После этого семья распалась – отец ушёл из семьи. Осталась мать с тремя детьми, и только одна девочка была инфицирована. Девочка очень способная, талантливая. У неё были огромные проблемы с приёмом лекарства.

Вы должны решать и эти проблемы?

- Приходится. Было понятно, что она не принимает лекарства не потому, что не умеет глотать, или по другой причине физиологического характера, а именно потому, что психологически она не в состоянии «переварить» своё заболевание. Наш психолог начала с ней работать в том числе, используя песочную терапию. Девочка нарисовала картинки. Представьте себе абсолютно пустое поле, кровать и одинокого ребёнка, который лежит на кровати, окруженный врачами. Рядом – ни семьи, ни друзей. Пустое поле. Или детская площадка, на которой играет ребёнок, а под его качелями огромная страшная змея.

То есть, все свои страхи дети показывают через рисунки?

- Все до единого. Или другая картинка: свадьба, девочка 10 лети, всё красиво. У невесты огромный букет на голове, который клонит голову к земле. И она говорит: «Ничего страшного, она научится с этим справляться». В углу стоит мать – всё это рисунок на песке – а за матерью кладбище. Свадьба. Это невероятно.

А что за лекарства Вы выписываете детям?

- Лекарства есть везде, и они очень эффективные. Если раньше человек просыпался раз в 5 часов чтобы принимать лекарства, сейчас можно дать ребёнку одну таблетку в день, и всё. Всё, что ему нужно. Проблема заключается не в том, чтобы легко было принимать лекарства, а в том, чтобы лечить все аспекты.

Девочка заговорила?

- Девочка уже выросла, стала совсем большой. Вышла замуж за мужчину без ВИЧ-инфекции. У нас есть ещё одна девочка – ещё одна история. У неё ВИЧ-инфекция. Она тоже уже замужем. Её познакомила с будущим мужем наша социальная работница. У неё уже двое детей – без ВИЧ-инфекции. То есть, девочка, которая родилась с ВИЧ, уже родила двух детей без ВИЧ. Тоже замечательная история. Это первая израильская девочка, рождённая с ВИЧ, у которой двое детей. Это в двух словах.

Вы недавно были в Польше (профессор Страхилевич проговорился). Что Вы там делали?

- В область моих профессиональных интересов входит также инфекции у иммунокомпрометированных детей с гемато-онкологическими заболеваниями – после ТКМ (трансплантации костного мозга). Я вхожу в состав Европейской группы трансплантации клеток крови и костного мозга (EBMT). Это очень большая европейская и не только европейская группа, в состав которой входит подгруппа «Рабочая группа по инфекционным заболеваниям» - инфекционная группа в которой я сотрудничаю. Существует и ещё одна группа European conference of infections in leukemia (Европейская конференция по инфекциям при лейкемии). В неё входят от 30-50 человек, которые собираются раз в два года и вырабатывают методические рекомендации по лечению различных инфекций у гемато-онкологических больных, прошедших лечение с помощью ТКМ. Я сотрудничаю в рамках всех этих групп и подгрупп. В процессе работы я участвовала в создании методических рекомендаций по лечению бактериальных инфекций. Мы опубликовали статью, в которой я значусь первой из соавторов.

О чем идет речь?

- Речь идёт о европейских методических рекомендациях по бактериальным инфекциям во время нейтропенической лихорадки – с самой тяжелой инфекцией. Поскольку меня интересуют именно бактериальные инфекции, я координировала, и продолжаю координировать многонациональное исследование определённого типа бактериальных инфекций под общим названием грамотрицательные бактерии. В этом исследовании участвовало 74 исследовательских центра из 25 стран Европы, Австралии, Китая и Ближнего Востока. Мы собрали по этим инфекциям данные со всех центров, создав, таким образом, самое большое проспективное исследование. Сейчас мы опубликовали первую часть нашей работы в Clinical Infectious Diseases – самом престижном научном журнале по клиническим инфекциям. Мы продолжаем изучать полученные данные, чтобы понять причины смертности от заражения этими инфекциями, причины выработки этих инфекций. То, что мы уже опубликовали – горячая тема – антибиотикорезистентность. Известно, что существуют микробы, сопротивляющиеся терапии, соответственно есть ограниченное количество возможностей борьбы с ними.

Эта проблема – глобального масштаба?

- Да, это проблема мирового масштаба – микробы, резистентные к антимикробиальной терапии. Если у них несколько разных механизмов сопротивления, то получается ситуация, что есть микроб, против которого нет лечения. Который не чувствителен ни к одному антибиотику. Или чувствителен к одному-двум относительно слабым антибиотикам. То есть, даже если есть какие-либо опции, это не такие опции, к которым они уже выработали устойчивость. И эта проблема особенно серьёзная у людей с ослабленным иммунитетом, с иммунодефицитом. Их организм сам не может бороться с инфекцией и к тому же, нет эффективного лечения. Это особенная проблема именно у таких больных – после ТКМ для гемато-онкологических заболеваний. В рамках нашего исследования мы анализировали факторы риска для вырабатывания устойчивости к самым разным антибиотикам, прогноз в отношении таких больных. И сейчас мы продолжаем это исследование.

Мы уже познакомились с д-р Авербух – исследователем, как насчёт преподавания?

