Все записи
19:36  /  19.12.18

1922просмотра

Что делать, когда душит жаба

+T -
Поделиться:

А ничего! Ну оторвете ее скользкие холодные лапки от горла, ну отшвырнете животное с отвращением. Спина прямая, вид гордый: врешь, не возьмешь! А после – всё. После – одни сожаления. Ходишь и думаешь: жабуша, что ж ты меня не задушила. Теперь только рыдать, простирая руки к земным благам, с которыми ты весь такой некорыстный расстался.

Вот вам история про Бенжамена. Вы сразу все поймете.

Есть у меня подруга, да не простая, а золотая. Люблю ее невозможно, и бывает, что она садится в самолет, летит вечность и прилетает ко мне в Подпарижье со своего Дальнего Востока. Система такая: сюда Мариэтта моя мчит груженая (подарки везет, сопротивление бесполезно), а назад ей требуется – налегке, ибо норма по перетаскиванию тяжестей выполнена. Пихает она одежку в рюкзачок, и – фьюить!

В этот раз фьюить не получилось, потому что я влюбилась в ее рюкзак. Он был фиолетовым, а у меня на фиолетовый цвет сразу стойка, как у кота на голубя. Мариэтта подумала и сказала: а дай мне какую-нибудь старую сумку, я долечу с ней и выкину ее. А фиолетового парня забирай.

Ура! Я достала с антресолей старую зеленую суму, мы в нее запихали скарб и радостно поехали на юг Франции, откуда через неделю Мари должна была стартовать на Дальний Восток. Перед ее отъездом мы отправились гулять по городу Ним. (Те, кто читал «Коклико», его знают, там есть сцены в этом чудесном городе).

Так вот, нагулявшись, мы достаем барахлишко из багажника: пора на вокзал. Обе готовы залиться прощальными слезами – Мари со своей зеленой сумой, вполне себе уродской, а я – с Бенжаменом (неслучайное имя рюкзаку нашлось сразу). И тут зеленая сума предательски трескается по шву. Причем, основательно.

Любой на моем месте подумал бы: «Вот скотина!». Бенжамен у меня на спине завозился. Я прямо чувствовала. Он догадывался, что я его сейчас, вздохнумши, отдам. И он вернется на Дальний Восток к своим китайским родственникам.

«Чё там?» – спросила я, будто неясно было.

«Слушай, твоя сума такая старая, что сдохла… – Мариэтта посмотрела на меня внимательно. Видимо, заметила, как у меня по плечу карабкалось животное. Жабуша. – Ир, ну давай попробуем… эээ… заклеить скотчем...»

Я же вам говорю, у меня золотая подруга.

«Ну куда ты поедешь со скотчем...» – вяло засопротивлялась я.

«Не «куда», а «откуда», – уточнила Мари. – Из Парижа. Столицы моды. Моего мужа хватит удар… Давай скотч!»

Тут у меня началась внутренняя борьба – прямо ледовое побоище. Псы-рыцари долбили мечами наших, и наши уходили под воду, страшно матерясь на старославянском.

«Ну ты с ума сошла... – я потянула с плеча рюкзак, но в этот момент «наш» вынырнул из-под льдины и дал по голове псу-рыцарю. – Ну… скотч… не знаю… а, да, вот он».

Скотч будто дожидался в багажнике случая отправиться на Дальний Восток и кончить свою жизнь на помойке. Вместе с сумой.

В общем, зрелище было не для слабых. Перемотанная липкой лентой сума не только выглядела значительно более по-уродски, нежели раньше, она еще и обещала вызвать сомнения у таможенников.

Глядючи на суму-инвалида, я решила совершить акт альтруизма. Но тотчас холодные мокрые лапки ласково обняли мою шею. Я поморщилась и взяла жабу за пупырчатое тельце. Двумя пальцами. Жаба вцепилась сильнее.

«Мне стыдно, Мари...» – прохрипела я.

«Да ладно, – буркнула подруга. – Стыдно, когда видно!»

«А тебе не кажется, что как раз и видно?»

Мы хохотали как психи, пока шли до вокзала. Потом я посадила Мари в поезд и мы начали рыдать друг другу сквозь стекло. Мне было уже не до жабы, я жалела, что не отдала Бенжамена, и теперь моя любимая подруга притащится из Франции с бомжацким клееным мешком. Я просто скотина! – подумала я, забыв про любовь к себе, которую следует взращивать.

Так Бенжи остался со мной. И уже несколько лет он сопровождает меня буквально повсюду. На этой неделе мы собираемся с ним в Нант, на фестиваль русской культуры «Tours de la Russie en 30 jours» я  там обещала вещать о современных книжках, переведенных на французский – Яхина, Прилепин, Степнова и так далее. Так что приглашаю тех, кто будут в Нанте в эту субботу. Правда, Бенжамен мне тут напоминает: в Париже как раз начнут буянить Желтые Жилеты, и возможно нам с ним придется не о книжках рассуждать, а бегать с манифестантами от полицейских, рыдая от слезоточивого газа. Фильм мы про них снимаем. Так что я хочу в Нант, а Бенжи - побегать. Не знаю, что выберу. Но на фестиваль все равно приходите, со мной или без меня.

Для любителей Франции и/или литературы - новогодний подарок, за который я ручаюсь - здесь.

Те, кому приятно меня читать, заглядывайте:

Моя страничка в фейсбуке 

Группа в контакте