Все записи
19:48  /  1.11.19

913просмотров

Ворона, лисица и вино. Реалити-басня

+T -
Поделиться:

Специально для тех, кто любит вино и активных мужчин. 

Итак...

Приударил за мной винодел. (Сейчас про любофф будет, девочки, внимание!)

Вот теперь не знаю, что делать!

А вышло так.

Мы, фильм про Нотр-Дам снимаючи (об этом было здесь (Апостолы с Нотр-Дам) и здесь (Монахи-капуцины)), пошли с моей режиссершей на поиски винца, которое она хотела отвезти в Москву по возвращении. Поскольку мы находились в рассаднике виноделен, то нам оставалось только выбрать вывеску посимпатичнее и винодела поговорливее.

И тут начались наши мучения. Куда ни сунешься – тишина! Выскочит к тебе огромный ласковый пес, облает, оближет, даст хвостом под коленки (каждый раз ждешь, что хвост оторвется, так носится маятником!) и – всё. «Конец рассказа». Нет хозяев.

Чуть позже мы сообразили – самое время сбора винограда: днем с огнем не сыщешь повелителя бутылочек. Но может где завалялся на диване какой лентяй. Ходим, стучимся.

«Мы тут работаем, некогда нам, мадамочки! – мрачного вида тип стоит в дверях одной из виноделен и смотрит на нас, как на назойливых мух: лишь бы в дом не залетели. – Да кто ж станет открывать вино на пробу ради двух бутылок? Идите по улице вверх, там в конце шато, может, повезет, и вами займутся».И мы пошли – туда, куда он нас послал, да…

Но до шато мы не дотопали, ибо обнаружили на пути еще одну винодельню и сунулись на задний двор (все открыто, звонка нет). Две ванночки стоят, похожие на те, в которых младенчиков в начале прошлого века купали, такие, жестяные. И полные вина! (Если, конечно, это не кровь тех самых младенцев.) Мы озираемся.

Ага!

Вот он… хозяин-барин! Во всей своей красе! В шортах-мохнатые-лапы! Идет к нам, улыбается.

«А пару бутылочек у вас можно купить?» – спрашиваю неуверенно. (Что-то он подозрительно улыбчив. Прямо светится.)

«Можно! Всё можно!» – винодел подходит к нам и смотрит на меня, сияя. (Я тогда не знала еще, что это была она, которая с первого взгляда. Я просто испугалась, что сейчас подскочит, оближет и даст хвостом под коленки. Но обошлось.)

«Да! И сперва я покажу вам процесс изготовления вина!» – наш новый друг не дает нам опомниться и тащит куда-то, за закрытую дверь.А за дверью…

За дверью – штуковина, в которую сваливают виноградные гроздья, в ней все крутится-вертится, а потом – хоп! – и ягодки уже отделены от веток, ждут, когда их раздавят. Рядом со штуковиной – другая: чан. Ягодки летят в чан, там их прессуют. При желании можно вымыть ноги и залезть внутрь, тоже подавить. (Насчет «вымыть» – это мои измышления; возможно, что и… нет, нет, нет, об этом думать не хочу…)

«А вот тут… – винодел ведет нас по узкой лесенке куда-то наверх, под потолок, – осторо-о-ожно… вот тут вино бродит. Хотите попробовать?»

И мы пробуем. Сперва из одного чана, где оно совсем молодое, потом из другого – то, которое постарше… «А наклонитесь!» – советует винодел, и я доверчиво сую в чан голову. В нос мне бьет нечто дурманящее, невидимые пузырьки. Я отшатываюсь. Винодел радостно смеется и снова чуть не поддает мне хвостом под коленки.

Ну а я… я обычно не пью, и вино мне сразу ударяет куда надо. А мы стоим на высоте метра три над полом, на таких «лесах». Ха! Вот сейчас как свалюсь! Мне становится тоже смешно. Мы с виноделом в одной фазе! Я округляю глаза и говорю: «Э! А вы знаете! Знаете что!» – «Что?» – винодел явно сейчас даст мне под коленки. – «А то! У меня вот вышел роман, «Коклико» называется, так там тема вина через всю книгу проходит! И герой есть – сомелье!» – «О!» – винодел таращится. Мы явно родственные души. «Тогда пойдемте я вам «Божоле» плесну! Но только оно пока до кондиции не дошло!»

