Все записи
МОЙ ВЫБОР 22:10  /  12.01.17

8938просмотров

Блондинки и хреновый пруд

+T -
Поделиться:

Расхристанные улочки

— Откуда ты узнала об этой латвийской дыре? — спрашивает приятель.

Оказывается, он уже отметился в Добеле. Тридцать лет назад едва там не женился. В невесты сватали латышку с богатым приданным: блондинку с натуральными волосами. Бела, высока и упитанна, как фаршированная макаронина, с узенькими, по-кошачьи, глазами. За молодой давали каменную двухэтажную дачу и полгектара земли. Приятель, когда понял, что едва ей по плечо, ретировался со смотрин через десять минут. Сам не помнит, чего сильнее испугался: большого хозяйства или внушительных размеров невесты. Увидел их — и сразу дёру.

В его воспоминаниях город всплыл покосившимися домишками со съехавшими набекрень черепичными крышами. При домах, вдоль расхристанных, по-советски, дорог, беспорядочными кучами валялись дрова и уголь. Огороды смотрелись неопрятно и полулегально, как самовольно приватизированные заброшенные неугодья.

— И какие в той деревне сады? Разве только у латышки-невесты?

— Странные воспоминания, — пожимаю плечами. — У них есть Информационный Туристический Центр, — протягиваю планшет и поясняю, — В Гугле нашла, когда искала маршруты с открытыми для посещений садами.

— Смотри, какие картинки приятные. На залитой солнцем палитре в россыпи яблок и облаке пышной сирени красуются достопримечательности. Среди церквей и развалин — частные усадьбы. На одиннадцать тысяч душ — целых четыре сада, доступных гостям для просмотра!

— Информационный центр? Ты не путаешь? — отрывается от столбиков цифр с диаграммами, косит глаз в мою сторону, — Кинь ссылку.

Помолчал пять минут, рассматривая площадь с фонтанами на картинке, и предложил:

— Пожалуй я тебе помогу: отвезу на машине, — взгляд его затуманился, — Странно… чего там смотреть? Тебя потянуло на сельский стиль? — протянул он задумчиво, сложив губы в трубочку.

Потом забубнил что-то про блондинок и гренадёров. Но я уже собиралась и не обратила внимание.

На трассе он дёргался и был невнимателен: не заметил указательный знак: пропустили свой поворот. Пришлось сделать крюк и возвращаться. Потом свернул на обочину: полчаса нарезал круги возле машины, рассматривая болтики на колёсах.

Я занервничала: опаздываем, люди ждут. Тронулись, наконец. Но мой, всегда молчаливый приятель, от которого иной день и пары слов не услышишь, ворчал остаток пути и нёс околесицу:

— Тоже мне, Нью-Васюки! — фыркал, как растревоженный ёжик. — Неужто просмотр огородиков с заборами — из набитых на колья жердей, — требует создания аж официального Информационного Центра? — Губы кривились в ядовитой насмешке. — Прям, как в Хайфе и Будапеште! И что, без него обычным туристам никак не управиться?

 

Лакомые кусочки

Себя мы к традиционным путешественникам не причисляли. В Добеле ехали с чёткой целью: посетить три сада. Я хотела узнать, как у них с дизайном: перенять прибалтийский опыт.

Первыми в списке значились самые лакомые кусочки, обладатели престижных наград и премий. Но я-то стреляный воробей, не в первый раз. Это же сад, а не музей, его прочувствовать надо. Уловить Гений места. В любом из них можно зависнуть на целый день, но — как повезёт.

Напоследок запланировали, сколько останется времени, — в скромный «Сад практичных и красивых идей».

Всё шло по плану, хоть и с часовым опозданием.

Приехали в первый. Мне он понравился с первого взгляда: место намоленное, с обширной коллекцией. Артефакты на каждом шагу: мельничные жернова, скульптурные камни. Хозяин приветливый, ровесник коллективизации. Историю сада излагает увлекательно, всё наглядно и на личных примерах.

Но друг, едва ступил за порог, как следопыт отправился по углам. Шарится и выспрашивает: что здесь было прежде? Принюхивается к каждой туе. Утихомирился только после того, как его твёрдо заверили: блондинок здесь никогда не было. У них в семье все брюнеты.

