Все записи
МОЙ ВЫБОР 21:46  /  5.08.18

12887просмотров

Мухлёж «а-ля рюс» или Француженка с русской душой

+T -
Поделиться:

 «Ой, ну всем известно, что русские мухлюют как черти», – Бернар смотрит на меня с легким вызовом. Ему явно любопытно – буду я защищать своих или сделаю вид, что плохо слышу. Он недавно развелся с моей землячкой и полон скепсиса.

 

Ну вообще да, рядом с законопослушным Бернаром даже коза из российской глубинки (я про животное) будет смекалистее. Во Франции ведь как: если поворот запрещен, а сразу за ним въезд к другу в гараж, то француз хиляет в объезд через полдеревни, весь такой немухлюющий. А вот я бы завернула. Так что можно было сдаться, признать, мол, да, мухлюем и мухлевать будем (а вы-то скучны и покорны, потомки Галлов или что там от них осталось), но я не сдаюсь.

«Это кто еще кого перемухлюет», – хмыкаю я.

Бернар смеется голосом гаргульи с собора Нотр-Дам.

«Ты серьезно? Мы, в отличие от вас, честная нация, – Бернар задумывается. – И бардака у нас такого нет. А у вас, русских, все не в меру, невовремя и ни к чему».

Патриот! Пора ему рассказать про бабулю Шанталь.

Бабуля ворвалась в мою жизнь как спортивная машина из «Формулы-1», выскочив из сайта

Airbnb. Мы путешествовали по Франции, останавливались каждую ночь в новом месте, в последний момент подбирая жилье. Нам это донельзя надоело – в конце июля квартирки ближе к югу страны не простаивают (мы их предпочитаем отелям). Поэтому в тот день за поиск места для ночевки взялись рано – в два часа дня.

«Слушай, странно дешевая квартиренция», – мой муж протянул мне мобильный со страницей

упомянутого сайта. Смотрю: все чин-чином – спальня, гостиная, столовая, кухня… Причем, в Клермон-Ферране, куда нас как раз несло (там вулканы рядом, красотища).

Читаю описание квартирки – все ок, правда, одна комната закрыта, но нам выше крыши три оставшиеся. Заказываем!

Быстро приходит ответ от хозяйки по имени Шанталь – во сколько заезжаете? Откуда ж мы знаем. Нам еще неясно, где мы день проведем. Мы ж несобранные, не подготовились. Созваниваюсь с Шанталь, бабулька сообщает, что цена невелика, потому что жилье уже сдано, оплачено, но жилица сбежала утром. Схватила вещи и удрала! А они ж собирались отобедать вместе!

Зачем-то я говорю: «Надо же!», и Шанталь пускается в объяснения. Оказывается, у жилицы был ребенок «с неадекватными реакциями» и диагнозом «шизофрения». После очередного кризиса жилица поставила крест на отпуске.

Я вздыхаю в знак сочувствия. И правда, никому не пожелаешь.

Но тут Шанталь сообщает мне нечто странное.

 

«Вообще, в квартире кое-кто живет, но вы не обращайте внимания».

Я даже не настораживаюсь. Попугай, наверное.

«Он животных любит, он добрый».

Явно, попугай.

«А-а...» – я делаю паузу. Все-таки, странно.

«Он уходит утром в восемь, и возвращается тоже в восемь, а ночью спит», – добавляет Шанталь.

Нет, минуточку, попугай улетал бы, а не уходил. Да и потом, куда ему улетать? Не-е, тут что-то не то.

«Он стажер в зоопарке, но вы не обращайте на него внимания», – заканчивает пояснения Шанталь.

В принципе мне все равно, я из России, мне море по колено. Но телефон на громкой связи, и мой муж-француз смотрит на меня квадратными глазами. Я пожимаю плечами – ну вот так! что ж теперь! да ладно, пусть живет!

«А где там у вас парковаться?» – спрашиваю я, и Шанталь делает губами «пффф»: «Ой, да я дам вам свою инвалидную карточку, и припаркуетесь запросто! Вы когда будете?»