Еще чуть-чуть, и я сама ему поддам хвостом. Ибо до кондиции дошла я. «Идемте!»

И мы идем – вниз по узкой лесенке, к большому чану с краником. Догоняемся «Божоле». Жизнь прекрасна, давайте мы у вас три бутылки купим, гулять так гулять!

Мы догуляли даже до его погреба с огромными дубовыми бочками. Я там приняла позу пикирующего истребителя и была сражена фото-очередью. Теперь у меня дюжины две одинаковых фотографий.

Прощаясь, Кристоф стрельнул у меня телефончик. Да я и так бы ему его дала – мы договорились, что он будет меня консультировать для «Коклико-2», ибо винная тема в новом романе продолжается...

В Париж мы возвращались съемочной группой уже во тьме. Дорога была долгой – кто скучал, кто музыку слушал. И тут приходит мне сообщение: «Ку-ку, как едется? А пришли мне свою фотку из моего погреба!»

Я уже как стеклышко. «Ничего себе!» – думаю. И ветошью прикидываюсь: «Какую фотку?» «А все!» – получаю ответ. Парень! Я тебя уже погуглила на трезвую голову! Там в радиусе какая-то дамочка присутствует, даже фотка в Сети имеется, и дамочка эта явно не бабушка и даже не мама. Мы тут всей машиной гадали – жена или сестра, и решили, что сходства между вами нет хоть умри. Жена! Однозначно!

Оператор подает мне идею – а ты спроси, понравятся ли фотки пикирующего истребителя его супруге.Нет, ну неудобно как-то. Может, он просто коллекционирует портрэты посетителей, ей-богу...

Не получив фотку, Кристоф-таки ударяет мне хвостом под коленки: «Ты прелестна! Я заценил время, проведенное вместе!» Это любовь, девочки. И пока она не закончилась, мне надо хорошенько выспросить у него всякие винные фишки для продолжения «Коклико».

Но любоффь не кончается. Кристоф пишет мне на следующее утро, шлет фото сбора винограда, в Интернете нарывает инфу про мои романы, смотрит буктрейлер «Коклико», восхищается и сыпет эпитетами, от которых у меня ноет под коленками. Нет, конечно, приятно, но – задолбал своим хвостом. Жена, видать, в телефоне не шарится.

Мой искрометный юмор на Кристофе не работает. Вернее, работает с задержкой. Шуточки (увы, непереводимые на русский без потери искр) он догоняет обычно спустя сутки. Но потом ужасно этому радуется и снова лупит меня хвостом.

Вообще, я его про себя зову Поручиком. Потому что – анекдот.

Поручика Ржевского спрашивают: «Ну как же ты решаешься подходить к дамам на улице и заявлять – мадам, разрешите вам впиндюрить! Ведь можно и по морде получить!» – «Можно получить, а можно и впиндюрить», – отвечает поручик… В общем, мой действует по тому же принципу.

«Я еду в Париж! Встречаюсь с китайцами! У тебя явные способности к языкам. Подъезжай, повидаемся!» – «Сожалею, но я живу за городом и выбираться из дома сегодня не планировала...» – «Я к тебе приеду!» В результате не приезжает, угрожает следующим разом.

И да, мы уже выучили три русских слова. Кристоф уже два раза спросил – а что, если он не запомнит какое-то? «Я должен буду выполнять твои желания? А может, ты меня накажешь?»

Ой мамочки. 

А, да. Три слова такие – ворона, лиса и вино. Вы думали, наверно, что – сыр?

Я вот только пока не поняла – кто из нас двоих ворона, а кто лисица. Боюсь, что ворона-таки я. Ибо Кристоф отчаянно нахваливает мой (ангельский) голосок, а вчера потребовал, чтобы я ему написала как будет по-русски «я тебя обожаю». Караул.

А вы как поступаете с хвостатыми кавалерами, от которых зависите (винодел – кладезь инфы для романа)? Да-нет, вроде бы милота, но под коленками уже непроходящий синяк!

Кому интересно - фото и видео с винодельни - у меня на страничке фейсбука. Копировать сюда долго, да и видео не загружается.