Все записи
14:00  /  15.06.18

746просмотров

Британская кривда

+T -
Поделиться:

Вчера, кажется, только ленивый не «залайкал» статью The Guardian о том, что Москва превзошла ожидания иностранцев и «за последние годы, пожалуй, изменилась больше, чем любой другой Европейский город». Слушать такое приятно не только Собянину, но и Москвичам – что натурализовавшимся, что, тем, которые не упустят возможности в очередной раз напомнить, в каком колене они коренные. Причем об этом написала не просто «западная пресса», а самая что ни на есть враждебная, британская! Я даже ненароком подумал, не утка ли? Не российского ли авторства? Но сомнения рассеялись, чуть стоило зайти на сайт издания, где без путеводителя эту статью не найти среди более привычных глазу «Российский политик предупреждает не заниматься сексом с иностранцами во время ЧМ», «Футбольная лихорадка, нарушения прав геев и военные преступления - опасная смесь» и вечное «Россия может нарушить допинговые правила».  

Ни для кого не будет сюрпризом, что одни и те же новости подаются по-разному в британских и российских СМИ. Для этого даже не нужно обращаться к примеру таких профессиональных дезинформаторов как Соловьев-Киселев, «Взгляд» или «Газета.ру», у которых все армянские революционеры – насильники, в Крыму ежедневно прорыв, а НАТО регулярно заявляет о страхе перед очередной российской военной разработкой. Взять хотя бы новости прошлой недели: в российских СМИ «Журналист Аркадий Бабченко был убит в Киеве», а у британцев «Кремлевский критик застрелен в собственном доме». Для людей, старающихся держаться в курсе мировых новостей, пролистывая заголовки, впечатления останутся совершенно разные.

Тем не менее те, кто относится к отечественным новостям со скепсисом и старается черпать информацию из разных источников, обычно следят именно за британскими медиа. Ведь не только 6 из 10 крупнейших новостных агентств в Европе имеют свои штаб-квартиры в Лондоне, но Соединенное Королевство в принципе славится своими независимыми оценками и специалистами: аудиторами, адвокатами, налоговыми консультантами. Reuters, BBC, Economist и Guardian входят в десятку заслуживающих доверия новостных источников и в США, наравне в WSJ и AP, особенно на волне тотальной политизированности телеканалов. Правда, слепо верующие в британскую беспристрастность зачастую забывают о том, что это нация торговцев и самых ярых борцов за капитализм, поэтому все, что в рамках закона, продается и покупается. А закон для СМИ в условиях отсутствия цензуры – никак не цепь и не привязь, максимум табличка «Осторожно, злая собака». 

Очевидно, что если у медиа есть собственники, независимости от них ждать не приходится. А за британскими СМИ стоят всего несколько человек, и все – известные миллиардеры: Руперт Мердок, лорд Ротермир, Ричард Десмонд, братья Барклай и семья Лебедевых. Их активы отражают и обслуживают конкретный спектр взглядов и поддерживают определенные партии. Если вы лейборист, то каждый день вооружаетесь газетой The Guardian или The Mirror, плюетесь на правительство и Brexit, мечтаете о национализации железных дорог и гордитесь британской системой медицины. Evening Standard, Times и Telegraph открыто поддерживают партию консерваторов и главных министров в их борьбе со всеми нелюбимым Жан-Клодом Юнкером. А «желтушные» и самые читаемые в Европе The Sun и Daily Mail культивируют британский национализм в вопросах развода с Евросоюзом и сплетен вокруг межрасовой свадьбы шестого по очереди наследника престола. 

В сухом остатке – Independent, позиционирующий себя как центристкое издание, а по сути, как колос на ветру, колеблющийся между «правыми» и «левыми», да Financial Times, последний оплот надежды охотников за объективными новостями. Но FT – чтиво интеллектуальное, и, из-за своей фактологичности, скучное, а потому не по силам и не по вкусу тем, кто включает канал РБК вместо таблетки мелаксена. 

Есть еще BBC, не имеющий собственника, а точнее, контролируемый государством и «принадлежащий народу». BBC не зарабатывает на рекламе, зато владеет каждой антенной в королевстве, и если вы планируете использовать дома телевизор, то должны выплачивать 150 фунтов в год компании за лицензию. ВВС – действительно источник, который обязан отражать всю палитру мнений по актуальным вопросам. Правда, если некоторую точку зрения поддерживает всего 1% населения против 99%, раскрыть ее придется 50/50, в результате чего самые безумные и радикальные идеи порой получают неадекватно масштабное освещение. Иногда создается впечатление, что ВВС выполняет неведомый план и создает новости буквально из воздуха, лишь бы на главной странице всегда были статьи о правах чернокожих, ущемлении женщин и достижениях ЛГБТ.

Мы росли на примерах Economist и BBC как лучших медиа аутлетах с высоким качеством контента. Мы разбирали их материалы на семинарах в университете, на них не стыдно было сослаться в творческих работах. На самом деле, если изучать эти источники с некоторой долей регулярности, в вас неизбежно разовьется маленький русофоб. Ведь даже если в России выдалась праздничная неделя, и Кремлю  внезапно не довелось попасть в сводки срочных новостей, то Путин с медведем или на коньках попадет на обложку Economist, а BBC возьмет интервью у никому не известного общественного деятеля, которого с утра до ночи якобы притесняет Единая Россия.