- Я читаю лекции на протяжении последних 9 лет в рамках сотрудничества в EBMT, преподаю на учебных курсах по инфекционным заболеваниям. Эти курсы каждый раз проводятся в другой европейской стране. На курс приглашают людей из нашей группы, которые дают лекции по различным инфекционным осложнениям. В последние годы читаю лекции в основном по бактериальным инфекциям, иногда по другим темам. На этот раз я читала лекции в Польше, в прошлый раз в Мадриде.

Перейдём в другую плоскость – чем отличаются детские инфекционные заболевания от заболеваний взрослых?

- Вопрос общего характера. Различий много потому, что, в принципе, когда мы говорим об инфекционных заболеваниях, прежде всего нам важен сам носитель заболевания, больной. Есть большая разница между ребёнком, в общем здоровым, все системы его организма обычно здоровы, либо это ребёнок с предрасполагающими условиями, и тогда мы ожидаем у него других инфекций, другого хода заболевания, либо вы говорите о человеке 70 лет с диабетом, сердечным заболеванием – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. То есть, в принципе, обычные инфекции у нормального ребёнка с обычной иммунной системой, обычно протекают легче. Они могут быть очень тяжелыми, например, менингит, и они могут умереть. Но, обычно если сильно не мешать, он выздоровеет. Проблема у детей заключается во врождённом иммунодефиците, и мы не знаем об этом до того, как он проявится с какой-нибудь инфекцией. Очень важно знать, что такая возможность существует. Когда инфекция более тяжелая, осложнения, то есть, есть дополнительные признаки, и их важно обнаружить и, соответственно, начать проверять ребёнка на предмет обнаружения врождённого иммунодефицита. Плюс, существуют различные врождённые инфекции, о которых мы говорили – ВИЧ, ЦМВ и др. – которых в принципе нет у взрослых.

Какие инфекционные заболевания «Хадасса» лечит, и какие – нет?

- Я думаю, что таких заболеваний нет. Мы лечим всё. Существуют, конечно, более редкие заболевания.

Вы их исследуете?

- Не все. ВИЧ и ЦМВ – довольно часто встречаются, но есть другие заболевания, которые мы довольно редко видим в Израиле. Практически, мы не видим в Израиле болезнь Лайма. Её (в различных формах) видят в Америке, в Европе. Мы видим их гораздо реже. Если приезжает такой ребёнок, мы не отправим его на лечение в Америку. Мы посмотрим, что говорится о заболевании в профессиональной литературе, посоветуемся с коллегами – либо здесь, либо, если понадобится – за рубежом. Инфекционные болезни нельзя «полечить позже». Их нужно лечить сейчас – сейчас они существует, сейчас же и лечим.

С заболеваниями нужно бороться не только медицинскими средствами, но и с помощью гигиены и другими способами. Можно ли говорить об антиинфекционной культуре в разных странах по отношению к детям?

- Я думаю, что в первую очередь, стоит говорить о прививках. Есть рутинные прививки, репертуар которых в Израиле больше чем где-либо в мире. Эти прививки рекомендованы всем детям – это важнейшая мера для профилактики множества инфекционных заболеваний – заразных и тех, которые вызывают тяжёлые осложнения. Это очень важно. И к этому – обычные гигиенические меры. Если мы знаем, что летом часто «встречаются» энтериты и гастроэнтериты, очень важно просто учить детей мыть руки – перед едой, после туалета и т.д. Но главной противоинфекционной мерой остаются прививки.

У нас повышенная бдительность?

- Мы делаем всё, что нужно и главное, своевременно. Рутинно. Если некоторые люди не согласны это делать, сейчас есть прививки против гриппа, которые раньше делали по желанию, государство сделало их обязательными. Для всех. В прошлом году, например, это были вторые или третьи классы, в этом году это уже и вторые и третьи. То есть, только если родители заявят, что они против, проявят активность, в этом случае государство обязать не может. А так, все дети получают прививки, и вакцинация постоянно расширяется.

Как Вы относитесь к мнению, что прививки не всегда бывают полезными и иногда вызывают неприятные эффекты?

- Существуют побочные явления, которые в отношении прививок нам известны. То есть, когда делают прививку, может быть болевой эффект после этого. Мы знаем, что после прививки от оспы иногда выходит небольшая сыпь. Крайне редко, меньше 5% случаев. Бывают прививки, вызывающие не очень приятное общее самочувствие, дискомфорт и т.д. Бывают и более серьёзные побочные эффекты, но, в общем-то, все эти прививки проверены на огромном количестве людей до того, как они вошли в стандартную практику. Я за прививки.

Своих детей Вы прививаете?

- Всех, всеми необходимыми прививками. И рекомендую всем. Ежегодные прививки от гриппа и других заболеваний.

Допустим, Вы сейчас выступаете на огромном форуме родителей. Что бы Вы посоветовали им как врач-инфекционист – для воспитания здорового образа жизни?

- Если меня вдруг, без подготовки, вызвали на сцену и сказали – давай – я бы сказала о том, что больше всего способствует сохранению здоровья. И это, как я уже говорила, прививки. И, конечно, послушала бы конкретные вопросы, специфические вопросы, которые волнуют родителей. Но, если бы я говорила о том, что больше всего влияет на здоровье, что релевантно для всех, я бы говорила о важности прививок.