Все записи
18:33  /  10.01.19

2410просмотров

Разумный мужчина VS шилопопный: выбор (не)очевиден?

+T -
Поделиться:

Если упрощать, то мужчин можно разделить на две категории: а) разумные и б) эти, с диагнозом «ШВП». Про разумных что говорить. Приятно иметь дело с адекватным человеком. По крайней мере, до тех пор, пока не захочется романтики. В жесткой форме. Что есть жесткая форма романтики для разумного мужчины? Об этом чуть позже, приглядимся сперва ко второму типу, «с Шилом В Попе».

Тут все с точностью до наоборот: он прекрасен до той злосчастной минуты, когда романтики расхочется. Когда уже сыта ею по горло, а в тебя пихают и пихают романтику эту, как кукурузу в утку для фуа-гра. Ярчайшим примером ШВПшника был мой первый муж. До того, как меня угораздило напялить кольцо, он совершал всяческие эээ… подвиги, и я по молодости заключила, что он «необыкновенный». Я правда всерьез думала, что судьба одарила меня по помидорки. Судите сами.

11 вечера. Завтра мне 20 лет, гости приглашены. Я размышляю о том, что Любовь моей жизни явится часом раньше всех, поэтому не стоит оттягивать уборку до последней минуты. И еще надо платье красивое розовое успеть погладить, волосы высушить естественным образом – они тогда свиваются в нежнейшие кудряшки, которые держатся сутки, до встречи с расческой. Опять же, не забыть прыщик припудрить, глаза накрасить, помада… найти помаду… «Он должен видеть меня безупреч…» - я не успеваю додумать свою прелестную юношескую мысль, как раздается звонок в дверь, в упомянутые 23-00. (Думаете, ОН? Нет, даже Шилопоп Шилопопович не решится гневить гипотетического будущего свекра столь поздним визитом.) Так вот, это соседка. Впервые к нам пожаловала – поскольку она председатель правления нашего кооператива, это мы к ней ходить должны, челом бить, а не наоборот. И вдруг нате, ночь на дворе, она в тапках, ненакрашенная и в халате, а на голове бигуди, одна штука. Явно в спешке срывала их, бигуди эти, один не заметила.

«Простите, говорит она моим родителям и косится на меня. – Могу я переговорить с вами с глазу на глаз?» Я пожимаю плечами и ухожу к себе.

Бубнеж в коридоре. Я меж тем думаю о том, что на ликвидацию бардака у меняуйдет часа три как минимум. Плюс, платье. И – еще красоту навести. Будильник ставить надо, вот что. Любовь всей моей жизни обожает чистоту, это у него от мамы. Никак нельзя, чтобы он пришел, а «тут трусы валяются».

«Ир! – кричит мой отец из соседней комнаты. – Иди сюда».

Председательша уже ушла. Мне сообщают, что она очень нервничает. И будет еще больше нервничать завтра в шесть часов утра.

«Потому что сейчас к ней приходил твой Дима».

Я близка к потере сознания. Любовь моя, ты ехал через весь вечереющий июльский город, со своей кудыкиной горы, ты здесь!

«Он уже ушел, – сообщает мне мама. – Не сияй. Нам стыдно».

Я ничего не понимаю. Может, Любовь жизни моей, ты ошибся этажом, не различив в призрачном мерцании лифтовой лампочки кнопку с цифрой 10? И позвонил в дверь к злобной бабке, проживающей прямо над нами?

«Ничего этот оглоед не ошибся, - ворчит мой отец. – Заявил Аркадьевне, что завтра в шесть утра она должна открыть ему дверь, он придет с веревкой и на ней спустится с её балкона на наш. С цветами.»

Поначалу я, конечно, думаю, что – охушки, ахушки, какой он необыкновенный. Второго нет такого. С 11-го этажа, рискуя жизнью! Цветы! День рождения! Шесть утра! Я открываю глаза, а у изголовья – он! В руках белые розы! Смотрит на меня любовно, герой мой. И видит незапудренный прыщ на моей юной щеке! И башка у меня немытая. Бардак в комнате, свалка колготок в углу! Огрызок яблока на столе! А еще ночнушка! Страшная хэбэшная ночнушка... но кто ж знал, Любовь моя, что твое шило до такой степени могло пропороть твой мозг.