Во втором саду ситуация вышла из-под контроля. Жених несостоявшийся, как обезумел. Уставился на хозяйский дом, словно баран. И привязался к владельцу: сколько строению лет, что под сайдингом, ни кирпич ли? Подвал только под кухней? И зачем на месте сарая пруд? Хозяин по-русски едва понимает. Но паспорта наши сфотографировал. Какой уж тут Гений места? Пришлось через полчаса откланяться, покуда в околоток не загремели.

В третий сад поехали из чистого уважения. Отказываться неудобно. Люди ждут, с работы отпросились специально, чтоб встретиться.

Я — комок нервов. Уже не до просмотра миксбордеров. Готовлюсь к изгнанию белокурой бестии, заодно к наряду полиции и психоневрологическому амбулансу.

Распахивается калитка и мы видим миниатюрную женщину со светлыми золотистыми волосами.

— Лига, — едва прошептала она смущённо и опустила ресницы. Широко развела руками: распахнула душу и ворота.

Вот тут я напряглась и смутилась не меньше хозяйки: напрочь выбило, как звали покинутую невесту. Заглядываю в глаза кавалеру: она или нет? Золотистые волосы — это блонди или ещё не совсем? А вдруг она с возрастом потемнела? Или окрасилась?

Подходит хозяин: Айвар — мужчина солидный, на первый взгляд нелюдимый. Из таких каждое слово под пыткой и только калёным железом.

Оглядываюсь назад, сколько шагов до калитки, продумывая шаги к отступлению: а вдруг эта Лига и есть та самая девушка из прошлого века? Так нам этот Айвар сейчас накатит! Здесь же и прикопает.

Мой спутник, как воды в рот набрал, но спокоен, словно удав, заглотивший корову. За руку с владельцем здоровается. На Лигу с умилением смотрит, только что ручки ей не целует. Про туи и сайдинги не выпытывает.

Значит точно она! Ну, вот и встретились! Что сейчас будет?

Тут Лига защебетала, старательно подбирая слова, по-русски, но с сильным акцентом:

— Вы были там, где камни и там, где красивый пруд. Те сады знаменитые и растения у них давно посажены. У нас всё иначе. И садик наш небольшой — мы здесь живём и работаем. Вернее, работаем мы не только здесь, но здесь тоже, — хозяйка рассыпалась чистым, словно хрустальный звон колокольчика, смехом и всплеснула руками, будто стесняясь своих скромных владений.

И тут меня отпустило: сами пусть разбирается со своими любовями. Я хочу в сад!

И представила, как эти люди, отработав день на каком-нибудь предприятии, спешат домой. Затем они, вроде как во вторую смену, впахивают на своих сотках до темноты.

Вспомнилось детство и русские сады-огороды. Едва припекало солнце, почти все наши соседи разом снимались с насиженных обжитых квартир, как перелётные птицы. Подхватив узелки с нехитрым домашним скарбом, мигрировали на дачи: полоть, сеять, сажать, удобрять.

Тогда я и не представляла, что через много лет стану ландшафтным дизайнером. Да и профессии в советской России такой не было. Удивлялась: неужели так много радости взрослым копаться в земле целыми днями? И времени им не жалко! А рядом в болоте пучеглазые головастики скачут, как взбесившиеся запятые из школьной тетрадки. И в соседней деревне, у тёти Зины-молочницы, народились щенята.

Сейчас, когда работаю над очередным проектом, пытаюсь впихнуть в него те свои детские ощущения: крапиву по пояс, наливные яблочки с червяками, перезрелую малину горстями с куста — втихушку от бабушки. И радиоточку со сказками дядюшки Римуса на старой замшелой груше, скрипевшей, будто избушка на курьих ножках на соседском участке.

 

История практичного сада

Оказывается, у Лиги и Айвара прежде была дача, куда они ездили в выходные и после работы. А сами жили и работали в большом городе. Сад неплохо кормил семью: овощи-фрукты не покупали, зелень всегда свежая, и на зиму консервация. Одним словом, отлично! Пока не пришли смутные времена: страна начала разваливаться и пошли беспорядки.