Как можно догадаться, у остальных СМИ ситуация с объективностью еще хуже. Так, на фоне порядком поднадоевшей истории про семью Скрипалей прошла незамеченной новость о смерти Николая Глушкова почти через неделю после рокового отравления. Некогда один из директоров Автоваза и Аэрофлота, соратник Бориса Березовского, фигурант дела о хищении денежных средств, а с начала 2000-х эмигрант и британский подданный, он скончался в своем лондонском доме при невыясненных (по некоторым данным, пикантных) обстоятельствах. А теперь, внимание, тест! Будь вы журналистом, освещающим данное событие, какой заголовок вы бы выбрали для своей статьи?

  1. Полиция начала расследование в связи со смертью российского эмигранта Глушкова.
  2. Друга Березовского обнаружили мертвым в Лондоне.
  3. Бизнесмен Николай Глушков мог быть задушен собачьим поводком.
  4. Противник Путина найден мертвым в Лондоне через восемь дней после отравления Скрипаля, отдел полиции по борьбе с контртерроризмом начал расследование.

Если вы выбрали вариант номер 4 – поздравляю! – у вас есть все шансы работать в знаменитой британской газете The Telegraph, ведь именно так они решили озаглавить свою статью. Вам даже было бы чем гордиться, ведь по таким заголовкам каждый день скользят глазами миллионы лондонцев по пути на работу и формируют свое мнение о происходящем вокруг.

Русофобия – это не очередная страшилка, придуманная Сергеем Лавровым и Марией Захаровой для России-24, а один из многочисленных инструментов ожесточившейся войны в медиа-пространстве. Преувеличения и откровенные фейки в журналистике – практика не новая, но переход от невинных игр с неопределенными рамками субъективности к откровенному моветону произошел внезапно. Даже мой любимый неангажированный Independet, несмотря на своих русских собственников, освещает последние недели ЧМ-2018 исключительно в ключе отборных негативных новостей о том, как проводятся расселения студентов, усыпляются собаки, и исчезают попрошайки в стиле Олимпиады-80.

К счастью (но, скорее, все-таки нет) британские СМИ вводят в заблуждение своих читателей не только в отношении имиджа России и русских, но также, например, и последователей ислама, за что не раз обвинялись в радикализации. Когда после лондонских терактов прошлого года новость о наезде англичанина на прихожан мечети под крики «Я убью всех мусульман» была опубликована под заголовком «Задержан «одинокий волк», отец четверых детей, страдавший от психического расстройства» - поднялся нешуточный скандал. И это была респектабельная The Times! По оценкам, свыше 85% статей про ислам в британской прессе выходят с негативным и враждебным оттенком, а некоторые бульварные издания вроде The Sun и Daily Telegraph не гнушаются выпускать откровенно сфальсифицированные опросы, по которым 50% британских мусульман поддерживает террористов, а каждый пятый симпатизирует джихаду в его исламистском понимании.

Людей, переживших советскую «Правду», медийные войны эпохи «семибанкирщины» и ложь огосударствленных телеканалов, не удивить тем, что СМИ используются для формирования, а не отражения общественного мнения. Но тут стоит понимать, что мы привыкли не доверять ни аргументам, ни фактам, и искать истину в самиздате или интернете, тогда как британцы ныряют в свои новости натощак каждое утро и проводят день за их пересказыванием друг другу. А по дороге домой еще раз все перечитывают в бесплатном выпуске бумажного «Вечернего стандарта», который непременно оставят на сиденье поезда, чтобы, как эстафетную палочку, передавать до самого закрытия подземки. У британцев нет особых причин не доверять своим СМИ, ведь их контролирует регулятор Ofcom (который, правда, по большей части занимается проверкой новостей Russia Today), а в комментариях к интернет-статьям дебаты, в основном, идут о том, совпадает ли информация с другими газетами, а не с действительностью.

Не поймите меня неправильно, по относительной шкале качество британской журналистики уступает разве что американской (не будь она порой такой же полярной и императивной в своих материалах). Несомненным и исключительным достоинством британских СМИ является хотя бы то, что трибуну с рупором на самом деле дают каждому, лишь бы был спрос. И несмотря на модную антироссийскую риторику, большое число поклонников есть и у RT, зомбирующего бежавших от безработицы центральных и восточных европейцев и многочисленных кипрских эмигрантов, ратующих за российские инвестиции в банки и церкви родного острова. Есть здесь и свои Михаилы Леонтьевы, как, например, Кети Хопкинс, считающая Эболу «эффективной», и открыто поддерживающий Трампа ксенофоб Пирс Морган, регулярно нападающий в твиттере на прогрессивные взгляды Дж.К. Роулинг.

Другим достижением британской прессы является то, что людей, про которых нельзя было бы написать то, что захочется, просто нет. Так, Тереза Мэй, которая купалась в лучах славы весной прошлого года, демонстрируя силу на переговорах и принимая важные решения, потеряла всю репутацию на следующий день после неудачного выступления на выборах. Все медиа в едином порыве выливали на нее ушаты грязи до конца года, изображая на карикатурах как длинноносую старуху в культовых леопардовых туфлях. Тем же единым фронтом поддержки, несмотря на свою политическую направленность, они выступили, когда министр проявила жесткость в отношении российских послов.

Для британцев ложь – вариант нормы; главное, не забыть извиниться. Тони Блэр извинился за вторжение в Ирак, Борис Джонсон – за поддельные данные во время Brexit-кампании перед еврореферендумом. За русофобию пока никому в голову извиниться не приходит, ведь читатель с удовольствием поглощает истории, персонально оформленные для него опытными журналистами из специально отобранных фактов. Остается лишь уповать на то, что мундиаль сменит курс ветра или хотя бы разрушит те стереотипы, которые привезли с собой английские фанаты.