Все записи
01:58  /  23.03.20

1312просмотров

Записки из мышеловки. День 2

+T -
Поделиться:

Начало тут

18 марта 2020

Сегодня светило солнце. В наши с Полей садики, разделённые высоким забором с неистребимым бамбуком, солнце заглядывает только по утрам. А вечером оно шляется с другой стороны дома, той, что выходит на улицу, на детскую площадку и на мэрию. Да, мы живем в самом сердце деревеньки, и будь она живым организмом, ее давно хватил бы инфаркт: Полин муж-Покемон ещё до карантина решил «повернуть энергии вспять», потому что считает мэра бандитом с большой дороги. Но все это было давно, в другой жизни, до коронавируса. Теперь мужу-энергету не до толстячка-мэра, мелочи пузатой. Он кому только не сообщил: коронавирус есть результат мирового заговора, и даже указал Поле, что в слове «вирус» присутствует буквосочетание «рус». Покемон из тех французов, что всюду видят руку Кремля.

— Ир, выйди в садик на минутку, — шепчет Поля в телефон и продолжает уже на свежем воздухе, через забор: — Покемон удрал! Представляешь! Не хочу, чтобы дети слышали. Прикинь, он теперь у Киркорова таскает еду. Едва ли не из пасти вырвал только что. Я домысливаю:— Откладывает для себя на голодное время? Поля мотает головой (ну, мне так кажется, я ее плохо вижу за забором):— Ничего подобного. Для Киркорова и откладывает, на тяжёлые времена, потому что «дурацкого кота» не убедишь жрать прану.

Полин муж вычитал на эзотерическом сайте, что если перейти на прану (энергию из воздуха), то не будешь зависеть от властьпредержащих. Создают панику? Не завозят в магазин макароны? Изымают из обращения деньги? Питайся праной, и положишь всех капиталистов на лопатки. Когда Поля попыталась возразить, Покемонище заявил, что она будет кучу времени экономить на приготовлении еды, а ещё газ — на варке, воду — на помывке. Новую одежду можно не покупать. Все злодеи умоются. Осталась одна проблема — Киркоров, этот жрет корм и переходить на прану не намерен. Поэтому рацион ему срезан вдвое. В принципе, может, он тогда насильственным путём на прану перейдёт.

— Ир, если Киркоров сдохнет от голода, я этого не перенесу. — Может, тебе его сейчас подкормить? Пока Покемон удрал? Кстати, куда? У него есть разрешение на выход?

Кота не подкормишь. Мешок с его воняющими рыбой хрустящими шариками Покемон спрятал.

— Я не удивлюсь, если он его с собой забрал. Для верности. Слушай, ты не поверишь, но он ушёл без разрешения.

Справочка, она же разрешение на выход из дома, которое сам себе выписываешь, ссылаясь на архиважные дела вне места обитания, должна быть у всякого законопослушного француза, отправившегося по делам. А Покемон, хоть и катит баллоны на мэра и президента, всегда играет по правилам. А то ведь скрутят и посадят в кутузку с коронавирусными.

Я кошусь в окно: в доме дети заняты — один рубится в игру на планшете, второй болтает по скайпу с приятелем. Сегодня среда, а по средам школы у нас по-любому нет. Поэтому пускай уж.

— Поль, но как так? Он вышел без справочки? Поверить не могу!

Поля пожимает плечом (и это я домысливаю):— Да он чуть с ума не сошёл. Справочка — это его свобода, как он говорит. Можно ненадолго от мегеры сбежать. Ну, от меня. Но фишка в том, что именно справочку свою он распечатать не может. У него кончились чернила в принтере! Прикинь! Ему надо купить картридж, а за ним надо выйти, но выйти он не может, потому что у него нет справочки! Представляешь, какое испытание для законопослушного француза?

Я представила себе Полиного мужа, пробирающегося огородами в наверняка закрытый магазин оргтехники, с воняющим пакетом кошачьего корма и с колотящимся сердцем. Но в облаке.

(Не предлагайте купить картридж в интернете. Сами, наверно, уже догадались, почему...)

Словом, парень наш вернулся без картриджа и в предынфарктном состоянии. Рассказал, что встретил только одного человека — африканца в маске и белых резиновых перчатках. «Ему только топора не хватало!» — пробурчал и полез в Интернет. Видимо, переступит через себя и закажет картридж.

Теперь во Франции новая традиция: в восемь вечера открываем окна и аплодируем врачам. У нас в деревне это как-то странно выглядело, когда мы с Полей вылезли в садик и похлопали дружно в глубокой деревенской тишине. Киркоров сразу вылетел на улицу и размяукался как потерпевший (то ли от голода, то ли из-за того, что мы хлопали — у него на это условный рефлекс, расскажу позже).

Так закончился второй день нашего официального заточения. Больше - у меня на фб. Если интересно, подписывайтесь, чтобы не пропустить.