«Аркадьевна в трансе. Он настаивал! И ведь даже не спросил её, согласна ли она! Просто, мол, придет в шесть утра, и всё. Она подозревает, что он ей вынесет дверь, хотела в полшестого вызывать милицию. Еле отговорили.»

Разумный мальчик пришел бы, когда его и ждали, предварительно позвонив, подозревая, что я полночи читала книжку, утром не встала, и теперь в последнюю минуту глажу платье, сушу кудряшки и умоляю маму протереть пыль: «ну что мне, разорваться?». Вот только разумный мальчик не поражает воображение. Что с этим делать?

Ты разрабатываешь хитрый план: умчать с ним на пару дней куда-нибудь подальше, «где только ты и я», намекаешь ему (ибо еще не уверена, что сможешь освободиться), говоришь загадками, просишь ничего не планировать на «те даты». И когда наконец вся такая трепещущая звонишь – ну же, едем? – он отвечает, что обещал родителям отвезти их на семейное сборище у троюродного дядюшки. Он человек слова. «Ты не говорила ничего конкретного». И хоть на руках танцуй, он поступит разумно – а именно, не встанет в оппозицию к своей истеричке-маме. Он, конечно, любит романтику, но не в такой жесткой форме – когда измена принципам и нарушение семейных традиций. (По ходу заметим, что шилопопный послал бы всех подальше и укатил бы с тобой за горизонт. (Ты бы потом обсасывала это с подругой: вот говорят же – как он к матери относится, так и к тебе будет… и тебя однажды пошлет!))

Разумный зачастую уходит один раз, крепко притворив за собой дверь. Мой хороший приятель как-то решил закончить свои отношения со скандальной возлюбленной, коллегой по совместительству. Некогда он выделил ей место на своем профессиональном сайте, она там кропала статьи, в поиске клиентов. А когда пришла пора расстаться, он ей сказал: вот тебе доступ на три часа, можешь скопировать свои материалы, далее я меняю пароли и чищу сайт от скверны. Кто не успел, тот опоздал, время пошло. И да, прощай.

Доступ закрыл, и в дверь к ней больше никогда не стучался. Потому что решение принял, взвешенное.

Теперь вот шилопоп. Он тоже (всякий раз) единожды уходит, правда, хлопая дверью, и потому она снова распахивается. В проем становится видно, как он романтически бежит прочь (ты стоишь дура-дурой с белой розой в руке, его трагическим «прощай», все еще звенящим в ушах, и готовностью идти за ним на край света, куда он тебя не звал, ибо довольно того, что он понесет в сердце твой светлый образ, дабы через двадцать лет вернуться «в новом качестве»). Спустя три недели он снова сунет голову в проем твоей двери, а еще через месяц вновь из нее выметется, предварительно вручив тебе прощальный букет и угрожая «когда-нибудь» скупить для тебя все содержимое цветочного магазина, включая кактусы. Увы, этому не получается не верить. Наверно, потому что верить хочется.

Проходят годы, и желание покоя и безопасности перевешивает. Ты находишь разумного, и все идет хорошо, пока ты не придумываешь ту самую поездку на пару дней, «где ты и я, да и только». А когда узнаешь о троюродном дядюшке, перемоловшем твои планы в труху, то интересуешься, почему его нельзя перенести на неделю. И съездить уж наконец «туда, где ты да я». Но дядюшку кантовать нельзя. Ему уже дано согласие. Он уже настроился. А ты должна четче формулировать свои хотелки. Да, ты тоже настроилась, но дядюшка настроился первым.

И может наступить момент, когда разумник обвинит тебя в шилопопии. Ты вспомнишь обезумевшую Аркадьевну в тапках и с «бигудьёй», и подумаешь, что вот уж нет – я нормальная, у меня не шило, а лишь заноза, мне просто иногда хочется драйва. Ты заглянешь на сайт знакомств «так, из любопытства», нарвешься там на «необыкновенного» и получишь свою дозу безумия. Ну вот тут не дай бог «подсесть». Охушки, ахушки, чур меня, тьфу-тьфу-тьфу, ни за что, плавали – знаем, «а… а-вдруг-это-любооовь-всей-жизни?..»

 Кому – драйва, но без увечий – буду рада, если прочтете «Коклико. Дневник Лили». Лили уже потанцевала по граблям… за вас :)

 Не теряйтесь. Мой блог на ФБ и группа в ВК.