Все записи
08:47  /  3.11.17

1025просмотров

Не женское дело - быть президентом

+T -
Поделиться:

Собчак, Гордон, Семерикова, Чехова – медийных поводов поупражняться в остроумии, наплодить сплетен и сочинить конспирологические теории за последние 10 дней было предостаточно.  Политические прогнозисты соревнуются в точности процента, пытаясь распутать клубок интересов, сплетенных за спинами кандидаток, хотя все единогласны в незначительности этих цифр. На самом деле, о том же говорят и данные об участии женщин в политических процессах других стран.

Благодаря подсчетам Википедии, мы знаем, что за последние полвека было 194 случая, когда женщина возглавляла исполнительную функцию в государствах, не являющихся абсолютными монархиями. Другими словами, эти женщины находились в роли главы государства или правительства не по наследству, а в результате своих карьерных амбиций. Однако более чем в половине этих ситуаций женщины были лишь исполняющими обязанности (включая перевороты и переходные периоды), в большинстве остальных - занимали должность благодаря политическим достижениям родственника или возглавляя фракцию, получившую право назначать премьер-министра. На самом деле, истории нашей планеты известно всего лишь три-четыре прецедента, когда граждане волеизъявлялись в пользу женщины, не представляющей политической династии или партии. Это президент Литвы Даля Грибаускайте и бывшие президенты Бразилии Дилма Русеф, Чили - Мишель Бачелет и Коста-Рики - Лаура Чинчилья.

На сегодняшний день 28 стран возглавляют женщины, причем премьер-министра Новой Зеландии избрали на прошлой неделе, а Ангела Меркель возглавляет Германию уже 12 лет, дольше - только генерал-губернатор карибской Сент-Люсии. Число подобных историй растет каждый год, и по сравнению со своими «железными» предшественницами ХХ столетия, такие премьеры не формируют исключительно мужские кабмины и менее охотно ввязываются в войны. Однако даже в развитых странах сегодня у женщины практически нет шансов стать избранной главой государства при президентской форме правления.  То есть ситуация, при которой завтра упадет кирпич на голову Путина и отскочит в Медведева, а Матвиенко станет и.о. президента, гораздо вероятнее прихода к власти женщины в марте 2018. Да простит меня мой преподаватель эконометрики за мои преднамеренно искаженные экстраполяции. 

Число женщин во главе государства или правительства

В целом, женщины чаще приходят к власти в странах, пораженных политическими неурядицами или недавно вышедших из кризиса: по некоторым подсчетам, 19% по итогам переходного периода, 45% в странах с нестабильным политическим режимом и 33% после военного переворота. Подобная практика назначения женщин в хрупких ситуациях (с целью свалить ответственность или с надеждой на иные качества управления) часто применяется и в бизнесе, и даже получила название Glass Cliff. Например, Элен Джонсон-Серлиф, президент Либерии, первая африканская женщина президент и лауреат Нобелевской Премии мира, была избрана президентом после переходного периода, ознаменовавшего окончание второй гражданской войны. После революции пришла к 6-летнему президентству и Виолета Чаморро в Никарагуа.

Интересная история произошла на Филиппинах, где Корасон Акино стала президентом по итогам мирной революции 1986, сменившей авторитарного правителя Маркоса. В нулевых президентом стала дочь предшественника Маркоса, которую сменил сын Акино, а теперь снова вернулся авторитарный правитель, облюбованный нашими медиа, Дутерте.

Попадание на высший государственный пост благодаря политической популярности супруга или отца - еще один распространенный вариант женской карьеры. Например, оба родителя президента Шри-Ланки, управлявшей страной более 11 лет, были в свое время премьер-министрами. Причем мать была первой в своем роде, правда, опять же, на волне успехов мужа, и, хотя отработала три срока не подряд, начав еще в Цейлоне, развалила партию и была лишена депутатского мандата. Уже в 90-х она была восстановлена в должности с приходом к власти ее дочери. 

Более печальный конец ждал Тайского премьер-министра Йинглак Чингават, чью власть отобрал Конституционный суд почти 10 лет спустя после того, как с этой же должности сбросили ее старшего брата путем военного переворота. Не так давно «импичнутая» Пак Кын Хе, как известно, является дочерью президента Южной Кореи, а застреленная собственными телохранителями Индира Ганди - дочерью первого премьер-министра Индии Джавахарлара Неру, такая же история была и в Индонезии. Первая женщина-президент Аргентины Эва Перон была супругой и главной соратницей Хуана Перона, по тому же сценарию восемь лет президентства провела и погрязшая в коррупционных скандалах вторая женщина-президент страны Кристина Киршнер, супруга предшественника, Нестора Киршнера.