 

Да. Это была страшная ошибка. Я сказала – не знаю. Ибо неясно, что посмотреть перед тем, как кости кинуть.

Бабулька восклицает, что недалеко от города есть парк. В парке – водные велосипеды. Можно крутить педали и смотреть на природу.

Я благодарю за идею и пытаюсь попрощаться. (Ну не для водного велосипеда мы сюда пилили из парижского региона.) Но не тут-то было. Бабуля вцепляется в меня, как кот в занавеску. «Вы можете гулять под деревьями! Там дорожки! А потом взять напрокат водный велосипед, и...»

Я вздыхаю: «А есть тут у вас что-нибудь необычное, ну… традиционное?»

Традиционное – только ковры и шины, а вот водный велосипед – совсем другое дело. Крутишь себе педали, смотришь на природу…

Мой муж делает руками букву «Т», мол, закругляйся. Я мнусь: «Ну мы подумаем. Может, все же, на вулканы съездим».

«А вы сейчас где? – интересуется бабуля. – А-аа… Парк-то по дороге. Там озеро, деревья, водные велосипеды. Сел себе и плыви, крути педали...»

Муж смотрит на меня внимательно, и меня накрывает приступ хохота. Беззвучного, это я умею.

«Ладно, – выдавливаю, – мы подумаем».

«Водные велосипеды для ваших детей очень хороши! Даже не думайте!»

На заднем сиденье машины оживление. То ли заинтересовались, то ли сейчас подерутся.

Мой муж отвернулся и смотрит в окно. Но я вижу – щека у него шире обычного. Он тоже умеет – беззвучно. Но ему не надо разговор вести.

«Договорились! Мы еще позвоним!» – я еле вырываюсь из сладких объятий бабули Шанталь. Едем смотреть на вулканы.

 

Вулканы прекрасны, но это и так было ясно. Мы подъезжаем к дому Шанталь. Останавливаемся напротив въезда во двор – больше негде. Бабуля в развевающихся белых одеждах спешит к нам навстречу. «Ой, какие детки чудесные!», «Да оставляйте машину тут, вот вам инвалидная карточка!», «Да ничего страшного, это въезд ко мне!»

Выясняется, что бабуля купила целое здание. И на каждом этаже сдает жилье. Вся в кредите.

Мы поднимаемся на третий этаж: квартирка, где двери сняты за неимением места – коридор, спальня, кухня, столовая, гостиная, упс. Попугай.

Никакой он, конечно, не попугай, а стажер. Сидит в наушниках, в руках тарелка с макаронами. Делает вид, что слепой и глухой.

Бабуля кружит по квартире, все показывает, советы дает. Добирается до гостиной. «А это Кристоф! Кристоф, поздоровайся, это Ирина!»

Кристоф с мрачным видом стягивает наушники. Единственный куртуазный жест, который я за ним подметила. Это было вместо «здрасьте».

«Кристоф работает в зоопарке! Он любит животных!»

Трудно поверить, что Кристоф любит что-либо живое – глядит изподлобья на хозяйку, бульдожисто так. А то. Каждый день заезжают новые жильцы: положено поздороваться, выслушать имена (и тут же забыть), а еще прослушать тираду о своей любви к животным. После ребенка с «неадекватными реакциями» Кристоф, видимо, особенно зол.

Он встает и, оставив грязную посуду в мойке, уходит к себе в комнатку, хлопнув дверью.

 

«Завтра на ваше место заедут шесть человек! – сообщает Шанталь. – Будут спать повсюду – в спальне, столовой и гостиной. Но я вас не брошу! Мы что-нибудь придумаем! У меня уже есть идея!»

На самом деле, придумывать нечего. Завтра мы едем в «Вулканию», парк развлечений. А потом – прямиком домой, уже две недели колесим, пора сделать паузу. На всякий случай я говорю Шанталь «ну поглядим», никто не знает, что, кто и куда меня клюнет завтра.