— Никакого не стало сладу! Придём, а помидоры все до единого сняты. И лук с корнем повыдерган. Дальше — больше. Надоело гнуть спину напрасно — урожай-то весь разворовывали. И забросили мы тот участок.

Знакомая картина, не правда ли? Всё в точности, как в России.

Но долго жить безземельными Лига и Айвар не выдержали. Двенадцать лет назад продали городскую квартиру и купили это надел, хотя он тогда был в совершенно угробленном состоянии.

— Камни, стёкла, гвозди — мы перекопали каждый кусочек и вывезли четыре больших прицепа мусора, — подключается к разговору глава семьи, едва речь зашла о тяжёлых работах.

— Сад мы строили сами, без архитекторов, — продолжила Лига. — Нет у нас возможности приглашать специалистов. Нам говорили, что вы дизайнер? Так вот, мы без вас начали. Всё придумали сами и всё сделали сами. Вы, наверное, сейчас найдёте кучу ошибок?

— Ну, я ж к вам в гости приехала, а не с инспекцией, — улыбаюсь в ответ. Как эти люди похожи на моих заказчиков, которые что-то пытаются устроить сами в саду. А потом, отчаявшись или просто устав, приглашают нашу команду. — Расскажите лучше: как вы выбирали растения? По какому принципу?

Туя в живой изгороди

Туи и многолетники

— По принципу: что нам нравится, — Лига с Айваром дружно удивились вопросу. Действительно, какие ещё могут быть принципы, если люди делают сад для себя, для души? — У нас много хвойных растений: больше семидесяти сортов. И вы знаете, оказывается, они так быстро растут! И с ними уже нет сладу!

— Это дело поправимое: хвойные хорошо стригутся. Их можно кронировать. Двойной получится профит: придадите дереву красивую форму и ограничите рост. Это совсем нетрудно!

Про стрижку растений — моя любимая тема. Часами могу говорить, если не остановят. Но Лигу, как выяснилось, больше волновало другое:

— Мы прочитали в ландшафтных журналах советы. И они нам совсем не подошли, — прижав руку с платком к щеке, покачала головой хозяйка, — Вот, к примеру, дизайнеры пишут: нужно всё садить вдоль забора. А у нас собака, ей надо бегать! И водоём сделали здесь, потому что в этом месте рос... как бы его так правильно назвать по-русски? — замешкалась, подбирая слова. На помощь явилось подкрепление:

— По-русски будет ругательно, — вставил веское слово супруг, — но очень верно: здесь рос ХРЕН! И так мы с ним измучились, чего только не делали, чтоб извести. Пришлось место застроить.

Мы рассмеялись и дружно окрестили их озерко Хреновым прудом.

Печь-барбекю своими руками

Бузульник в миксбордере

Усадьба семьи называется «Сад практичных и красивых идей», потому что всё здесь сделано их руками и, что немало важно, из подручного материала. Печь-барбекю из старой плиты, скамья вокруг старого дерева из остатков строительных материалов. А ещё дровник с апартаментами для собаки, погреб-хранилище для припасов, цветники и хвойные композиции.

Хозяин и по сей день в процессе. Собственно, всё время, что мы гуляли по саду, он хлопотал по хозяйству, не позволив себе передохнуть и минуты.

 

Женщина или сад?

Мы так увлеклись, что про блондинку-невесту вспомнили только по дороге домой. Я спросила:

— Так это была она? Та твоя, несостоявшаяся зазноба?

Друг вёл машину уверенно и спокойно:

— Ты что? Совсем ничего не видишь, кроме цветов и деревьев? Я же рассказывал: та была крупная женщина, гренадерского роста. А Лига — хрупкая, как фарфоровая статуэтка.

— Почему же ты у них успокоился? Ничего не спросил: ни про дом, ни про прежних владельцев?

— Да понравилось мне у них. Хорошо и тихо. Простой и удобный сад, без надуманных дизайнерских наворотов. Всю жизнь бы в таком прожить, работая в своё удовольствие на земле… для отдыха от компьютера.

Нормально. Не прошло и полжизни. Тридцать лет понадобилось человеку, и, наконец-то, пробило. А ведь предлагали, причём именно в Добеле! Эх, мужчины…

 

Больше картинок из этого сада тут