Несмотря на то, что женщины были во главе около 70 немонархических государств, случаев непосредственного избрания женщины очень мало, как правило, речь идет о парламентских системах, где жители голосуют за партию. В таком случае граждане не делают выбор относительно одного человека, а потому женщине относительно проще быть лидером этой партии, а потом и правительства.

С одной стороны, сложно отрицать тот факт, что именно персона Ангелы Меркель является катализатором успеха партии ХДС на протяжении 16 лет, но в то же время немцы голосуют за «пакет» политиков, представляющих спектр взглядов внутри крыла, где Канцлер может склоняться в ту или иную сторону. Так, например, консервативная партия Великобритании осталась у руля Парламента в 1992 году во многом благодаря тому, что избавилась от Маргарет Тетчер, у которой был самый низкий рейтинг среди послевоенных премьер-министров.

На самом деле, даже из упомянутых выше 70 стран много случаев, когда женщина лишь временно заменяла супруга или предшественника (например, Розалия Артеага Серрано – 2 дня в должности президента Эквадора, а Лидия Техада - год и.о. президента Боливии). Почти все случаи прямого избрания женщины на президентский пост имели место в странах, где эта должность носит символический характер. Так, 19 раз женщина была Капитаном-регентом Сан-Марино, правда, срок этой должности всего полгода, и ее надо с кем-то делить, поскольку Светлейшая Республика является диархией.

Вигдис Финнбогадоуттир была президентом Исландии более 16 лет, она считается первой в мире женщиной, занявшей должность этого уровня по результатам прямых выборов. Причем если на первый срок она вошла с поддержкой лишь около трети избирателей, то последующие выигрывала с результатом более 90%. Исландия была также первой страной, достигшей гендерного паритета в парламенте еще в 2009 году, когда была впервые избрана женщина-премьер, Йоханна Сигурдардоттир, также первая в мире глава правительства, вступившая в однополый брак.

Подобная ситуация типична в большинстве стран северной Европы, где президентами несколько сроков подряд были женщины: в Финляндии, Ирландии, Латвии, Эстонии. Женщины часто назначались генерал-губернатором в конституционных монархиях Канаде и Новой Зеландии, но должность эта тоже символическая. В большинстве этих стран в разные периоды женщины оказывались и в исполнительной роли премьер-министра, но, за исключением Новой Зеландии, это становилось результатом отставки предшественника или смены лидера партии.

Практически так же у руля Великобритании очутилась и Тереза Мэй: когда по результатам Брекзит-референдума ушел в отставку Дэвид Кемерон, тори устроили закрытые выборы среди пяти желающих членов кабимина, и четверо из них выбыли из гонки по собственному желанию или из-за недостаточной поддержки. В июне этого года Тереза Мэй решила легитимизировать свою позицию, организовав внеочередные выборы, но партия потеряла большинство, и сейчас премьерство Мэй зиждится на слабой коалиции.

Женщины-премьеры испытывали неудачи не только в Великобритании. Голда Меир стала первым и единственным премьер-министром Израиля после смерти своего предшественника, Леви Шеколя, через месяц после выборов в Кнессет. Несмотря на то, что через пять лет она привела свою партию к победе, оппозиция превратилась в серьезную угрозу, и ей пришлось подать в отставку вскоре после выборов.

Что касается стран бывшего соцлагеря, то первой женщиной, занявшей наивысший государственный пост, стала глава правительства Югославии в 80-х, Милка Планинц, хотя ни о каком демократическом выборе, как и о реальной власти, речи не идет. Нино Бурджанадзе и Роза Отунбаева замещали президентские должности в Грузии и Киргизии. Юлия Тимошенко была премьер-министром Украины как глава партии имени себя, правда, в коалиционном правительстве.

В таких реалиях достижения президентов Бразилии, Чили, Коста-рики и Литвы выглядят абсолютно фантастическими, даже несмотря на то, что Дилма Русеф пополнила список коррумпированных президентов, а три другие возглавляют небольшие государства. Что интересно, все четыре женщины до момента своего избрания проработали много лет на министерских постах и в международных организациях. Мишель Бачелет подалась в политику, когда ее отец стал жертвой режима Пиночета, Дилма Русеф учатвовала в революционном движении сама и даже сидела в тюрьме. Лаура Ченчилья представляет современный тип латиноамериканской женщины, находясь в разводе и воспитывая взрослых детей от разных браков, а Даля Грибаускайте предпочла политику семейной жизни.