Все записи
01:06  /  25.03.20

1802просмотра

Карантин в Париже. День 4

+T -
Поделиться:

На фото: Киря

Меня тут отругали - ну назови ты свои "Записки из мышеловки" как-то доходчивее! Например, "Карантин в Париже". Будь проще! 

Скрепя сердце, называю! И продолжаю историю Поли, попавшей в "мышеловку" (в самоизоляцию с мужем, а ведь собиралась разводиться!), это такие хроники нашей французской действительности... 

===

ЗАПИСКИ ИЗ МЫШЕЛОВКИ

День 4, 20 марта: каникулы, почта, Киря

Нас накрыли две новости. Первая — школьные каникулы сдвигаются на 31 июля. Подруга заваливает меня рыдающими смайликами: у них поездка в Хорватию назначена на июль. Билеты куплены, все забронировано. А я такая сижу, жабо расправила: ну хоть тут я не лох, сработал мой принцип все делать в последнюю минуту. Эх, если не врет Министерство образования, в августе места под солнцем будут на вес золота. Впрочем, до августа надо дожить...

Второе: удар ниже пояса — почта! Черт побери, наша почта закрылась! Напрочь! Мол, все, карантин, идите в пень. А было так: сложила я в конверт (после «я в» телефон подсказывает слово «маразме») свои две книжечки («Коклико» и «Там, где хочешь»), намотала на нос шарф, взяла в руку строительную маску (ну, извините) и выдвинулась на почту, чтобы отправить книжечки в Англию, одной чудесной моей читательнице. Там у них на острове нет особой паники, почтовая служба исправно работает, вирус, видать, через Ла-Манш пока только гребёт вёслами.

Огорчительно было узнать, что с моей посылочкой я могу отправляться обратно: на двери висело объявление, что — капут. Тут же прискакали два дядьки, один в наморднике, другой без (типа, смельчак). Тот, что в наморднике, сразу руки опустил, а другой, смельчак который, говорит: в соседний городок поеду и отправлю-таки своё заказное письмо. И тут я понимаю — вот она, удача! Сейчас всучу ему конверт с книгами, деньги и пусть заодно отправит. Включаю лучезарную улыбку, но... как бы не так! во мне просыпается параноик.

Ежу ясно, что дядька может присвоить деньги, которые я ему выдам на покупку марки, а книжки выкинуть в канаву. Или сидящий на измене почтальон решит вскрыть конверт на предмет проверки на кокаин, а потом подумает — да ну к черту, не буду заклеивать, лучше выброшу в канаву. Я уж молчу, что мужик с почтальоном могут просто сжечь мою посылочку или, что им привычнее, дружно выбросить ее в канаву, потому что они больные на голову.

Короче, мужику я книжки не отдала, и в Англию они не полетели. Я так на себя злилась! Даже Поле не звонила. Потом-таки ей нажаловалась, и она тоже на канаву намекнула. И я расцеловала своего внутреннего параноика — лежали бы книжки сейчас фиг знает где! А так они тут, в тепле, в добре. (Внутренний параноик от моих поцелуев задергался: никого не трогаем своими заразными губешками, тем более, меня!)

Теперь по делу. Слышала, как орал Киркоров. Подумала, что на него надевают ошейник и скоро ему в путь. Оказалось, Покемон засел дома, ошейник не нашёл, Киркоров орет, наверно, от голода. Здесь сделаю маленькое отступление про кота.

Киря был найден Полей на улице в уже не детском возрасте. Орал и бежал за ней целый квартал. Она в магазинчик шла, и вот парень сел у входа, как пёс, и стал ждать, когда она с покупками выйдет. Поля понаблюдала за ним из-за стеклянных дверей да и купила мешок корма. Решила, что жрать кот хочет, не оскудеет рука дающего.

Кот тогда был, конечно, безымянным. Вернее, просто не мог назвать своё имя членораздельно, что-то на «мя» такое было... Дошли до дома. Далее произошло нечто странное. Можете не верить. Но это покорило сердце Поли (хотя и выглядело вполне нагло). Пока Поля доставала ключи, кот сел на половик у двери и — нет, не поверите. Не стоит и начинать. Ну короче, скажу — он вытер о половик лапы. Типа, готов войти, ну а что, вытер, да — я ж не могу лапы снять, как вы — ботинки.

И Поля его впустила. Покемон в те времена ещё на работу ходил, в банк. И был вполне себе вменяем. Он не разглядел в коте никакой энергетической вредоносности. К тому же, как и многие, он был поражён неприличным размером Кириных усов. Такими усами только всякие полезные энергии ловить. Поля развесила объявления, мол, найден усатый воспитанный кот, но, видать, для бывших хозяев это был не аргумент. И Киря остался у Поли.

Имя ему искали коллективно. Но все было не то. И вот однажды мы тесным кругом спонтанно устроили вечер караоке. При первой же попытке спеть в микрофон Покемон был атакован котом (у Мони полное отсутствие слуха). Кот примчался со второго этажа и явно пытался помешать певцу завывать, а когда не получилось, трагически размяукался. Затем Моня свой экзерсис закончил, и мы ему похлопали, а как же иначе. Не с пальмы ж слезли, понимаем, что человеку приятно. Так вот Киря как-то перевозбудился от аплодисментов и радостно заорал. Как будто бы эти самые аплодисменты адресовались ему.

— А давайте его Патрисией Каас назовём, — предложил Покемон (хоссподи, у него напрочь отсутствует чувство юмора). — Ну уж нет, — Поля посмотрела на меня и фыркнула: — Киркоров!

Нет, ну я до сих пор не согласна. Творчество ФБК прошло мимо меня, но мне все равно как-то неудобно. Вроде и зачётный кот, а все ж — «животный». Но Полю уже было не удержать. Кот отозвался на Кирю мгновенно, упал на спину и явил миру нежнейший белый пух на брюхе. Выше прикрепила вам его портрет.

И пока прощаюсь...

Предыдущие записки у меня в ленте... Подписывайтесь, если нравится.