 

Я просыпаюсь в восемь утра, потому что по дому топает носорог. Половицы скрипят, носорог что-то жарит на кухне – такое чувство, что у него сковорода подключена к музыкальным колонкам, а колонки стоят в спальне. Мне кажется, что Кристоф мстит нам за то, что мы есть. Он то и дело что-то роняет, чем-то гремит и один раз даже звонко пукает.

Но я ему благодарна. Уж сегодня-то мы не проспим все, как обычно, и придем в «Вулканию» к открытию!

Я дожидаюсь, когда Кристоф хорошенько хлопнет входной дверью и встаю.

На кухне красуется килограммовая пустая картонка от рожков. Макароны жарил поутру! А такое чувство, что баранью ногу. (В холодильнике обнаруживается огромная кастрюля, полная рожков – жевать их теперь дней восемь; видать, промахнулся с дозой наш попугай!) Посуда громоздится в раковине. Месть кота Леопольда.

 

Шанталь появляется к полудню (мы все никак не выйдем).

«У меня есть к вам предложение!»

Предложение таково, что наше белье переезжает в квартиру этажом ниже, а через ночь, после набега шести жильцов, в Кристофьей норе снова никого, и можно опять заселиться. Цена еще симпатичней, чем та, по которой мы тут. Чудеса.

Нам этого всего не надо, но бабуля чувствует во мне слабину. Видимо, видит насквозь, что меня к вечеру может клюнуть, и я готова подстелить соломку.

«Там, правда, одна проблемка, но это ерунда», – мечтательно улыбается Шанталь.

 

«А что такое?» – спрашиваю я на свою голову.

«Да… жильцы, – машет рукой Шанталь и поспешно добавляет: Но они уехали на каникулы в Испанию, можно заселяться».

Я чего-то не понимаю.

«Они съехали? Или… там их вещи?»

«Да они вернутся в августе! Главное, ничего не трогать, чтобы они ничего не заподозрили».

«Э-ээ...» – говорю я и замолкаю. Жаль мой муж-француз не слышит, он на кухне посуду за Кристофом моет.

Бабуля чувствует, что я как бы несогласная и выдвигает аргумент: «Там девочки живут, студентки. У них всякая ерунда, ничего ценного».

И тут до меня доходит.

«А! Вы у них разрешения спросили, да?»

Бабуля поднимает палец вверх: «А могу и спросить! На фейсбуке!»

Подлетает мой муж и тычет пальцем в воображаемые часы на руке: «Вулканию» скоро закроют!»

Подхватываем свое барахлишко и спускаемся по лестнице. Путь наш лежит мимо квартиры «девочек»…

 

«Заходите, оглядитесь!» – Шанталь ловким движением руки проворачивает ключ и распахивает дверь. Мы топчемся на пороге. Дети радостно забегают, им-то что. Я бросаюсь их вылавливать, Шанталь подталкивает моего мужа: «Посмотрите, вам же надо знать, где будете ночевать!»

Я собираю детей в охапку и мчу к выходу, но не задержаться возле ванной комнаты невозможно. Там джакузи с аквариумом. Правда, он без рыб. Девочки ленивые и не любят животных, это вам не Кристоф!

 

Мы душевно прощаемся с бабулей у выхода из ее здания. Она обещает написать девочкам на фейсбуке. «А потом вы переедете назад туда, где сегодня ночевали!» Садясь в машину, мой муж говорит, что Кристофа с него достаточно.

Мы мечемся по «Вулкании» и нам начинает казаться, что надо было приехать в десять, а не в час дня. Не успеем ничего посмотреть. Видели летающего дракона в 3

D, вулканы на большом экране, мамонта, тыкавшего своим хоботом прямо в «три-дэшные» очки, и снова вулканы… В общем, дело ясное – надо два дня на это безобразие. Ближе к вечеру я звоню Шанталь и интересуюсь, ответили ли девочки. (Таки клюнуло меня!)

Шанталь вздыхает: «Не могу вас принять… молчат!»

