Все записи
09:26  /  26.12.17

876просмотров

Как Яша Кедми лишил Россию хирурга

+T -
Поделиться:

Доктор Александр КлимовДоктор Александр Климов вырос в семье врача: его мама была терапевтом, заведующей отделением. Бабушка была медсестрой. Климов репатриировался в Израиль в 1990 году. «Хадасса» выкупила его у больницы «Ха-Эммек» за 350.000 шекелей.

Как Вы стали хирургом и, почему именно хирургом?

- Когда я был студентом в нижегородском институте, мечтал стать гинекологом. Но главным гинекологом Нижнего Новгорода была жуткая антисемитка. И ни в какую меня не брала. Каждый раз, когда я приходил к ней на приём, который ждал две недели, а иногда и месяц, она находила причины для отказа. Когда я пришёл к ней в последний раз, заявила: «Если будет заключение проректора, что он даёт тебе разрешение – ты, вот, на кружок не ходил, то не посещал, сё не посещал…» Всё время такую чушь порола. И я пошёл к проректору. Он увидел, как мне хочется быть гинекологом. Сказал: «Хорошо, я тебе напишу. Я вижу, что тебе очень хочется. Из таких людей получается то, что надо». Дал мне письмо, что он разрешает мне пройти интернатуру по гинекологии. Я пришёл такой счастливый с этим письмом и подумал: ну, уж проректору она не откажет. Она на меня посмотрела просто уничтожающим взглядом, и говорит: «Смотри, я не хотела. Видно ты плохо понимаешь. Я лучше возьму фельдшера на ставку врача, чем еврея». Просто, открытым текстом.

- Вы потом с ней встречались?

Со мной училась её внучка. И вот, когда я приехал на 30-летие выпуска, я ощущал какую-то к ней неприязнь, хотя прекрасно понимал – ну, внучка ни в чём не виновата! Но я к ней ощущал неприязнь из-за её бабушки, хотя она жутко приятная женщина, уже пожилая.

- И выхода не было...

- Гинекология – тоже хирургия, правда, в меньшей степени.

- Ничего не оставалось кроме хирургии?

- И я пошёл в хирурги. Прошёл интернатуру, и меня забрали в армию. Когда забирали в армию, моя мама, которая была зав. отделением, была знакома с военкомом. И он ей сказал: «Элла Исааковна, я ему всё устрою, он будет в московском округе». А я уже собирался там жениться. Тесть мой когда-то работал в московском округе, но когда он узнал, что я хочу жениться, и дочь его попросила, чтобы меня оставили в московском округе, он ей сказал: «Смотри, у тебя свадьба в августе. Поэтому все документы оформляют в апреле-мае. Он пока никто». В общем, мы пропустили немножко времени, видимо. Военком ничего сделать не мог. И когда там увидели, что я еврей, послали меня в Забайкальский военный округ – в Иркутск. Там я провёл полгода и ещё полгода в Монголии, с частью топографов.

- А после армии?

- Когда я вернулся, устроился на работу в «Склифе». Проработал 9 лет в неотложной хирургии желчных путей поджелудочной железы.

Яков Кедми

- Когда решили репатриироваться?

- В 1989 году, когда произошла железнодорожная катастрофа под Уфой – помните, когда два поезда взорвались из-за утечки газа, многих обгоревших привезли в «Склиф». И приехали израильские врачи. Ну, и со всеми евреями, а в «Склифе» их было достаточно много, там сразу начали шуры-муры, и однажды меня вызвали на консультацию в ожоговый центр. Я пришёл, и один анестезиолог, который там стоял, говорит: «Вот, Александр Климов».

- Такая, кстати, нееврейская фамилия…

- Моя бабушка по отцу была замужем за белорусом. И мы скрывались благодаря этому, нечего греха таить. Скрывались. Хотя, как говорят, «бьют по морде, а не по паспорту». Пришёл на консультацию. И там стоит мужик — живчик такой. Это был не кто иной, как Яков Кедми. И он сразу, видимо, меня определил. Он со мной не разговаривал ни о чём, ничего мне не говорил. Потом подошёл ко мне, и говорит: «Я не понимаю, что ты здесь делаешь?» Я говорю: «В смысле? Я пришёл на консультацию». Он говорит: «Нет, здесь». Я говорю: «А как я могу быть там?». Он спрашивает: «А ты хочешь?». Я говорю, конечно, но у меня нет никого.

Кедми говорит: «Подойди ко мне в посольство». Тогда было не посольство, а консульство при голландском посольстве. Подхожу, жду. А очереди там были громаднейшие. Просто невозможно было подойти, но я подошёл с другого конца – там, где стоят милиционеры и никого не впускают. Вдруг, смотрю, он выезжает. Я его увидел, махнул. Он мне жестом показал – садись. Я сел в его машину. Едем. Даёт бумагу, какую-то книжку и говорит: «Запиши свои данные». Я записал. И Яков Кедми мне прислал вызов. Я до сих пор ему благодарен. Так я попал в Израиль.

Продолжение следует

Комментировать Всего 1 комментарий

Яша Кедми сейчас звезда русского пропагандистского ТВ. Его часто Соловьев приглашает на свои ТВ-шоу. Два еврея говорят на главном российском ТВ-каналу все, что нравится уху Путина. Не бесплатно, конечно.