Все записи
15:06  /  28.02.17

2676просмотров

Люблю? Не люблю? Любить? Не любить?

+T -
Поделиться:

          Общие фразы вмещают всю мудрость мира и, как правило, не помогают в конкретной ситуации.

«Ребенок – душа, пришедшая к Вам. Помогите ему вырасти и отпустите». Верно? Ну да… Но какие чувства вызывает эта мысль, когда у тебя захватывает дух от любви к своему маленькому ребеночку? Возможно, желание отодвинуть ее подальше. А вдруг ты не чувствуешь любви? Тогда, возможно, желание «отпустить» перевесит стремление «помочь».

            «Не позволяйте родителям манипулировать вами» Верно? Да… А если манипуляция – единственный способ контакта с миром, который знает твой престарелый родитель. И родителю пришлось несладко в его жизни. И ты его любишь… Может, пусть поманипулирует маленько? Если недолго и контролируемо взрослым ребенком?

            «Избегайте привязанностей!» Любовь привязывает к ее предмету, однако… Не буду говорить о том, как опасна и восхитительна любовь – об этом человечество говорит не переставая письменно, устно и с помощью кино не одну тысячу лет.

             Любовь к ребенку также, как и любовь к супругу не является раз и навсегда данным ощущением. Любовь рождается по-разному, развивается и умирает (или нет). Это состояние может само появиться и пропасть. Но можно его осознать и попробовать управлять им.  

             Любовь – это внутреннее состояние человека. Это чувство связано с выработкой определенных веществ в определенных зонах мозга. То есть она ВНУТРИ мозга. Однако, любящий человек считает, что она связана с кем-то другим. Хотя в некоторой степени, объект чувств случаен. Сочетание созревания организма с некими образами, связанными с объектом любви, и – всплеск дофамина: «пришла пора, она влюбилась». А любовь к ребенку связана прежде всего окситоцином – нейромедиатором, вызывающим нежность, привязанность, желание ласкать и заботится. Творческий подход к любви может состоять как в стремлении вновь и вновь испытать всплеск дофамина, меняя партнеров, так и в попытке научиться управлять этим состоянием, распространяя его, как советуют мудрецы, на все сущее. Выбор пути зависит от внутренних установок любящего человека.

             Осознание того, что любовь рождается внутри нас позволяет до некоторой степени управлять этим волшебством.

              Если нам повезло, наш мозг подарил нам всплеск дофамина и окситоцина, нам нужно очень беречь и ценить это состояние, сохраняя его в памяти как можно более точно. Ибо оно пройдет. Обязательно. Рано или поздно. Но вместо того, чтобы бежать из семьи в поисках повторения этого состояния с другим партнером или вместо рождения все новых и новых детей, мы можем пытаться вспоминать это чувство, связывая его с нашим уже существующим объектом. В тяжелые времена, когда любовь кажется покинула нас, мы будем твердить слова: «кто сказал, что любовь умерла? Нет! Она замолчала на время». И мозг вспомнит. Он станет снова синтезировать волшебные нейромедиаторы и они зазвучат в нас уже по-другому. Не оглушая своей новизной, а наполняя сознание спокойным, ровным и радостным светом.

                Если же нас миновала эта странная болезнь «любовь», и мы знаем о ней лишь понаслышке, не стоит винить в этом объект, которые ее не вызывает. Будем помнить – что любовь внутри. Начнем разводить этот костерок самостоятельно. Для начала вспомним все хорошее, что есть в нелюбимом. И будем обращать внимание только на это. Остальное – игнорируем. И ждем. Заботливо ждем. Забота, проявляемая нами, активизирует в нас нежность (иными словами – выработку в нашем мозге волшебного окситоцина). И если нам удастся научить нашего ребенка ответному чувству заботы, то нежность будет лишь нарастать, обучая наш мозг производству этого эликсира-нейромедиатора. Оговорюсь, важно, что «костерок» любви не должен питаться самопожертвованием. Ищите в любви собственную радость.

               Простая ли эта задача? Нет. Такое пестование молекул любви в нашем мозге некоторые люди называют «построением отношений с близкими людьми».