«Ну… ладно!» – вздыхаю я в ответ. Поедем домой, что делать. Пять часов езды, и мы в норке. В своей!

«А знаете, что? – голос у Шанталь оживает. – Главное, ничего не трогать. Я живу на первом этаже, вы у меня можете приготовить макароны и сходить в душ! А у девочек кинем ваше белье поверх покрывала, да и спите!»

При мысли о макаронах вспоминается Кристоф. Ответить не успеваю, потому что Шанталь выкрикивает: «Не могу говорить! Я в машине! Еду в булочную на другой конец города! Перезвоню!» – и отключается.

 

Мы еще немного бродим по «Вулкании» и понимаем, что нет, «пора валить». Пережор вулканов случился.

Бабуля перезванивает: «Ну что?»

«Да ничего. Едем домой».

«Как так?! Я тортик купила!»

Мне неловко.

«Заедете поужинать? У меня макаро...»

Мой муж делает страшные глаза.

«Да не знаю...» – да, я мямля, но моя вина, что она купила «тортик», а мы ее кидаем!

«Ну смотрите… А то дам вам для машины инвалидную карточку! И вы можете у меня душ принять! Девочки в Испании! И еще тортик...»

Я не хочу про тортик ничего слышать. Не-хо-чу.

Бедная старушка.

Надеюсь, он был не дорогущий из крутой булочной с другого конца города.

«Дорогущий! – закатывает глаза мой муж. – Да она его в супермаркете купила!»

Французу виднее.

 

Бернар выслушивает эту историю и ставит Шанталь диагноз: «Мухлевщица вроде «ваших»! Бабуля... с русской душой!»

А я думаю о том, что развела старушку на деньги, и мне стыдно. Ведь раз с русской, то тогда она точно в булочной купила. Недешевый хороший тортик, потому что у «наших» все не в меру, невовремя и ни к чему.

 

Заглядывайте в гости в соцсети –

ФБ: https://www.facebook.com/irina.kudesova

ВК: https://vk.com/kokliko.lili

Комментировать Всего 7 комментариев

Спасибо, Ирина, подняли настроение с утра! Кстати, поддержку постаила и она зафиксировалась. Посмотрим, что будет дальше.

Ха-ха! Через некоторое время вернулась к поддержке. Её нет! Поставила новую.

Рада, что подняла настроение, Надежда) А моя есть у вас?

Нет. Есть поддержка к комментарию. Мне ответили, что этим занимаются. Будем ждать.

Тот самый случай, когда можно сказать - хорошо, что есть (Н)надежда. Во всех смыслах))

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина, Татьяна Санькова

Ирина, спасибо за интересный, легкий, веселый рассказ! Вместе с Бернаром смеялась голосом Нотр-Дамской гаргульи.)

Люблю слушать и читать истории об особенностях мирвосприятия людей разных национальностей и культур. Надеюсь в ближайшее время порадоваться вашему новому рассказу на русско-французскую тему.) По опыту своих подружек, родившихся в СССР и живущих в Европе, знаю, когда два разных менталитета находятся под одной крышей, происходит много забавного.)) 

  

Эту реплику поддерживают: Ирина Кудесова

Татьяночка, спасибо за отзыв) Да, тут иной раз смотришь на какого-нибудь "месье" и думаешь: боже, боже, мы ж не просто с разных планет... мы вообще разной формы и расцветки) В честь вас напишу что-нибудь в ближайшее) Кстати, у меня тут в блоге есть несколько "печальных повестей" (говорят, на самом деле, смешных) про моих учеников русского, которые искали себе невесту в России (там с участием Бернара Гаргульича))) или о том, как ведут себя "наши" в отелях на завтраке, откровения швейцарской работницы отеля - она меня приняла за француженку и разоткровенничалась) Так что если будет желание - почитайте, поулыбайтесь) А я вас тоже пойду читать скоро! Только вот расправлюсь с дельцем одним)

Эту реплику поддерживают: Татьяна Санькова